«Сегуны водопроводчиками не наряжались»

Что заставило премьер-министра Японии Синдзо Абэ переодеться в Марио

Stoyan Nenov/Reuters
Сенсацией церемонии закрытия Олимпиады в Рио стало появление Синдзо Абэ, премьер-министра Японии – хозяйки летних Олимпийских игр 2020 года. Глава государства предстал перед публикой в костюме героя Super Mario, самой продаваемой в мире игры, выпущенной компанией Nintendo в 1985 году. «Газета.Ru» разбиралась, насколько удачно обычно крайне консервативный Абэ продемонстрировал мягкую силу страны.

Водопроводчик Марио, между прочим, итальянец, что не мешает японцам считать его своим национальным достоянием. Настолько ценным, что даже премьер-министр не посчитал зазорным нарядиться в синий комбинезон и красную кепку и, прижав к груди красный мячик, выскочить из зеленой трубы.

Пока мир протирал глаза от удивления, впервые увидев главу государства в качестве театрального зазывалы, в самой Японии к явлению премьер-министра из зеленой трубы отнеслись со смешанными чувствами.

Мнения в социальных сетях разделились. Некоторые были удивлены и восхищены — об этом свидетельствуют записи в Twitter. «Когда видишь, как национальный лидер жертвует репутацией, появляясь на событии мирового масштаба в косплей-костюме, это впечатляет». «Великий человек». «Невозможно представить, чтобы премьер-министр изображал Марио, да еще и выпрыгивал из гигантской трубы».


Другие не могли удержаться от язвительных замечаний.

«Он выпрыгивает из трубы, зараженной радиацией», — написал один из пользователей Twitter, намекая на нерешенную до сих пор проблему Фукусимы.

Еще в 2013 году премьер-министр Японии подвергся критике: в то время Токио еще боролся за право принимать летние Олимпийские игры — 2020, и, отвечая на вопросы членов Олимпийского комитета о состоянии атомной станции в Фукусиме, Синдзо Абэ заявил: «Уверяю вас, все под контролем».

Видимо, под контролем все оказалось только у самого премьер-министра: как сообщает малайзийский англоязычный ресурс The Star Online, о планах Синдзо Абэ выступить в качестве водопроводчика Марио не знала даже Тамайо Марукава, отвечающая в правительстве Японии за проведение Олимпийских игр: «Я ничего не знала об этом, — сообщила она репортерам. — Не могла представить, что он решит сыграть Марио».



Премьер-министр Японии Нобусукэ Киси с внуками Синдзо Абэ (справа) и его братом в Токио в июле 1957 года. Мальчики одеты в костюмы, которые Киси привез им в качестве сувениров из Вашингтона. Фото: Kyodo

Премьер-министр Японии Нобусукэ Киси с внуками Синдзо Абэ (справа) и его братом в Токио в июле 1957 года. Мальчики одеты в костюмы, которые Киси привез им в качестве сувениров из Вашингтона. Фото: Kyodo

Для консервативного японского политика, которого привыкли видеть в безупречно скроенных темно-синих костюмах, это действительно нетипичный поступок. «Я в первый раз с таким сталкиваюсь, — сообщил «Газете.Ru» руководитель Центра японских исследований Института Дальнего Востока РАН Валерий Кистанов. — В японской культуре не бывает такого, чтобы премьер-министр выступал на потеху публике. Это неожиданно, даже смешно. Думаю, это связано с тем, что премьер-министру Абэ очень хочется, чтобы Олимпиада в Токио прошла на высоком уровне — тем более что он добивался этого лично».

В Японии вообще трепетно относятся к таким мероприятиям международного масштаба, как Всемирные выставки и Олимпиады, а сейчас Олимпиада для Абэ — еще и вопрос политического престижа.

Кстати, в выборе Токио ему помогла Россия, и президент России Владимир Путин пообещал ему лично приехать на Олимпиаду, поскольку Абэ — единственный из мировых лидеров крупного масштаба, кто побывал на Олимпиаде в Сочи.

В выступлении Синдзо Абэ на Олимпиаде можно разглядеть и политическую подоплеку. Дело в том, что второй срок правления премьер-министра подходит к концу, а это значит, что Олимпиада пройдет уже без него. «Был слух, что Абэ хотел в виде исключения пойти на третий срок, — продолжает Кистанов. — Он, правда, это потом опроверг, но в рядах Либерально-демократической партии Японии есть мнение, что Абэ, может быть, и стоит пойти на третий срок — для этого нужно будет, правда, немного подкорректировать устав».

По мнению эксперта, в случае если премьер-министру удастся остаться во главе государства и в 2020 году, Олимпийские игры окажутся для него способом войти в историю — в качестве политика, который организовал Олимпиаду. «Тем более что вокруг летних Игр в Токио уже разгораются скандалы, — вспоминает Кистанов. — То говорят, что они заимствовали символ, то утверждают, что архитекторы сделали завышенный по стоимости проект».
Положение Абэ осложняется из-за непростой социально-экономической обстановки. «Зарплаты не растут, настроение у публики не очень хорошее, поэтому, может быть, для него перевоплощение в Марио — это еще и средство поднять дух японцев.

Решил, видимо, выложиться — и немножко перебрал через край».

Сам премьер-министр Японии, видимо, вполне доволен собой. По сообщению The Star Online, выступая перед репортерами, он выглядел вполне удовлетворенным:

«Я хотел показать миру мягкую силу Японии с помощью героя японской игры.

Я не был уверен в реакции публики, но получил много подбадривающих комментариев и высоко ценю это», — сообщил он.

Среди российских японистов тоже есть специалисты, которые отнеслись к выступлению японского политика благосклонно:

«В традиционной Японии сегуны водопроводчиками не наряжались, — прокомментировал выступление премьер-министра Евгений Штейнер, искусствовед, японист, профессор отделения востоковедения Высшей школы экономики.

— Но сейчас многие серьезные люди стали более раскованными и с удовольствием занимаются косплеем — это антидот их церемониальной зажатости. Идея, мне кажется, вполне удачная: деловой премьер-министр не поспевает на другой конец света, проходит земной шар насквозь и вылезает из подземной трубы — как суперводопроводчик. Намек на то, что они не просто технологически и электронно продвинутые, но и сделают-починят все, что надо. Отличная реклама Олимпиады-2020».

Несмотря на то что это первый раз, когда политик такого масштаба выступает на Олимпиаде в качестве артиста, предпосылки к появлению серьезного политика на арене уже были.

В 2012 году на открытии летних Олимпийских игр все было, конечно, наоборот — это артист исполнял роль государственного деятеля.



Парашютист изображает британскую королеву Елизавету II на церемонии открытия Олимпийских игр в Лондоне в 2012 году. Фото: Fabrizio Bensch/Reuters

Парашютист изображает британскую королеву Елизавету II на церемонии открытия Олимпийских игр в Лондоне в 2012 году. Фото: Fabrizio Bensch/Reuters

Тогда зрители увидели, как королева Елизавета II в компании Джеймса Бонда покидает на вертолете Букингемский дворец, чтобы спуститься на парашюте прямо у входа в Олимпийский парк, на деле же королевой был актер Гэри Коннери, а Джеймсом Бондом — актер Марк Саттон.

Однако настоящий политик на той Олимпиаде тоже проявил себя. Бывший мэр Лондона, а теперь министр иностранных дел Великобритании Борис Джонсон. Правда, тот пример оказался не совсем удачным: во время летних Олимпийских игр в Лондоне столичный градоначальник решил отметить первую золотую медаль олимпийской сборной Великобритании, проехав по подвесной дороге над улицами Лондона. Бодро помахивая флажками, столичный мэр не доехал до конца дистанции, застряв где-то посередине и требуя передать веревку.