Пенсионный советник

Подпишитесь на оповещения от Газета.Ru

Они зажрались за Родину

30.06.2017, 08:09

Виктория Волошина о том, где найти деньги на зарплаты

Кадр из мультфильма «Три толстяка» (1963) Союзмультфильм
Кадр из мультфильма «Три толстяка» (1963)

После смерча в Москве, который унес 16 жизней, разгорелся, но быстро затих показательный диалог. Глава МЧС призвал было штрафовать синоптиков за неточные прогнозы, на что один из руководителей Росгидромета ответил ему с усмешкой: «Если бы вы знали, сколько у нас люди получают, вы бы даже на работу не пошли за эти деньги». На том и разошлись.

Спасатели остались со своими зарплатами, синоптики — со своими. Нам же в ожидании нового смерча или какого другого катаклизма остается только молиться — Бог бережет бесплатно.

В самом начале недавней «прямой линии» президента ведущая сообщила, что люди массово присылают в редакцию фотографии своих зарплатных платежных ведомостей с одним и тем же вопросом «Как прожить на такую зарплату?». Вот лишь некоторые из них: «Медсестра, медсанчасть, космодром Восточный, на руки в мае получила 10 246 рублей за месяц»; «Как можно получать пожарному 8000 рублей в месяц и рисковать жизнью за эту зарплату? Начальник пожарной команды из Саратовской области»; «Когда прибавят зарплату почтальонам? Получаем 3600, как жить?»

Реклама

Потом дали слово девушке из Иркутской области: «Я работаю учителем начальных классов, отработала год, свыше 16,5 тысячи не получала. Также я не получала подъемные для молодого специалиста. Я очень люблю свою работу, очень люблю работать с детьми, но зарплата не оставляет мне выбора. Как существовать на эти деньги?»

Президент, кажется, даже растерялся: «У нас деньгами учителей и определением уровня заработной платы распоряжается сама школа, она определяет штатное расписание и доплаты к окладу... Вы как молодой специалист должны получать чуть меньше, чем опытные педагоги со стажем… Но неясно, почему в 2–3 раза меньше, для меня это тоже непонятно… Повторяю: в разы зарплаты отличаться не должны. Поразбираемся с вашим конкретным случаем».

Вполне возможно, что с конкретным случаем иркутского педагога действительно разберутся. Но вряд ли другим учителям, медсестрам, пожарным и почтальонам станет от этого легче.

Хотя проблему вопиющего неравенства в доходах бюджетников государство может решить даже без дополнительного финансирования. Было бы желание.

О том, что многие директора школ, главврачи больниц, ректоры вузов, руководители музеев и театров после введения в 2008 году так называемой системы НСОТ (новая система оплаты труда в бюджетных учреждениях) стали миллионерами, а их подчиненные — нищими, знают уже, кажется, все. За исключением, судя по диалогу на «прямой линии», руководителей страны.

По этой самой НСОТ бюджетное учреждение (школа, больница, вуз, музей и т.д.) самостоятельно распределяет выделенные ему из бюджета деньги, а сэкономленные средства выплачивает сотрудникам в виде надбавок и премий. Но неплохая, казалось бы, идея самоуправления (непосредственному начальнику виднее, кто лучше работает) привела, в большинстве случаев, к полному самоуправству. Когда «сэкономленные средства» большей частью переходят в зарплатные выплаты администрации и близким к ней лицам.

Как пишет в своем открытом письме министру образования московский педагог Ирина Канторович: «НСОТ априори поставила учителей и администраторов в состояние бизнес-партнеров с противоположными интересами: чем меньше директор заплатит учителям, тем больше сможет заплатить себе и своим сотрудникам… СМИ пестрят сообщениями о запредельно низких зарплатах учителей в Тульской области, Дагестане и т.п. А на другом полюсе мы имеем, судя по декларациям, сверхдоходы директоров школ. При этом доходы заместителей директоров даже не декларируются. Сейчас в каждой московской школе около десятка заместителей директоров…»

Отдельный разговор — на чем «экономят» такие руководители, чтобы премии себе и ближнему кругу выписать повесомее. Не надо быть гениальным бизнесменом, чтобы понять, где найти резервы. Это сокращение объема бесплатных услуг, например бесплатных школьных кружков — раз. И сокращение или перевод работников на полставки (а то и на одну десятую ставки — таких примеров тоже хватает) — два. Часто именно это и называется «оптимизацией». И когда президент в ответ на вопрос почтальона говорит, что не может быть в стране такой зарплаты — 3600 в месяц, когда МРОТ уже выше в два раза, он в теории, конечно, прав.

А на практике — почтальон наверняка оформлен на полставки: и закон не нарушен, и якобы сэкономленные бюджетные деньги пошли кому-то на премию.

Причем поступают так не только с безответными почтальонами. Недавно информационная служба Общественного телевидения России, проведя опросы в регионах среди ученых, выяснила, что их реальные зарплаты почти в три раза меньше официальных данных. Например, в Приморском крае реальная зарплата научных работников, по опросам журналистов, составила 16 тыс. рублей, тогда как по Росстату — 57 495. В Кировской области — 9859 (по Росстату — 46 377), в Москве — 28 575 (62 116). В среднем по России ученые реально получают 19 126 рублей в месяц, тогда как в отчетах Росстата — 53 836. Есть и области вроде Челябинской, где доценты получают в месяц 8 тыс. рублей…

Как так? Ведь согласно майским указам президента зарплаты ученых, врачей, учителей не могут быть ниже средней по региону? Не могут. Но зато можно перевести профессора или доцента на четверть ставки, при этом объем работы оставить ему прежним. Не захочет работать на таких условиях — что же, его право найти себе другую работу. В частном вузе, например. Или в бизнесе, как советовал педагогам премьер-министр. А бюджетный вуз на эту треть ставки наймет ученого посговорчивее. Чему он научит студентов — другой разговор. Но лекции худо-бедно прочитает.

В моей районной московской поликлинике такую «оптимизацию» видно невооруженным глазом — за несколько последних лет в ней кардинально сменился кадровый состав. Большинство врачей — приезжие из СНГ, которые с трудом говорят по-русски. Хочется верить, что они не самые плохие специалисты, но пациентам не менее важно понимать, что им врач говорит. Зато наверняка эти специалисты удобны начальству — вряд ли начнут открытые письма министру писать или жаловаться в прокуратуру на низкие зарплаты.

По закону, с 1 января 2017 года средняя зарплата руководителей бюджетных учреждений не может более чем в восемь раз превышать среднюю зарплату персонала. То есть если врач в среднем получает 40 тысяч в месяц, то главврач не может получить больше 320. Тоже, конечно, разница впечатляет. Но и этот предел существует лишь в теории. Как обойти его на практике, знают в России даже школьники: помимо окладов есть премии, бонусы, прогрессивки, дивиденды, денежные вознаграждения к праздникам, по итогам и т.д., которыми распоряжается все тот же начальник.

Конечно, есть в стране примеры, когда школу, больницу или музей возглавляет человек с совестью и принципами, которые не позволяют ему выписывать себе гигантские премии, когда подчиненным зарплаты не хватает на продукты. Но так уж устроена жизнь в стране, что честные и совестливые (они же часто очень неудобные для начальства) долго на таких позициях не задерживаются.

Справедливо ругая за жадность глав российских госкорпораций, получающих в день столько, сколько тот же учитель не получит за всю жизнь, большинство начальников бюджетных заведений — от почтового отделения в далеком провинциальном городке до крупного столичного вуза — ведут себя точно так же. Конечно, в рамках отведенного им бюджета.

Логика «если можно им, почему нам нельзя» распространяется на всю страну. Загребай, пока можно. Что будет завтра — никто не знает, значит, надо рвать здесь и сейчас.

Но одно дело, когда загребают три «толстяка» (ну даже тридцать три). И совсем другое, когда таких мелких «толстяков» — сотни тысяч по всей стране. Социальное неравенство — то самое, в котором мы обогнали, кажется, весь мир, — растет в разы. «Зажрались за Родину», как образно назвал это явление журналист Александр Невзоров.

И чем меньше остается в стране частного бизнеса, тем более бесправными чувствуют себя те, кто вынужден соглашаться работать в госучреждении на полставки, на треть, на одну десятую…

По уму, руководитель должен богатеть с организацией, а президент и чиновники — со страной. Пока получается обратная зависимость. Чиновники и управленцы богатеют — страна беднеет. По последнему опросу ВЦИОМ (который вряд ли сгущает краски, скорее наоборот) около 10% россиян заявили, что им не хватает средств даже на продукты. То есть это уже не просто бедные, а нищие люди. И таких — почти 15 миллионов. А бедными, по тому же опросу, считают себя около 40% граждан страны.

Конечно, при желании осадить аппетиты непомерно жадных начальников можно — вернуть тарифную сетку, отменить эту самую НСОТ, которая не предусмотрела российско-чиновничий менталитет. Но тогда и рычагов управления директорами и главврачами будет меньше. И когда возникнет необходимость попросить кого-то из них прислать подчиненных на «правильный» митинг или уволить «неправильного» сотрудника, могут быть проблемы. А так — никаких проблем. Ну, кроме, конечно, жалоб на «прямую линию» — но она, слава богу, бывает только раз в году.