Пенсионный советник

Подпишитесь на оповещения от Газета.Ru

Что имеем, не храним...

02.09.2014, 09:49

Александр Ткачев о грустных новостях на старте нового сезона КХЛ

В прошлый раз я писал о хороших новостях, оставив плохие на потом. Сегодня настал черед этих самых новостей со знаком минус. В первую очередь речь о потерях, которые случились за минувшее лето. Исчезновение (будем надеяться, временное) с хоккейной карты «Донбасса» вполне естественно: спортивные заботы для нынешней Украины точно не в списке приоритетных дел. Но два других клуба, пошедших на дно, — это две разные и очень грустные истории.

«Спартак»
Финансовые беды московского «Спартака» случились не в одночасье. Относительно недавно по историческим меркам подобная история уже происходила. Но пристрастие к хождению по граблям никоим образом не оправдывает случившегося. Собственно, второе исчезновение «Спартака» никак с первым не связано, за исключением того единственного обстоятельства, что за прошедшие годы у красно-белых так и не появилось действительно серьезного хозяина. Того, кто готов был бы вкладывать сколько нужно, а не из-под палки и по минимуму. Того, кто требовал бы результатов, а потому готов был бы расщедриться на серьезные приобретения. А еще стремился бы нанимать оптимальных людей на ключевые посты.

То есть в каком-то роде происшедшее — логичный финал грустной истории. Но это только в каком-то роде, ведь, сколько ни говори о том, что спорт у нас — это бизнес, он не перестает быть абсолютно зависимым от спонсорских денег. Тем паче что за последние годы состоялись похороны воскресенского «Химика» и московских «Крыльев Советов», вместе со «Спартаком» входивших в элиту советского хоккея. Способно ли появление новых клубов это компенсировать? В полной мере — едва ли...

Есть несколько довольно важных нюансов, которые необходимо учитывать. Нюанс первый — КХЛ не обязана спасать тонущие клубы. Нравится или нет кому-то этот тезис, но это действительно так. КХЛ не позиционирует и не позиционировала себя организацией, которая будет держать на балансе финансово неблагополучные клубы. Дать взаймы, помочь выкрутиться из какой-то сложной ситуации на несколько месяцев — да. Но большего лига никому прямо не обещала и, соответственно, не делала. Поэтому претензий к КХЛ тут, вероятно, серьезных быть не может.

Другое дело, что это очевидный повод для сравнений с НХЛ, где лига брала под свое крыло обанкротившийся «Финикс» и годами несла абсолютно все финансовые расходы, пока не нашла достойного покупателя.

При этом игроки и менеджеры получали зарплату, а бюджет клуба, естественно, вписывался в нормативы НХЛ. Причем «Финикс» не один из старожилов лиги, не клуб «большой шестерки», к которой «Спартак» в наших реалиях и аналогиях относится наверняка. Это сравнение важное, оно позволяет понять, как в принципе должно быть в подобных ситуациях.

Нюанс второй — надежда на доброго дядю. Можно долго спорить, является ли популярная спортивная практика хождения с протянутой рукой по высоким инстанциям делом хорошим. Можно говорить о законах рынка или о том, что спорт у нас социальный проект, даже если пыжится изо всех сил величать сам себя бизнесом. Но спор этот в общем и целом беспредметен. Как есть, так и есть.

Болельщики и большие люди из красно-белого клуба сперва тайно, а потом и явно надеялись, что спасение из заоблачных высей обязательно придет. Ведь спасли же ЦСКА, подарив ему в качестве хозяина очень богатую «Роснефть». Логика таких ожиданий очевидна: прецедент был, можно надеяться. Но ведь гарантий-то никто не давал. И тут наложились друг на друга два неудачных нюанса. Один — не самые оптимальные действия по спасению самих красно-белых. Другой — внешние обстоятельства в виде Олимпиады, а затем и совсем неспортивных событий, которые логично убрали проблему хоккейного «Спартака» на второй-третий план.

Быть может, спустя какое-то время «Спартак» спасут еще раз, примут волевое решение и допустят обратно в КХЛ. Но, правда, тут надо хорошенько понимать, что за вычетом молодежной команды, которую КХЛ взялась сохранить, реальных активов нет. Ни стадиона, ни даже земли под него, одни долги да славное имя. Славное имя — это, безусловно, много. Но, к сожалению, как говорят, хороший человек не профессия. А потому без некоего богатого дяди ничего не выйдет. Желающих же реально дать много денег, а не попиариться на славном имени пока не видно.

«Лев»
В прошлый раз я писал, что вступление «Йокерита» «представляется главным иностранным приобретением КХЛ за все время существования лиги». Однако это абсолютно не компенсирует потери самого удачного из предыдущих кахаэловских иностранных проектов.

Судьба «Льва» была непростой даже на его коротком веку. Клубу пришлось менять прописку, затем решать вопрос с самоидентификацией, что в более чем спортивной Праге было совсем непросто. Но тем обиднее, что красивая история кубкового пути пражан в минувшем розыгрыше Кубка Гагарина эти вопросы разрешила.

Мне довелось работать на всех трех чешских матчах финала, и, при всем уважении к финалам предыдущим, этот действительно был особенным. Тут и забитые практически до отказа 18-тысячные трибуны, штамповавшие рекорды посещаемости КХЛ. И очень впечатляющая болельщицкая поддержка команды, у которой еще за несколько месяцев до того не хватало харизмы, чтобы собирать действительно серьезную аудиторию. И повышение интереса в тех европейских странах, где клубов КХЛ нет.

В разговорах с пражскими болельщиками однозначно прослеживалось, что статус новодела является главной проблемой. Мол, у них уже есть любимые исторически команды и появление еще одного клуба, пусть и из международной лиги, не способно махом перевесить эти обстоятельства. Но то, что не способно было произойти само по себе, во многом все же случилось за время решающих матчей плей-офф.

Курс КХЛ на привлечение иностранных команд по-прежнему вызывает разные эмоции у болельщиков в России, особенно памятуя о судьбе отечественных пропавших команд. Но курс этот был выбран и соблюдался эти шесть сезонов твердо. Тем обиднее, что самый большой успех, реально привлекший серьезный интерес к КХЛ в хоккейной Европе, обернулся на выходе ничем.

От львино-металлургического финала можно и нужно было прорастать дальше в Европу, делом доказывая, что КХЛ сама по себе может быть привлекательнее целой Лиги чемпионов. Тем обиднее, что теперь этот с таким трудом завоеванный плацдарм отдан фактически без боя.

Не очень большой секрет, что клубы из дальнего зарубежья не возникли бы сами по себе, без серьезной отечественной поддержки. И при всем уважении к хорватам и словакам, они ничем пока особенным не смогли помочь лиге, кроме факта своего существования. «Царь зверей» сделал для популяризации КХЛ многое, но воспользоваться этим уже не удастся. И именно поэтому попробовать спасти пражскую команду было крайне важным моментом.

Дырявый потолок и провалившийся пол
Строго говоря, нельзя считать новостью событие, которое не произошло. Другое дело, что событие это столь важное, что для развития лиги является ключевым и давно назревшим. Речь о катастрофической разнице бюджетов клубов КХЛ. Идея, что должен существовать потолок заработной платы, не изобретение КХЛ, мягко говоря. Но реализация этого самого потолка у нас получается на уровне горе-строителей из «Нашей Раши».

Причем проблема дырявого потолка вовсе не единственная и даже не главная. Просто другую часть КХЛ предпочитает не афишировать. В НХЛ, калькой с которой во многом является КХЛ, есть не только потолок. Есть еще и пол этой самой заработной платы. Ты не можешь быть чрезмерно богатым, но точно так же не можешь быть и слишком бедным. Изначально пол был введен на уровне 55% потолка, затем его стали исчислять суммой $16 млн. То есть существует коридор в $16 млн, за рамки которого ты не можешь выйти ни вверх, ни вниз. Именно это создает наилучшие условия для конкуренции, условия для того, чтобы сила и результат команд определялись профессионализмом менеджмента и тренеров, а не размером борсетки.

Поэтому беда не в том, что у нас дырявый потолок, который можно нарушать, подписывая каких-то особенных хоккеистов, или превышать, платя с него налог на роскошь. В любом случае клубы-олигархи на этот потолок внимание никогда всерьез не обращали. Но ведь дело не в том, что плохо иметь богатые клубы. Как в известном анекдоте про разных дедушек: один боролся за то, чтобы не было богатых, а другой — чтобы не было бедных.

Основная проблема не в том, что есть несколько клубов, готовых иметь бюджеты на уровне энхаэловских стандартов. Проблема в том, что есть те, чей реальный бюджет меньше в разы, чем у олигархов. В разы, а не на десятки процентов. И в итоге это не коридор между богатыми и бедными, а пропасть, в которой тонут благие намерения о реальной соревновательности.

Да, наличие супербюджета не гарантия успеха, но равные условия для клубов — самый большой подарок, который КХЛ способна преподнести болельщикам и самой себе. Хотелось бы поскорее.

Болейте на здоровье!