Пенсионный советник

Подпишитесь на оповещения от Газета.Ru

Главный дефицит

28.08.2013, 10:07

Слава Тарощина об уже позабытом прямом телеэфире

Если бы Джеймса Кирчика не было, его следовало бы выдумать. Хотя бы для того, чтобы напомнить россиянам, что такое прямой эфир. Кирчик и напомнил, как смог. Американского журналиста пригласили на телеканал Russia Today прокомментировать ситуацию с Брэдли Мэннингом, а он стал говорить об антигейском законе и кровавом путинском режиме. Кирчик спешил, натягивал в кадре цветные гейские подтяжки, волновался, оттого и петлял мыслью по кругу. Но главную свою фразу, явно заготовленную заранее, он произнес четко и внятно: «Вы 24 часа в сутки лжете об Америке, а я использую эти 2 минуты, чтобы сказать правду».

Скорей всего, RT трактует данный инцидент как очередную собственную победу. Во-первых, ведущие были достаточно терпимы и не вырубили сразу бунтовщика. Во-вторых, они показали городу и миру суть гейского сообщества: вместо того чтобы пытаться защитить собрата Мэннинга, Кирчик принялся обличать Россию. Таким образом канал выполнял как мог свое главное дело — создавал позитивный образ России за рубежом.

Кирчик, конечно, мало похож на оракула, но он затронул важную тему: где пролегает граница между журналистикой и пропагандой? Канал, призванный создавать то, чего нет, то есть положительный образ страны (а иначе зачем этот самый образ создавать искусственно?), уже по самой своей сути пропагандистский.

Более того, даже те, кто Russia Today не видел ни разу, имеют представление о взглядах и методах его главного редактора Маргариты Симоньян. Последние несколько лет она вела передачи в федеральном эфире. Если чем Симоньян и могла удивить, то ниагарским напором, незамутненностью идеологических устремлений и лексикой времен Гостелерадио по типу «а у вас негров бьют». Хотя и тут ничего странного. Именно за такие заслуги наградили ничем не выдающуюся 25-летнюю журналистку каналом с завидным бюджетом, который не дает урезать лично Путин. Удивляет лишь одно — насколько пропагандист нового типа неотличим от тех, кто ковал положительный образ России в мире до рождения на свет самой Симоньян. Те, правда, вели себя сдержанней, а девушка вся в эмоциях. Вот как она, скажем, представляет себе честные выборы: «Если Путин громко на всех каналах скажет: «Руки оторву, если что», это и будет самой надежной гарантией честных выборов».

Кстати, о выборах. Получается забавная штука. Сегодня прямой эфир — главный дефицит эпохи третьего путинского срока. Он актуален на внешнем рынке (без него невозможно производить впечатление цивилизованной державы) и абсолютно неактуален на внутреннем.

Отредактированная российская политическая жизнь — чистая пародия. Еще большая пародия — предвыборные дебаты, идущие в записи. Напомню: даже в вегетарианские шестидесятые, когда ТВ стало превращаться из экзотической технической новинки в реальность для широких народных масс, в СССР существовал только прямой эфир. Именно там транслировали самые значимые события эпохи — от многочасовой встречи Юрия Гагарина до похорон Джона Кеннеди (их компания «Эн-би-си» передавала через спутник).

Сегодня прямой эфир — невиданная роскошь для отечественного ТВ. Она доступна только спорту, президенту (в любых форматах — от паркетной хроники до прямых линий) и «Евровидению». В конце минувшего года Первый канал отважился на смелый шаг — финал проекта «Голос» шел в прямом эфире. Восторгам и зрителей, и авторов шоу не было конца. Зрители наслаждались живым дыханием и не передаваемой в записи атмосферой значительности события. Авторы подсчитывали рейтинги, не веря глазам своим, — в течение эфира было зафиксировано 400 тыс. звонков и эсэмэсок. Казалось бы, после столь невиданной победы должно начаться повсеместно возрождение прямого эфира, но нет, не случилось.

Чего они боятся? Ну сказал Кирчик то, что сказал. Земля не рухнула, устои не подорвались. Их не то чтобы Кирчик, но даже Навальный не сумел подорвать во втором раунде дебатов. Он, раунд, неожиданно для всех прошел в прямом эфире, чем мятежный кандидат тотчас воспользовался.

Минуя тему транспорта, заданную ведущим, Навальный поспешил в отведенные ему по регламенту две минуты рассказать электорату и про элитные квартиры для дочерей Собянина, и про друзей Путина из кооператива «Озеро», которым щедро отданы жирные куски Москвы. Но ведь и тут земля не рухнула. А квартиры даже украсили Собянина, судя по данным социологов: сейчас все меньше разговоров о втором туре и все больше — о победе и. о. мэра в первом.

Через несколько дней начинается новый телесезон. Пока все премьеры на федеральных каналах связаны исключительно с пением. Петь будут много, хором и по отдельности, семьями и корпоративами. А еще будут танцевать, кататься на коньках, выезжать в поисках приключений на экзотические острова, лечиться без устали и готовить до изнеможения еду. А что с прямым эфиром? Он утонул.