Люди «секонд-хенд»: как связать Россию и эмиграцию

Грег Вайнер о том, как наладить связь с русскими за рубежом

Время от времени я участвую в разных программах на российском телевидении и среди откликов на выступления бывают попадаются и такие: «уберите этого предателя-эмигранта». Не буду кривить душой, слушать такие вещи тяжело, «обидно за державу», где люди считают своих соотечественников «эмигрантами-предателями».

Я уже шесть лет живу в России. Почти 40 лет я прожил в США, и мне приходилось много общаться с представителями эмиграции. Это была и бразильская, и итальянская, и китайская диаспора, и нигде я не слышал, чтобы кто-то презрительно отзывался о своих соотечественниках. Здесь же, несмотря на то, что прошло много лет, а государство говорит о работе с соотечественниками, эмигрант — это по-прежнему синоним слова «предатель».

Положа руку на сердце скажу, ведь те, кто когда-то уезжал из страны, которая называлась СССР, может, и уезжали за «хорошей жизнью», но ведь не от «хорошей жизни».

Кому-то не давали работать из-за «пятого пункта», кто-то преследовался по политическим причинам, у кого-то болели близкие и вылечить их в то время можно было только за рубежом. Многие из тех, кто уезжал, были обиженными людьми, и, уезжая, они сохранили свои обиды, иногда с примесью горечи и даже ностальгии.

Реклама

Не надо забывать, что отъезд в советские времена был часто связан с унижениями: лишением гражданства, выплатой средств за обучение, и это не самые приятные воспоминания. Мой собственный отец-блокадник работал в СССР 40 лет, не получил от государства ни копейки — все потому что он был гражданином СССР, но не стал гражданином России.

Сегодня с высоких трибун о соотечественниках-эмигрантах говорят, как о «мягкой силе» России. И это правильные слова. Но когда те же соотечественники слышат про себя «колбасные эмигранты», у них вряд ли есть желание ехать в Россию, пусть даже с визитом.

А ведь у многих такое желание есть. Недавно я ехал в «Сапсане» из Москвы в Петербург и разговорился с одной супружеской парой. Они русские из Чикаго и ехали показать своей выросшей в США дочери страну, в которой они жили. Для того чтобы понять культуру родителей, для того чтобы было, что обсуждать вместе, когда дочь вдруг спросит у них что-нибудь о России.

Это меня обрадовало, и я подумал, что тот факт, что эмигрантов много и это люди, как правило, образованные, благополучные — хорошо для имиджа страны за рубежом. Это они, а не только немцы, французы и англичане заполняют залы на концертах Мацуева, Гергиева, выступлений Большого и Мариинского театра, ходят на встречи с российскими писателями и деятелями культуры.

Чтобы людей, сохраняющих связь с Россией с русской культурой и языком, было больше, руководство страны должно показать, что эмигранты для них — это не люди «секонд-хенд». Разбрасываться и презрительно относится к такой среде — это преступление. По иронии судьбы, презрительное отношение преследует и тех, кто возвращается и вслед им кричат: «Чего ты из своей Америки, Франции Германии приехал?»

Подобное отношение должно измениться, и первую скрипку здесь, как мне кажется, должно сыграть государство. Недавно во время «прямой линии» президент России Владимир Путин вновь заявил, что необходимо создать больше возможностей для привлечения соотечественников в Россию. Чтобы эти пожелания стали реальностью, я считаю, что шаги должны быть радикальными. Закон о гражданстве надо максимально упростить, причем, не выделять одну категорию, а упростить его для всех. При этом должны быть четкие критерии: первый — хорошее владение русским языком. Все русскоязычные люди, те, кто связывает себя с Россией, обладает русскими корнями, должны в ускоренном порядке получать вид на жительство. Второе — они должны иметь возможность быстро получить гражданство.

Неужели русский американец или русский немец, который решил вернуться и жить в России, заниматься здесь бизнесом, учить детей или просто жить, должен иметь меньше прав, чем новоиспеченный гражданин России Жерар Депардье?

Кстати, если говорить о родине Депардье Франции, то эта страна может служить примером отношения к собственным гражданам, живущим за рубежом. В этом я смог убедиться на собственном примере: моя дочь, которая прекрасно говорит по-русски, окончила французский лицей в Нью-Йорке, а когда французский президент приезжает с визитом в ООН, он всегда приходит и выступает перед учениками и педагогами этой школы.

При этом я не помню ни одного высокопоставленного российского деятеля, который встретился бы с эмиграцией. Этого нет.

Возможно, местом для встреч российских политиков, музыкантов, деятелей культуры со своими соотечественниками за рубежом могли бы стать современные интерактивные библиотеки. Они бы играли роль культурных центров России за рубежом. Если вы не хотите, чтобы ваши дети общались друг с другом на ломаном русском, такие центры нужны как воздух. Туда могли бы приходить и местные жители, которые интересуются Россией.

За примером далеко ходить не надо — так поступали США, когда открывали в России «американские уголки», где проходили встречи россиян с американскими деятелями культуры, проводились музыкальные вечера. Сегодня они пали жертвой противостояния между США и Россией, однако могли вполне бы существовать на паритетных началах.

Да, сегодня в России и в других странах проводятся многочисленные съезды соотечественников. Все это прекрасно, но нужно и другое. Сейчас, когда Россия живет в непростых экономических условиях, нужно создавать больше возможностей для встреч между предпринимателями. Я бы назвал это «всемирным русскоязычным ВДНХ». На таких встречах бизнесмены из России могли бы встретиться, обменяться опытом и послушать своих зарубежных соотечественников, преуспевших на Западе. А таких очень много, и у многих из них есть желание не толко делиться опытом, но и создавать бизнес в России.

Да, российские диаспоры за рубежом часто разобщены и объединяются часто лишь «во дни торжеств и бед народных» но, чтобы этого не было, нужно поднимать статус диаспор, а не работать лишь с теми, кто ходит в посольства на 9 мая и Новый год.

По этому пути пошел не только Китай, который привлек миллионы соотечественников в страну для поднятия экономики, но и соседняя с Россией Польша. Живущие за рубежом помногу лет поляки не теряют связи со страной благодаря тому, что понимают, что там их не считают людьми второго сорта. Многие граждане польского происхождения имеют и так называемую «карту поляка» позволяющую пользоваться трудовыми правами в Польше.

За границами России сегодня живет почти 30 миллионов россиян, это огромная цифра. И если хотя бы часть этих людей увидит, что о них помнят и всегда ждут на родине, пусть даже с коротким визитом, их прошлые обиды забудутся.

Автор — журналист.