Иди с богом

Уволен директор музея «Петропавловская крепость»

Фото: ИТАР-ТАСС
Церковь и члены царской семьи теперь довольны: уволен директор Государственного музея истории Санкт-Петербурга, более известного как Петропавловская крепость.

Музейщики становятся героями масс-медиа. После шумной пропажи в Эрмитаже общество сильно заинтересовались этими неприметными обычно людьми. Сегодня объявлено об очередном громком музейном скандале — уволен Борис Аракчеев, директор Государственного музея истории Санкт-Петербурга, более известного как Петропавловская крепость. И не успели появиться сообщения об отставке, как развернулась дискуссия о причинах увольнения: отставка директора одного из самых известных музеев страны случается не каждый день. К тому же так исторически сложилось, что у нас в стране эта должность едва ли не пожизненная, а иногда, как в случае с Эрмитажем, еще и наследственная.

Несмотря на отсутствие профильного образования (Борис Аракчеев закончил горный институт), бывший директор — музейщик до мозга костей. Он проработал в Петропавловской крепости три десятилетия. Начинал на инженерной должности, затем стал заниматься реставрацией, дорос до заместителя директора музея истории города по реставрации. Почти десять лет, с сентября 1997 года, руководил музеем.

Официальная версия отставки — «в связи с прекращением трудового договора».

Однако подписавший приказ об увольнении Аракчеева председатель комитета по культуре администрации Петербурга Николай Буров поделился с журналистами некоторыми подробностями: «Главным основанием увольнения послужило неумение Бориса Аракчеева справиться с коллективом музея, и нарастающее противостояние грозило работе музея. Я не думаю, что он может продолжать руководить музеем».

В музее действительно был затяжной и острый конфликт директора с частью коллектива, что подтверждает и сам Аракчеев: «У нас в коллективе действительно была группа людей, строчивших письма руководству». Один из этих «оппозиционеров», заместитель директора Наталья Сенько и назначена временно исполняющим обязанности директора.

Однако в конфликт как главную причину отставки верится слабо. Подобные ситуации существуют во множестве музеев, но никого не снимают — конфликты тянутся годами, как это происходило в Московском музее им. Андрея Рублева.

Что еще? Хищения, подобные эрмитажному, в Петропавловке были, но давным-давно — еще в 1999 году, когда один из хранителей десять лет выносил экспонаты из фондов оружия и нумизматики. Финансовые злоупотребления руководства? Сразу после отставки все вспомнили прошлогодний скандал, когда по результатам проверки руководству Петропавловки были предъявлены обвинения в неправомерном использовании государственной собственности — якобы бюджет города от деятельности музея недополучил в общей сложности около 7 миллионов рублей.

Однако то дело давно закрыто, не дойдя до прокуратуры. Вот как комментировал финал проверки сам Аракчеев: «Все ограничилось выговором директору и пожеланием исправиться и работать дальше, в прокуратуру передавать нечего — с юридической точки зрения правота на нашей стороне, а небольшие нарушения, за которые можно получить выговор, всегда есть. Все претензии к нам связаны с тем, что мы ищем новые пути работы с партнерами, использования помещений, проведения мероприятий, и не все всегда это укладывается в схему существующего несовершенного законодательства, но говорит о том, что музей развивается».

Музей при Аракчееве действительно развивался. У Петропавловки был один из самых высоких в Питере показатель посещаемости, причем с 2002 по 2004 годы он увеличился ровно в два раза.

Создавались новые экспозиционные площадки (за последние годы на Заячьем острове вырос целый город музеев), проводились фестивали культуры и искусств — некоторые, вроде фестиваля песчаных скульптур или джазового фестиваля, стали гордостью Петербурга.

Может быть, попробовать поискать виновников отставки среди недоброжелателей бывшего директора? Известно, что Бориса Серафимовича очень не любили некоторые представители рода Романовых. Так, вдова племянника Николая II Ольга Николаевна Куликовская-Романова откомментировала тогда еще только намечавшееся перезахоронение императрицы Марии Федоровны. И именно Аракчеева в компании с замдиректора Эрмитажа Георгием Вилинбаховым и тогдашним шефом протокола Смольного Иваном Арцишевским она назвала инициаторами этой «аферы», противоречащей последней воле царицы.

Но, как известно, перезахоронение все-таки состоялось, причем с большой помпой, а Ольга Николаевна после приглашения в качестве почетной гости всякую критику прекратила.

Тем не менее очень похоже, что именно с этим перезахоронением, а точнее, с собором Петра и Павла, в котором упокоились останки вдовствующей императрицы, и связана отставка директора музея. Дело в том, что у Аракчеева был еще один недоброжелатель, куда более влиятельный, нежели обитающие за границей представители бывшей царской фамилии. Это Русская православная церковь.

Представители церкви давно «положили глаз» на Петропавловский собор, и позиция директора музея, препятствующего переходу усыпальницы под юрисдикцию РПЦ, вызывала у них нескрываемое раздражение. На сайте «Православие.Ru» была опубликована огромная статья «Кто взял крепость?», главным и единственным героем которой был Борис Аракчеев: «Общественность города, обеспокоенная тем, что происходит в Петропавловском соборе и крепости, может лишь высказать пожелание, чтобы высокое начальство при назначении на должности, в ведении которых находятся храмы, позаботилось бы о том, чтобы к доверенной святыне чиновник относился благоговейно.

Но главное — собору нужно вернуть его изначальное назначение».

После этого плохо верится, что сентябрьское обращение группы верующих к Владимиру Путину и Патриарху Алексию II с просьбой передать собор Петропавловской крепости РПЦ и сегодняшняя отставка — просто совпадение. В этом контексте и слова министра Александра Соколова звучат весьма недвусмысленно. 13 июня, выступая на брифинге, он дал понять, что Петропавловский собор может изменить статус. По его словам, РПЦ обратилась в Минкульт с просьбой о возобновлении богослужений в соборе, и этот вопрос «обсуждается». И вообще, «надо думать о том, чтобы соединить вполне соединимое» (то есть богослужебную и музейную деятельность). Высказывание не очень понятное с учетом того, что богослужения в соборе и так уже ведутся, и довольно давно, там есть священник, отец Александр.

Наконец, очень показательно, что сегодняшнее информационное сообщение православного информационного агентства «Русская линия» об отставке Аракчеева заканчивается фразой: «Напомним также, что в сентябре участники Санкт-Петербургского патриотического форума единодушно выразили надежду, что ставленник Швыдкого директор музея города Аракчеев будет заменен более внимательным к жизни Церкви человеком».