Светлана Крючкова: зритель должен включать свое воображение

Актриса Светлана Крючкова рассказала, что в свой московский период успела поработать с лучшими из лучших.

«Да, мне повезло. Я играла легкомысленную, любвеобильную подругу главной героини в спектакле «Муж и жена снимут комнату» по пьесе Михаила Рощина только что приехавшего в Москву Романа Григорьевича Виктюка. Работала с Анатолием Васильевым в его первой большой работе в профессиональном театре — «Медной бабушке» Леонида Зорина с Олегом Ефремовым в главной роли. Внутри этого спектакля Васильев ставил целиком пушкинский «Пир во время чумы». Неожиданно для всех он назначил меня на роль Мери. «Спой, Мери, нам уныло и протяжно...». И выстроил эту сцену как полупесню-полутанец. В его «Пире» было столько загадочности и нежности... Мы работали с наслаждением.

Кроме того, во МХАТе я успела поработать с Анатолием Эфросом. То, что происходило на репетициях, было для меня большой школой. Для Анатолия Васильевича было важно настроение, состояние. Как было для него важно то, что с артистом происходит даже вне текста: взгляд, состояние, движение. Он был совершенно особый режиссер.

Какие-то вещи он говорил, и они осели у меня в голове на всю жизнь. Например: «Никогда не доигрывайте событий. Например, убийство. Один человек убивает другого ножом. Вы взмахнули ножом — гасите свет. Не нужно показывать подробно, как нож ранит, как человек падает. У зрителя должно работать воображение. Каждый дорисует в этой темноте ту смерть, которая кажется ему наиболее выразительной».

Анатолий Васильевич всегда говорил, что в спектакле должен быть воздух. И Георгий Александрович Товстоногов любил говорить о том, что зритель должен включать свое воображение. Это и есть соучастие, а не тот интерактив, когда актер выходит в зал, толкает зрителя и говорит какую-нибудь глупость», — цитируют ее «Известия».