Пенсионный советник

Подпишитесь на оповещения от Газета.Ru

«Нет законных способов закрыть выставку»

Марат Гельман откроет выставки, оказавшиеся под запретом на фестивале «Белые ночи в Перми», на независимых площадках

Игорь Карев, Алексей Крижевский 10.06.2013, 15:20
Марат Гельман РИА «Новости»
Марат Гельман

Марат Гельман и Артем Лоскутов рассказали «Газете.Ru» о том, почему на фестивале «Белые ночи в Перми» закрывают выставки, как относится к этому местная власть и что делать художникам в создавшейся ситуации.

На проходящем в Перми фестивале искусств «Белые ночи» были закрыты три выставки: «Welcome! Sochi 2014» красноярского художника Василия Слонова, иронизировавшая над символами сочинской Олимпиады, открывшаяся на её месте экспозиция художественной группы из Израиля «Новый Барбизон», участницы которой выразили поддержку Слонову, а также выставка Сергея Каменного «Российское барокко», творчески переосмыслившая фотографии московских уличных протестов. Кроме того, под угрозой отмены оказался проект «Оккупай Пермь» — городской лагерь для арт-активистов. «Газета.Ru» попросила рассказать о происходящем в уральской культурной столице директора по развитию, сооснователя «Белых ночей» Марата Гельмана и ключевого участника «Оккупай Перми», основателя «Монстраций» художника Артема Лоскутова.

Марат Гельман

— Какова судьба закрытых выставок?

— Мы готовимся открыть все три запрещенные выставки во вторник, 11 июня, в 12 часов дня. Одна будет открыта в Пермском музее современного искусства PERMM, а две — на независимой площадке, в культурном центре «Речник»; сейчас там монтируют эти выставки.

— А как вы видите ситуацию, сложившуюся в Перми во время этих «Белых ночей»?

— Объективно говоря, происходит наезд на губернатора [Виктора Басаргина] со стороны некоторых политиков, которые хотят его снять, может быть, хотят на его место. Инициаторами конфликта выступили два депутата Госдумы — Алексей Пушков и Григорий Куранов — и сенатор от Пермского края Андрей Климов. Они начали атаку на Басаргина в местной прессе. Гельмана не ругают — ругают губернатора за то, что он допустил такое.

К сожалению, наша новая администрация губернатора не привыкла к «наездам» и реагирует на них абсолютно неадекватно — на них давят, а они начинают закрывать выставки. Сначала одну, потом вторую, потом третью — и это уже странная ситуация.

— Каковы ваши действия?

— Я сочувствую губернатору, но не могу согласиться на то, чтобы закрывали выставки, потому что нет ничего хуже для искусства, чем цензура. Поэтому мы их открываем, несмотря ни на что. И настаиваем: если власти хотят, чтобы Пермский культурный проект продолжался, то все культурные инциденты должны быть прекращены, а из всей истории должен быть извлечен урок — закрывать выставки хуже всего.

— Вам могут помешать открыть эти выставки на новых площадках, как было в случае с выставкой «Родина»?

— Посмотрим завтра в двенадцать. Законных способов закрыть выставку нет. Могут, конечно, пожарных на нас наслать. Поэтому посмотрим.

— А сам фестиваль «Белые ночи» не под угрозой?

— Не хотелось бы заранее говорить. Если выставки откроются и все будет нормально — значит, власти этот урок восприняли и всё продолжается. Если нет… Вы знаете, вторую выставку — «Новый Барбизон» — закрыли только из-за того, что девушки из этой группы повесили объявление о солидарности с Василием Слоновым. И если они после повторного открытия этих выставок начнут принимать какие-то меры, остальные участники фестиваля теоретически также могут выступить в защиту Слонова.

— Вам эта ситуация не напоминает историю с выставками «Родина» или «Icons», которые отменяли, переносили, пикетировали?

— Здесь это всё выглядит по-другому. Там была инициатива местных властей, и мы были предметом наезда — то есть наезжали на нас. А здесь мы — инструмент наезда, то есть с помощью художника Слонова пытаются наехать на губернатора Басаргина. А в целом рецидивы «нельзя-мышления» похожи. Здесь даже шутят, что надо внести изменения в закон о чувствах верующих — чтобы было официально запрещено оскорблять чувства верующих в Олимпиаду.

Артем Лоскутов

Артем Лоскутов
Артем Лоскутов

— Расскажите про ваш проект «Оккупай Пермь».

— Куратор и литературный критик Вячеслав Курицын предложил нам сделать на городской площади своего рода... неофициальную молодежную программу, такой городской неформальный лагерь с лекциями, однодневными выставками и другими акциями.

— Это должно было напоминать прошлогодний московский «Оккупай Абай»?

— Конечно, нет. По системе организации учрежденный фестивалем лагерь со своими часами работы и внутренним распорядком — это, конечно, совсем не похоже ни на то, что в мае прошлого года было в Москве, ни на то, что в поддержку «Абая» происходило в Новосибирске. Мы, собственно говоря, должны были прочитать лекцию об «Оккупае» и «Монстрации», а также развешать вокруг лагеря лозунги — в духе «Монстрации» же, которые собирались придумать и сделать вместе с пермскими арт-активистами. Политических манифестаций там тоже не должно было быть — по закону на такие мероприятия нужно отдельное разрешение; да мы на политику и не претендовали. Так что спасибо пермским чиновникам, материал для высказывания предоставили.

— Подождите, и вам запретили?

— Нам позвонили из Перми и сообщили, что на фестивале начались глобальные разборки, что власть недовольна и требуют закрыть «выставку этого уголовника» (на Лоскутова завели несколько административных и уголовных дел за производство футболок в поддержку Pussy Riot, на которых был изображен лик обобщенного святого в балаклаве. - «Газета.Ru»). А потом рассказали историю с закрытием «олимпийской» выставки Василия Слонова, и тут уже стало ясно, что положение серьезное.

— А в ваших лозунгах было что-то противозаконное?

— Послушайте, лозунги, которые мы придумали, можно и в городской среде вешать, как паблик-арт, и в музее выставлять — в них нет ничего противозаконного.

— Где пройдет «Оккупай Пермь» в результате?

— Марат Гельман пообещал перенести все закрытые выставки, в том числе и наш проект, в возглавляемый им музей PERMM и на независимые площадки. У нас есть еще время.

— Вы обескуражены сложившейся ситуацией?

— Нет, что вы. Мы перед отъездом думали, что не может мероприятие со словом «Оккупай» в названии пройти без сучка и задоринки, без сопротивления со стороны региональной власти. И если оно пройдет гладко, то оно будет искусственным, спущенным сверху, ненастоящим. То, что произошло с этим проектом еще до того, как он начался, вернуло все в русло настоящей жизни. Как-то все правильно очень получилось.

— Региональные власти вашего родного Новосибирска в свое время тоже отметились...

— Да, но интересно, что выставку Слонова никто не трогал! Она совершенно спокойно висела в Сибирском центре современного искусства. Были пикеты против Пикассо, закрывали выставку Марата Гельмана «Родина», но Слонова не трогали. Но в каждом регионе у власти, видимо, свои предпочтения.