Пенсионный советник

Подпишитесь на оповещения от Газета.Ru

Под денежным дождем

24.04.2013, 12:26

Слава Тарощина о скандале вокруг финансирования программы Парфенова на «Дожде»

В начале апреля неведомый доселе Фонд поддержки свободных СМИ бросил клич о сборе общественных средств ко всем, кому дорог Парфенов. Если сознательные граждане помогут со средствами, то на телеканале «Дождь» будет и впредь выходить его новая программа. Если нет – извините, денег хватит только на несколько выпусков. Фонд основал депутат Дмитрий Гудков и бывший ответственный секретарь Координационного совета оппозиции бизнесмен Дмитрий Некрасов.

Одни сознательные граждане захлебнулись от наглости учредителей, другие снисходительно пожимали плечами. Меня данная инициатива оставила равнодушной, так как предмет моего интереса – сама программа, а не способ её финансирования. Уже первый выпуск «Парфенова» порадовал стилистической изысканностью формы и отточенностью содержания. Поклонники мэтра приготовились к блистательным перспективам, как вдруг грянул гром (ох, уже это любимое словцо Достоевского «вдруг», предвестие всяческих неприятностей!).

Елена Ткач, координатор «Коалиции в защиту Москвы» и муниципальный депутат Пресненского района, написала пост. В нем была заложена информационная бомба — взволнованный рассказ о том, как Дмитрий Гудков попытался убедить её не мешать застройщику сносить исторические здания в Большом Козихинском. Застройщик хороший: он финансирует «Парфенова». Когда Елена отказалась, Гудков якобы стал ей угрожать. Вскоре последовал ответ депутата. Он был тоже очень эмоциональным, но по сути не опровергал ничего из сказанного Еленой. Кому же верить? Вопрос сегодня и всегда – ключевой. На него однажды замечательно ответил Виктор Шкловский.

У Гоголя в комнату входит черт – верю; у писателя NN в комнату входит учительница – не верю. Мне могут возразить — мол, он говорил о художественной реальности. Отвечаю: наша реальность тоже очень художественна.

Впрочем тут дело не в ощущениях, а в фактах. Я не знакома с Еленой, хотя она мой депутат: живу рядом с Козихой, в самом центре интересов парфеновского благодетеля. Елену видела на баррикадах и знаю про неё лишь одно — она отважно на них бросается. Я не знакома с Гудковым, зато имею представление о его телевизионном образе, весьма и весьма амбивалентном. Он любит ящик с пылкостью нежного отрока. Еще только-только электорат принялся осваивать подзабытое слово «оппозиция», как Дмитрий пообещал запустить оппозиционный телеканал. Он фонтанировал как Остап Бендер в предвкушении скорой встречи с сокровищами мадам Петуховой. Удивляло тогда лишь одно: в разговоре о будущем ТВ даже не упоминался коллега Гудкова по оппозиции Парфенов.

С тех пор Гудков удивлял постоянно. После «Анатомии протеста» бунтовщики объявили бойкот не только каналу НТВ, но и его рекламодателям, что гораздо существеннее. Не прошло и недели, как Дмитрий Гудков, Илья Пономарев, Борис Надеждин нарисовались в программе «НТВшники». Они выглядели как нашкодившие двоечники и долго потом уличали передачу в обмане. Телевидение тут же с усердием провокатора Азефа принялось сортировать оппозиционеров на тех, кого в ящике не существует, и тех, кто там продолжает жить. Вторую референтную группу возглавил Гудков-младший. Вместе со старшим Гудковым он замелькал на экране с завидным даже для отечественной попсы постоянством, вдохновляясь её, попсой, лозунгом: чтобы мелькать, нужно мелькать. В последнее время Гудков-старший из кадра исчез, а сын остается на посту. Уж очень он, повторяю, любит ТВ. Намедни, в воскресной программе Владимира Соловьева, Дмитрий даже попенял ведущему за то, что тот редко его приглашает...

Почему так задевает эта рядовая по нынешним временам история? Наверное, потому, что нравственная глухота принимает характер эпидемии как в стане кремлевских, так и в стане «болотных». Но то, что дозволено «кровавому режиму», не дозволено оппозиции. Если борцы с коррупцией уже почти неотличимы от смотрящих за коррупцией, то где пролегает граница между первыми и вторыми?

Люди, отважившиеся на противостояние власти в стране с тяжелым историческим анамнезом, просто по определению обязаны быть нравственно безупречными. Это и есть их главный капитал.

А иначе Россия, инфицированная большевистским вирусом «цель оправдывает средства», будет всегда обречена на тот или иной вариант советской власти.

Сочувствую Парфенову, судьба которого теперь зависит от Гудкова. Не сомневаюсь — Леонид Геннадьевич воспринимает свой новый статус без восторга. Он молчит по поводу инцидента, но в последнем выпуске его программы уже ощущается смятение чувств. Выпуск получился на удивление слабым. Даже материал Андрея Лошака о кировской эпопее Навального отличался несвойственной журналисту вялостью мысли и картинки. Главная сенсация программы (Павел Дуров эмигрировал в США) была незамедлительно разоблачена самим создателем социальной сети «ВКонтакте». Репортажи о бостонской трагедии из Америки и Махачкалы не содержали абсолютно ничего нового. Короче говоря, следов двух миллионов рублей, которые тратятся на «Парфенова», в данном выпуске (в отличие от предыдущих) обнаружить не удалось.

Леонид Геннадьевич смущенно призывает зрителей: «Шлите пожертвования, если вам нравится то, что мы делаем». Тяжела жизнь штучного автора в эпоху тотального рынка.