Путин в воске, Христос в цифре

5-й Московский международный салон изящных искусств

Велимир Мойст 27.05.2008, 11:40

В «Манеже» открывается 5-й Московский международный салон изящных искусств. Западные галеристы в альянсе с нашими снова демонстрируют бездонность мировых запасов ювелирки, антиквариата и контемпорари-арта.

На вопрос о том, почему он затеял в 2004 году это мероприятие, Ив Бувье, президент швейцарского фонда Art Culture Studio, неизменно отвечает: просто потому, что тогда все твердили о невозможности международного салона в Москве. Элемент правдоподобия в таком ответе, безусловно, присутствует. По сей день российское таможенное законодательство остается не слишком дружелюбным в отношении иностранных арт-дилеров, желающих импортировать к нам предметы искусства. Попросту говоря, этот процесс представляется невыгодным ни с точки зрения продавца, ни покупателя. Но все же вряд ли Бувье в пятый раз устраивает грандиозное арт-шоу только ради спортивного интереса. И едва ли западные галеристы и антиквары привозят свои сокровища в Москву из чистого мазохизма, чтобы понести как можно больше убытков. Некое ощущение экономической целесообразности здесь витает – хотя ее, как и счастье, каждый понимает по-своему. В конце концов, салон можно рассматривать в качестве выносной рекламы.

Мол, будете у нас в Цюрихе или Нью-Йорке – заходите, мы вам еще и не такое покажем и завернем.

С российскими галереями ситуация вроде бы понятнее. Для них это возможность профигурировать в интернациональном контексте, намекая тем самым, что отечественный товар ничуть не хуже. Возить экспонаты им далеко не нужно, то есть налицо экономия средств, а статусный фон образуется усилиями зарубежных партнеров. Однако на практике ситуация несколько запутаннее. Отдельные московские галереи намерены поторговать как раз иностранными авторами. Например, «Риджина» предлагает произведения испанца Хосе Мария Кано.

Экзотический выбор объясним: художник в технике энкаустики, то есть восковой живописи, изобразил Дмитрия Медведева, Владимира Путина, Романа Абрамовича и еще кое-кого из местного истеблишмента.

Сами портретируемые, может, и не позарятся, но в Москве спрос на подобный репертуар все равно выше, чем в Мадриде. Обратные примеры тоже имеются – в смысле международной кооперации. Скажем, парижская галерея Albert Benamou экспонирует компьютерные принты московского художника Константина Худякова. Это тоже портреты, но другого толка – виртуальные реконструкции лиц Иисуса Христа, матери его Марии, приятеля его Иоанна Крестителя и некоторых других персонажей небезызвестной книги. Если помните, несколько лет назад в Третьяковке показывали проект «Деисис» – так это его разрозненные фрагменты. Надо полагать, парижский галерист также не чужд экономии. Зачем возить что-то за три моря, когда в самой Москве есть подходящий ассортимент.

Как видите, схема международного разделения труда специфически работает и здесь.

Упомянутое трио, то бишь Иисус, Дева Мария и Иоанн Креститель, попадется на глаза наблюдательному зрителю и в другой части салона. Речь о более классическом варианте – о мадонне с двумя младенцами кисти ренессансного мастера Андреа дель Сарто. Любителям благородной старины в «Манеже» раздолье не меньшее, чем фанатам современного искусства. Найдутся и бюсты римских императоров, и обломки резных готических иконостасов, и китайские вазы времен династии Цин. Привезены также неплохие запасы импрессионистов и ранних модернистов – поклонники Дега, Ренуара, Сислея, Сезанна, Марке и Пикассо смогут найти здесь что-нибудь на свой вкус. Хотя не стоит забывать, разумеется, что признанные шедевры этих авторов давно упокоились в мировых музеях или возглавляют списки топ-лотов важнейших аукционов.

Никто вам по случайности и по сносной цене ничего сверхординарного не продаст, даже не надейтесь.

А если нацелитесь взять что-нибудь из Энди Уорхола, не поленитесь поинтересоваться как минимум авторской подписью, а то весь мир завален работами Уорхола, будто тот из гроба продолжает свою неутомимую деятельность на поприще поп-арта.

Шире всего, пожалуй, представлены разными галереями (и местными, и зарубежными) художники русской эмиграции – Серж Шаршун, Андре Ланской, Борис Григорьев, Кирилл Зданевич, Серж Поляков. Это уже довольно давний и устойчивый тренд, с которого началась экспансия российского капитала в прочие сферы международного арт-бизнеса. Впрочем, те, кому по-прежнему дороги Шишкин с Айвазовским, найдут на салоне и произведения своих кумиров. А посетителям, остро ощущающим нехватку бриллиантов, рекомендуем заглянуть в цокольный этаж «Манежа». Там развернулись стенды известных ювелирных домов вроде Bulgari, Louvre или Escada.

Алмазов в три обхвата не обещаем, но годовой бюджет средней банановой республики вы израсходовать сумеете.

Точные цифры не озвучивались, однако общую стоимость экспонатов салона устроители намерены выражать в миллиардах долларов. Так что подумайте. Некоторые вложились в футбол – и что хорошего? На арт-рынке, по крайней мере, ничто не зависит от пенальти.