Пенсионный советник

Подпишитесь на оповещения от Газета.Ru

Про «золотые» руки

18.03.2017, 10:53

Анастасия Миронова о том, почему рабочий в России зарабатывает больше профессора

Юрий Евсеев. Строители. 1971. Фрагмент Wikimedia Commons
Юрий Евсеев. Строители. 1971. Фрагмент

Весна... Пора обновить забор. С содроганием присматриваюсь к строительным фирмам. Одни за 90 метров забора из сварной сетки «под ключ» просят 100 тысяч, другие только за работу по установке забора в 37 метров требуют пятьдесят. Ценообразование имеет таинственную природу.

А до этого я подыскивала рабочих обшить стены вагонкой. И заодно присматривалась к ценам на другие строительные услуги. Вы знаете, у меня сложилось впечатление, что ценники на свою работу наш человек выставляет произвольно. Если и проглядывается в этом какое-то правило, то только одно — охота на лоха. По-моему, с падением доходов и замиранием рынка почти весь без исключения мелкий строительный бизнес перешел на формат «в ожидании лоха». Человек сидит осенью, в разгар строительного сезона (в деревнях он начинается в августе), без работы. Готов из Московской области ехать в Ленинградскую, чтобы заработать немного на обшивке стен одной комнаты. Просит 700 руб. за кв. м. То есть обшивка стен и потолка кухни в 9 кв. м обойдется бедному дачнику в 27 000 рублей без учета материалов. Справиться с работой строитель обещает за два дня. Следовательно, в день он планирует зарабатывать 13 500 рублей. Или 1000–1300 в час. Я не смогла найти в Ленобласти людей, которые бы согласились набить уже распиленную в размер вагонку дешевле, чем за 400 руб./кв. м. А те, что согласились, были заняты.

При этом все строительные интернет-форумы полнятся жалобами на отсутствие работы. Я лично предлагала тем, кто сидит без работы, снизить цену и приехать обшить нам уже не одну комнату, а целый этаж. 170 кв. м. неспешной работы для двоих на пять рабочих дней, для одного — на десять. Ценник выставили от 120 до 170 т.р.

То есть люди считают, что в месяц не очень квалифицированным трудом они должны зарабатывать 240–340 т.р. При этом в 2015 году, когда происходили указанные события, даже у Путина зарплата была 250 тысяч.

А вагонку мне набить за 70 000 руб. никто не согласился — предпочли сидеть дома. Авось, жена прокормит!

Присматривала прошлой осенью проект курятника/козлятника. Дом для двух коз и пяти кур. Построить сие сооружение из досок, на голой земле, без утеплителя и обшивки, местные строители согласились минимум за 50 тыс. руб. И обещали справиться за день, максимум два. Я даже уточнила, знают ли они, как выглядят куры. Ведь курица только генетически — ближайший потомок динозавра. А места-то она занимает немного. Знаем, говорят, видели курицу, но дешевле пятидесяти не построим. На том же форуме, где искала строителей курятника, другой пользователь хотел построить курятник на 5–7 куриц из оставшегося отделочного кирпича. Цену ему выставили 60–70 т.р.

Ожидание чуда в виде лоха, который придет и оплатит три месяца простоя, стало профессиональной идеей наших строителей и разнорабочих.

Они все предпочитают не 21 день в месяц работать, чтобы заработать 60 тыс. руб. (деньги для провинции умопомрачительные), а раз в квартал наколотить дураку на 200 тысяч вагонки. Ведь если очень стараться, то за три месяца одного такого дурака найти можно.

С тех пор как я озадачилась проблемами ремонта, успела побывать в нескольких странах. Нигде я не встречала таких цен. В Финляндии за обшивку мансарды изнутри никто не просит 2,5 тыс. евро — в голову не придет. За курятник метр на метр тысячу евро не попросят — я проверяла. Даже в Дубаи, дожидаясь транзитного рейса, познакомилась с летевшим в Штаты местным арабом. Спрашиваю:

— У вас дом есть?
— Конечно, есть. (У араба-то из ОАЭ чтобы дома не было?)
— Ремонт давно делали?
— Сейчас как раз закончил.
— И сколько стоит стены панелями обшить? Вы бы за три крохотные комнаты и коридор 3 тыс. евро заплатили? (Тогда рубль дороже был.)
— Вы что, это очень дорого!

У нас же на строительном рынке существует огромный налог на дурака. И с этого налога мелкие строители живут. В нем — вся идея малого строительного бизнеса в России.

К налогу на дурака приплюсовывается налог на посредника. Если искать бригады по объявлению, то вероятность попасть на посредника — 90–100%. Вы договариваетесь о качестве и объеме работ с посредником, а дело имеете с исполнителями. Которые зачастую не в курсе ваших договоренностей. Наценки посредников — до 100%, а то и 200%, в зависимости от вида работ. Посредник всегда чист, ездит на хорошей машине, нередко — в костюме. По-хорошему, он даже не посредник, а продавец. Причем самих строителей, а не их услуг.

«Таджик стоит 2000 руб. в день, русский — 4000 руб.». С этого обычно начинается разговор об услугах рабочих.

Другой налог в строительстве — на богача. Квадрат вагонки в дачном щитовом домике в глубоком Подмосковье наколотят за 700 руб., в коттедже в Новой Москве — уже за 1500, а обшить панелями квартиру на Петровке — 2500 за квадрат. Установить межкомнатную дверь в Бирюлево стоит 4000 руб., в Замоскворечье — 15 тысяч, а на Петровке — уже тридцать. В Петербурге при заказе одного и того же простого кухонного гарнитура в три погонных метра его сбор для жителей Старой деревни (окраина города) обойдется в 12 000 руб., а для обладателей квартиры на набережной Мойки — 70 000 руб.

Но налоги на дурака, на богача и на посредника — еще не вся нагрузка, которую несет бедный заказчик, надумавший построить скромную дачу.

Самый большой, самый наглый и самый беспощадный налог у строителей — на женский пол.

Как только слышат женщину, начинают придумывать несусветицу. Чего только мне не говорили! Что шлифовальный диск для «болгарки» стоит 500 рублей и что на шлифовку косяка уйдет 10 дисков! Что столбы для ограждения собачьего вольера нужно для надежности делать из черной стали, а сами столбы заглублять на три метра. Можно подумать, у нас не дворняга на участке, а полярный медведь! Когда я искала рабочих обшить стены обрезной доской, мне говорили, будто нужно шить по косой, делать в фаску, брать специальные саморезы, обрабатывать доску изнутри дорогим раствором. Говорили, что в цену входит амортизация инструмента. Когда я спрашивала, какими же шуруповертами и электролобзиками господа пользуются, если одна их амортизация обходится в десятки тысяч рублей наценки ежемесячно, мне отвечали, что шуруповерт стоит 100 тыс. рублей.

Проводила даже эксперимент: одни и те же строители мне и мужчине называют ценники, разнящиеся в полтора-два раза.

Однако если такие налоги на дурака или богача — проблема рынка, то, например, саморефлексия рабочих — проблема уже менталитета.

В России каждый человек уверен, что занимается высококвалифицированным трудом. Особенно это касается мелких строителей. Вот уж кто верит, что их руки в прямом смысле золотые! Спросите любого разнорабочего со стройки — он скажет, что его работе нужно долго учиться. А если заговорите с теми, кто обшивает стены деревом, кладет плитку или ставит парники из поликарбоната, выйдет, что таким премудростям люди обучаются годами.

Это огромная проблема: мелкие строительные рабочие уверены, что их квалификация гораздо выше квалификации инженера, врача или университетского преподавателя, которым они, собственно, и берутся благоустраивать дачи. Причем рабочие всерьез думают, будто, не имея образования и особых навыков, они обладают эксклюзивной квалификацией. А что это, извините, за квалификация накручивать вагонку, если даже я с первого раза смогла все сделать правильно?

Во всем мире мелких строительных рабочих нанимают там, где самому делать невыгодно. Если ты инженер или бизнесмен, час твоего времени стоит дороже часа работы специалиста по обшивке стен вагонкой. Поэтому ты занимаешься своим бизнесом, зарабатываешь деньги и часть их тратишь на оплату услуг рабочего.

У нас же все иначе! Профессор, бизнесмен или инженер зачастую вынужден брать отпуск за свой счет, чтобы сделать дома косметический ремонт. Потому что бригада ремонтников, которые порой вообще никакого образования не имеют, требует больше, чем зарабатывает профессор.

Конечно, непониманию собственного места на рынке труда способствовали и 70 лет якобы диктатуры пролетариата, когда ценность труда разнорабочего номинально считалась выше, чем ценность труда инженера. Однако на практике даже в Советском Союзе рабочий зарабатывал меньше инженера или научного сотрудника. Больше удавалось иметь только стахановцам, шахтерам или тем, кто на государственной технике подрабатывал нелегально у тех же дачников.

И здесь мы подходим к, собственно, главной сегодняшней проблеме всего российского рынка труда — проблеме оценки собственных компетенций. После перестройки и 90-х, когда ресурсы и рабочие места перераспределялись порой совсем случайным образом, люди потеряли последнее представление о ценности профессиональных навыков. Когда банкирами становились бандиты, учителя шли в торговлю, дипломы инженеров продавали в переходе, все ориентиры пали. И сегодня мы получили миллионы людей, которые не понимают разницы между квалификацией врача и плиточника. Последний уверен, что его навыкам нужно долго и упорно обучаться. Не меньше, чем профессии врача.

И дело не в одних лишь рабочих специальностях. Россию захлестнул бум непрофессионализма. Он во всем. Медсестра присылает резюме на должность главного редактора: «Никогда не работала в газете, но хочу попробовать. Я много читаю, легко обучаема и открыта всему новому». На вакансию IT-специалиста в крупном банке резюме шлют люди, окончившие трехмесячные интернет-курсы. Бухгалтером в госкорпорацию просятся женщины, отучившиеся на скайп-вебинаре.

Страна погрязла в бесчисленных тренингах, курсах, обучающих семинарах, которые ведут те, кто сам пару месяцев назад отучился на этих семинарах.

Сотни, если не тысячи никому не известных бизнесменов учат по скайпу технологиям успешных стартапов. И где они, эти стартапы? А уж сколько в интернете появилось разнообразных школ SMM, в которых тебя за две недели обещают научить всему, что требуется для работы в крупнейшем PR-агентстве страны. Дураки вкладывают в образование сотни тысяч, крупные компании содержат хедхантеров, охотящихся за специалистами по всему миру. А всего-то, оказывается, и нужно, что отучиться две недели на онлайн-курсах!

Как недавно заметили в одном популярном демотиваторе,

нет ничего страшнее высокомотивированного низкоквалифицированного специалиста.

И судьба этих, с позволения сказать, специалистов горька. Жаль, что вместо экстренного поиска новых источников заработка они, сложа руки, ждут чуда. Кто-то этим чудом считает лоха-дачника, а кто-то — двухнедельные курсы, которые дадут ему возможность на голову обойти специалистов с университетскими дипломами. Я даже не знаю, что еще должны выдумать наши власти, чтобы люди наконец уже поняли — чудес не бывает.