Слушать новости

Жена Цезаря и общество авторов

Письмо в защиту РАО

300 представителей культуры России подписали открытое письмо Владимиру Путину с просьбой защитить Российское авторское общество (РАО) от средств массовой информации.

Письмо это появилось после нескольких громких скандалов с участием РАО, которые широко освещались в СМИ. Практически все издания осуждали чересчур прямолинейный подход защитников авторского права к своим прямым обязанностям. Ну, вы помните, да? Бесплатно поющие ветераны, футбольный марш и т. п. Это осуждение и стало поводом призвать председателя правительства России вмешаться и поддержать сложившуюся систему защиты интеллектуальной собственности.

«Мы опасаемся, что дискредитация РАО повлечет за собой полное разрушение сложившейся системы защиты авторских и смежных прав, что нанесет непоправимый ущерб отечественной культуре и престижу нашей страны на международной арене», — говорится в письме, которое подписали достаточно известные люди.

Среди тех, кто согласился с текстом письма, Никита Михалков, Олег Табаков, Армен Джигарханян, Андрей Макаревич, Эдита Пьеха, Николай Басков, Александра Пахмутова, Валерий Сюткин и Михаил Задорнов.

Опасения культурных деятелей вполне понятны. За 2009 год РАО собрало авторских отчислений на 2,78 миллиарда рублей, почти на 30% больше, чем годом раньше. Это вполне заметный вклад в доходы музыкантов, актеров, певцов и режиссеров. Фактически они призывают Владимира Путина защитить свои деньги. Вполне законное желание.

Вот только не совсем понятно, каким именно способом это предлагается сделать.

Выбор у председателя правительства не так уж и велик. Он может оставить всё как есть, сохранив существующий статус-кво: РАО собирает копеечку, временами лажает, за что подвергается заслуженной порке. Или, извините, надо возрождать институт цензоров, которые будут проверять все материалы всех газет, теле- и радиоканалов, в том числе электронных, на предмет негатива в отношении тех, кого обижать нельзя в целях борьбы с пиратством и соблюдения авторских прав.

Первый путь явно не устраивает тех, кто живет на авторские отчисления, что доказывает открытое письмо. Второй путь, впрочем, их не устраивает тоже, что доказывается всей современной историей России, потому как велика вероятность, что цензура вслед за СМИ придет в кино, песни и книги. Где она деятелям искусства совсем не нужна.

Тогда в чем смысл появления этого письма?

Ответ, который первым приходит в голову, — привычка. Открытые письма широко распространились в XX веке и стали отдельным жанром эпистолярного искусства, причем довольно легким в исполнении. Чтобы написать открытое письмо, достаточно информационного повода и желания громко заявить о проблеме.

Поводом для открытого письма может послужить всё что угодно.

Из недавних примеров можно вспомнить эпистолу барда Вероники Долиной, возмущенной тем, как бардовское движение было освещено в передаче Михаила Швыдкого на телеканале «Культура», или переписку уральского писателя Алексея Иванова с администрацией Пермского края в виде серии открытых писем.

Самое забавное в этой устоявшейся традиции то, что обычно на открытые письма никто внимания не обращает, а события идут своим чередом.

Особенно это касается каких-то событий не в культуре, а во внешнем мире. Например, осталось без ответа открытое письмо деятелей культуры к тому же Владимиру Путину с просьбой остаться на третий срок (его подписал опять же Никита Михалков, Зураб Церетели и другие). Кроме того, оно вызвало шквал подобных же обращений, но с противоположным смыслом.

Но и в культурной жизни открытые письма редко приводят к какому-либо видимому эффекту. Максимум, чего удается добиться, это соответствующего указания в соответствующее ведомство, которое и пытается разобраться по мере сил и желания. Иногда даже разбирается. Именно таким образом, к примеру, вернулся в федеральное подчинение дом-музей Булата Окуджавы в Переделкино.

Но чаще всего открытые письма пролетают мимо заявленной цели. В основном это происходит из-за отсутствия конкретики в предложениях, что можно наблюдать в данном случае. Или из-за незначительности проблемы, чем явно отличается это «письмо трехсот».

Ведь дело не в СМИ, которые всего лишь фиксируют то, что произошло, и доносят события до своей аудитории. Дело в РАО, которое, как и жена Цезаря, должно быть вне подозрений. Правда, римскому императору для следования этому лозунгу пришлось развестись. А вот собирателям авторских отчислений совсем не обязательно делать нечто подобное, например самораспускаться. Достаточно перестать совершать глупые ошибки – и о них никто и никогда не вспомнит, ни плохо, ни хорошо. За исключением авторов, которым это общество действительно нужно.

Поделиться:
Новости и материалы
Все новости
Найдена ошибка?
Закрыть