Пораженцы

18.07.2018, 08:58

Анастасия Миронова о футболе и тех, кому стыдно любить свою страну

Чемпионат кончился. И замечательно! Потому что я уже устала оправдываться за то, что смотрела футбол. Устала слушать упреки и оскорбления. Вы только вдумайтесь — тысячи и тысячи приличных, образованных, просвещенных, все знающих и все понимающих людей были вынуждены постоянно доказывать, что они не дураки и не подонки. А всего-то и сделали, что посмотрели футбол и признались, что им понравилось. Бывшие политзеки, подвергавшиеся нападению или убежавшие из страны журналисты, политические активисты, которых передовая общественность еще в мае называла цветом и совестью России, в одночасье были обозваны дебилами только потому, что переживали, устоит ли Акинфеев против Рамоса. Человек отмитинговал 15 лет или даже отсидел в тюрьме за политические убеждения, а потом включил футбольную трансляцию и уже собирает на себя проклятья.

Реклама

Для России чемпионат принес столько всего поучительного. Его, наверное, стоило проводить только для того, чтобы научить людей быть вежливыми, открытыми, улыбчивыми, научить сопереживать, не быть расистами, уметь достойно выигрывать и проигрывать. Вряд ли, конечно, российские инициаторы этого футбольного праздника ставили перед собой такие задачи. И уж, конечно, они не собирались через чемпионат мира влиять на процесс формирования в России гражданского общества и консолидации оппозиционных сил. А процесс этот был запущен.

Лично мне очень хочется, чтобы весь прошедший месяц стал большим уроком для нашей так называемой демшизы, которая, словно оглушенная рыба, повсплывала отовсюду во время игр и настроила против себя и против всей либеральной идеи простых обывателей. Я многие годы держалась и никогда не использовала этого слова «демшиза» — оно мне не нравилось. А теперь вижу, что слово-то в самый раз. Демшиза — это истеричные оппозиционеры, которые считают, что по своей воле в нашей стране остались только дураки, слабаки или подлецы. И что нормальный человек такую страну любить не будет. Людям, которые целый месяц портили другим приличным людям нервы, вовремя не объяснили простое правило: нельзя быть со своим народом в его низости и глупости, но всегда нужно быть с ним вместе в радости или горе.

Нельзя было радоваться потерявшему на войне в Донбассе ноги тульскому пьянице, уехавшему туда наемником за мифической идеей русского мира. Или взорвавшемуся в лифте Мотороле. Да, народ по глупости оказался на той войне, но трупы с войны — это горе народа. Можно не поддерживать присоединение Крыма. Можно презирать сторонников идеи русского мира в Донбассе. Можно и нужно смотреть с недоумением на нацбола Сергея Фомченкова, у которого жена сидела в тюрьме, а он бросил малолетнюю дочь и поехал воевать в «Интербригады». Но нельзя желать этим людям смерти и злорадствовать. Потому что это наш народ.

Нельзя, узнав о грядущем повышении пенсионного возраста, кричать простым людям: «Голосовали? Теперь жрите!» Да, по моему мнению, народ снова ошибся, но сейчас нужно быть вместе с ним. Это нормальная человеческая реакция.

И не болеть за российскую сборную, тем более унижать болевших за нее людей, тоже было нельзя.

Мундиаль показал, что прогрессивная общественность России это правило не усвоила. Нашей демшизе следует поучиться у американцев. My country, right or wrong — основа американского мировоззрения, которая потихоньку трансформировалась в выражение Good or bad but it's my country — «Хорошая или плохая, но это моя страна». В США есть множество людей, которые при любых обстоятельствах недовольны государственной политикой или экономикой. Там есть желающие сжечь себя под окнами Белого дома за идею. Сесть на бульдозер и разрушить здание мэрии. Ворваться в Капитолий и взять в заложники конгрессмена. Но попробуйте американским ультраправым или, наоборот, штурмующим сегодня Трампа чернокожим левакам сказать, что лучше бы их страну заняли чужие войска и сравняли к чертям всю Америку. Да на вас посмотрят, как на предателя. Сумасшедшего предателя. Потому что при любых политических расхождениях ценность самой страны и объединения граждан никем не оспариваются.

У нас же все иначе. Сидит Аркадий Бабченко в Киеве и пишет оттуда, как он будет рад, когда американские военные займут Красную площадь. И поучает, что надо бить в морду любого, кто на этом болеет за сборную России по футболу.

Среди сегодняшнего нашего условно просвещенного класса есть несколько категорий граждан. Первые не любят свою страну, но живут в ней: кто по причине бедности, а кто-то как раз наоборот, потому что только здесь может заработать. Здесь у них бизнес, хлебные должности, а сердцем они в Европе или Майами. Есть люди, которые не любят Россию и не живут в ней. Уехали и забыли. Или поминают исключительно недобрым словом. Бывает, напротив, так, что человек страстно любит страну, а живет за границей. Например, разные русские из бывших советских стран: им не так-то просто под старость лет переехать, поэтому они крутят с нами роман по переписке.

И есть, наконец, категория людей, которые и любят Россию, и живут здесь. По разным причинам: кто-то не хочет уезжать, а кто-то не может. Заметьте, что у всех этих людей могут быть абсолютно одинаковые, решительно ничем не отличающиеся политические взгляды, уровень образование и общей культуры. Просто одни любят свою страну, а другие нет. Вот и все. Любые иные объяснения несостоятельны.

Я люблю свою страну, при этом прекрасно понимаю, что здесь происходит.

В последние годы меня очень изматывают те, кто утверждает, будто любить Россию можно только из глупости или подлости.

Я от них устала. Да, я действительно немного вздохнула, когда мокрые и счастливые французы разбежались с футбольного поля. Потому что, наконец, пропала необходимость оправдываться просто за то, что ты смотришь чемпионат. И когда наша сборная проиграла по пенальти Хорватии, я тоже немного вздохнула. Ведь если бы Фернандес попал, а Акинфеев поймал, мы бы играли со сборной Англии. И тысячи людей говорили бы нам в лицо, что мы глупые и наивные, что игру купили, а мы не видим. Что мы рабы, быдло, тля. Еще вчера они считали нас равными и лучшими, а сегодня мы превратились в грязь, которая должна перед ними оправдываться просто за то, что радуется со всей страной.

Конечно, я очень переживала. Как и любому нормальному человеку, мне свойственна эмпатия: я просто сопереживала нашим футболистам, которые дважды в тяжелых затяжных матчах боролись практически с полным составом мадридского «Реала», а наш Акинфеев оставался один на один то с Рамосом, то с Модричем. Это нормально. Поддерживать заведомо слабого в его противостоянии сильному — это человеколюбие. Однако меня лично за это время столько раз чудовищно оскорбляли лишь за высказанную поддержку нашим футболистам и нашим обычным людям, которые хорошо себя проявили во время мундиаля. Так много оскорблений и ультимативных требований оправдываться. Когда наши проиграли Хорватии, промелькнуло легкое чувство облегчения — не нужно отмахиваться от обвинений в глупости и наивности… И в любви к своей стране.

Да, я тоже считаю, что не следовало в такой стране, как наша, проводить столь дорогостоящие соревнования. Поэтому когда Россия подавала заявку и готовилась к мундиалю, я ее не поддерживала. Но наши футболисты поразительно собрались и выдержали два казалось бы непосильных для них матча. Наши люди, россияне, прекрасно себя проявили. Они оказались гостеприимными, вежливыми, культурными, они достойно переживали наши победы и поражения. Не было дебошей, торжествующего беснования после игры с Испанией и ненависти к победившим хорватам.

Люди объединились вокруг хорошего, вокруг радости. За эту радость народ нельзя оскорблять. Для публичных людей это недопустимо. Не радуешься — промолчи.

Знаете, к чему привели эти злобные выпады демшизы и постоянное желание устыдить тех, кто радуется футболу? Всему народу объяснили: смотрите, вот они, ваши либералы, ваша оппозиция, ваши борцы за свободу, они плюют на вас, они презирают вас, они хотят вам и всей стране гибели. Дословно именно так и было народу разъяснено.

К сожалению, одно из самых главных впечатлений от мундиаля — эти полные ненависти и высокомерия плевки из демократического стана в сторону своих, казалось бы, единомышленников. Еще за день до открытия чемпионата люди стояли по одну сторону баррикад, выступали за свободу, правовое государство, просвещение. Но стоило только кому-то из них признаться, что он переживает за нашу сборную, как человеку портили настроение. Я лично, с тех пор как впервые написала, что смотрю футбол, получаю каждый день десятки сообщений: «Ты тупая! Тупая! Тупая!» И это пишут не депутаты-единороссы, не кремлевские чиновники и ведущие госканалов, а твои, казалось бы, единомышленники, те, кто исповедуют близкие тебе ценности.

Я рада, что чемпионат закончился и мне будут присылать меньше оскорблений. И рада, что у меня будет меньше поводов сталкиваться с людьми, которые просто-напросто не любят свою страну. По сути, целый месяц мы от коллективного Аркадия Бабченко без перерыва слушали одну и ту же песню о том, как позорно любить свою страну и своих сограждан. Эти люди почему-то думают, что любить свою страну можно только слепо. Если любишь, то ничего не понимаешь. Ты или слепой, или дурак. И целый месяц они заставляли тебя оправдываться: да, мол, я и про коррупцию знаю, и про свободу слова, но при этом мне приятно выйти на улицу и видеть, как вместе со мной радуются сотни тысяч.

Любовь к родине не надо путать с государственным патриотизмом. И хватит уже внушать людям, будто страну можно любить только тогда, когда она станет похожа на чистенькую Швейцарию и будет играть в футбол, как швейцарцы.