Пенсионный советник

Подпишитесь на оповещения от Газета.Ru

«Быть против Wikileaks это как быть против электричества»

Интервью с Шеймусом Мерфи

беседовал Антон Михайловский 16.06.2011, 16:05
РИА «Новости»

Шеймус Мерфи — автор занявшего второе место на World Press Photo фото Джулиана Ассанжа — рассказал «Парку культуры» о том, что ему кажется важным в современной фотографии, своем отношении к WikiLeaks и работе с Пи Джей Харви.

На открытие выставки работ лауреатов конкурса World Press Photo прилетел фотограф Шеймус Мерфи — автор занявшего второе место фото Джулиана Ассанжа и 12 роликов, составивших видеоверсию альбома Пи Джей Харви «Let England Shake». После открытия выставки, Мерфи побеседовал с «Парком культуры».

- Значительная часть победителей World Press Photo заработали свое место довольно мрачными работами, да и ваш снимок вышел не самым оптимистичным. Что сегодня, на ваш взгляд, главное в фотографии? И что привлекает вас лично?

- Я начал фотографировать после того, как закончил колледж в Ирландии и переехал в Сан-Франциско. В колледже я получил хорошее академическое образование, благодаря которому увлекся видеосъемкой, и моей дипломной работой стал фильм, снятый на камеру Super 8. Фотография стала моей страстью после того, как я стал посещать одну из фотостудий в Сан-Франциско и заниматься аналоговой печатью своих снимков. Это ощущение волшебства от ручной работы сейчас вытеснено цифровой фотографией, но то отношение к процессу съемки как к вызову или охоте сохранилось у меня до сих пор.

Когда я жил в Сан-Франциско, я часто покупал альбомы с фотографиями на распродажах, много думал о фотографии и старался понять, что именно меня в ней интересует. Поскольку дело происходило на Западном побережье Америки, я знакомился с работами, которые были более почитаемыми там, а не в Лондоне или Европе. Например, в то время мне нравились Вильям Кляйн и Ральф Гибсон. Они были для меня также важны, как Картье-Брессон, Кертеш, Лартиг. Я был открыт для всех возможных видов фотографии, как и все поначалу. Хотя, я никогда не мог понять всей этой суеты вокруг Анселя Адамса, который был в Калифорнии как Бог. Я с уважением отношусь к тому, что он делал, но мне важно видеть больше динамики и внимания к человеку. Также, меня не сильно увлекала концептуальная фотография. Изображение и сама работа должна быть сильной, эмоционально и визуально притягивать зрителя, а не рассматриваться как абстрактная идея. Самой по себе идеи не достаточно.

— А как эти принципы реализуются вами на практике? Как технически был сделан ваш снимок Джулиана Ассанжа, который напечатали многие мировые СМИ?

- Я присутствовал на дебатах между Джулианом Ассанжем и несколькими другими журналистами и, по иронии судьбы, сначала он не пустил фотографов внутрь, чтобы сделать снимки. По нашему репортерскому обыкновению, мы, несмотря на запрет, нашли способ сделать несколько фотографий и в итоге добились того, чтобы нас пустили. Фотография была сделана, когда дебаты уже закончились и большинство журналистов ушли. Я заметил синий светофильтр, висевший сбоку видеокамеры, который использовался оператором для того, чтобы сбалансировать искусственное и естественное освещение. Мне понравилось, что я могу использовать этот фильтр как рамку или прицел. Я попробовал снять кадр широкоугольным объективом но, в итоге, я остановился на 85мм. Мне понравилась фотография, но я даже не собирался подавать ее на конкурс World Press Photo. Идея пришла ко мне после того, как об этом снимке хорошо отозвалась одна немецкая газета. Я уже подавал множество других очень сильных фотографий, проектов из Афганистана и Анголы, но в последний момент я добавил и этот снимок. И я очень рад, что сделал это!

- А как вы сами относитесь к Ассанжу и тому, что он делает?

— Я считаю Ассанжа не очень симпатичной фигурой. Похоже, что он очень самонадеян и высокомерен. Но более важные и интересные вопросы появляются, если смотреть на него и на WikiLeaks как на явление. Я думаю, он стал символом того, что мы все должны принять. Того глобального контроля информации, который существовал раньше, больше нет и к нему мы уже не вернемся. Хозяева средств массовой информации, такие как Руперт Мердок и подобные ему, совершенно точно не любят его, потому что Ассанж лишил их большей части того контроля, которым они обладали в своих медиа-империях. И того, на чем они делали деньги.

Я думаю, что быть против WikiLeaks это вроде того, как быть против электричества. В мире, в котором мы живем, такая информация неизбежно находит способ выйти наружу. WikiLeaks это не такое явление, которое можно назвать хорошим или плохим, это то, что уже существует и с чем мы должны быть готовы встретиться. Последствия для дипломатии, политики и частной жизни были огромными и мир должен смириться с этим, как с существующей реальностью.

- Помимо фото, вы в этом году выступили еще и на поле «движущихся картинок». Расскажите о вашем сотрудничестве с Пи Джей Харви…

- Пи Джей Харви увидела мои работы из Афганистана на выставке в Лондоне в 2008, было похоже, что она хотела как-нибудь поработать со мной. Мы поговорили и решили, что я сниму несколько портретов... В общем, все началось с того, что я сделал несколько ее портретов в 2010, когда только вернулся из Афганистана, где я начал снимать видео на цифровую камеру.
Проект с видео развивался постепенно, ей и ее менеджеру было интересно, что я могу сделать, и я начал думать о том, как я могу создать что-нибудь для альбома «Let England Shake», который я слышал еще как демо-запись в 2009. Им понравились первые три коротких фильма, которые я сделал, и они решили заказать мне видео ко всем 12 песням с этого альбома. Мне важен был общий замысел, который был бы достаточно ярким и сильным, чтобы поддерживать альбом, и решил, что тема Англии наиболее подходит для этого. Англия очень интересная страна: история, люди, Пи Джей Харви и ее музыка звучат очень по-английски.