Пенсионный советник

Подпишитесь на оповещения от Газета.Ru

Новые друзья Москвы

09.12.2014, 09:29

Дмитрий Карцев о том, кто из европейцев поддерживает Россию и зачем

В Берлине маленький политический скандал. Авторитетный еженедельник Spiegel рассказал о посещении высокопоставленными членами партии «Альтернатива для Германии» российского посольства.

Беседа члена президиума партии Александра Гауланда и исполнительного секретаря Георга Пацдерски с российским советником-посланником состоялась еще 26 ноября, однако только сейчас детали, причем довольно скудные, стали известны широкой публике.

Как сообщает немецкий еженедельник, партийные функционеры обсуждали с дипломатами санкции против России, а также пути разрешения украинского кризиса. Политиков поприветствовал и российский посол в ФРГ Владимир Гринин. Россияне предложили АдГ, известной своим евроскептицизмом, проводить постоянные консультации по стратегическим вопросам. И как заявил Гауланд, он видит в этом одни плюсы.

«Никаких других сравнимых предложений от многочисленных дружественных нам государств мы не получали», — не без ехидства заметил Гауланд.

Но политический и медийный истеблишмент Германии не улыбнулся: Россия сегодня здесь страна нон грата. По реакции похоже на поход российских оппозиционеров к Майклу Макфолу в самый разгар «болотных» протестов.

Новый друг Москвы партия «Альтернатива для Германии» — это воплощение евроскептицизма с респектабельным лицом. Не вечно юные леваки с антиглобалистскими лозунгами, не волосатые правые радикалы: «Скинхеды? Что вы? Это давно в прошлом». Нет, это консервативные немецкие профессора, которые в один прекрасный момент подсчитали, что отказаться от евро и вернуться к старой доброй марке, даже при том, что это грозит резким удорожанием немецких товаров и, соответственно, падением на них спроса, все равно будет дешевле, чем кормить всю Южную Европу и половину Восточной.

«Греки страдают, немцы платят, банки зарабатывают» — под таким лозунгом «Альтернативе» не хватило десятых долей процента, чтобы пробиться в бундестаг в прошлом году, всего через полгода после создания.

«Больше Пруссии, меньше Америки» — так газета Zeit сформулировала внешнеполитическое кредо «альтернативщиков», имея в виду, что они призывают отказаться от традиционной после Второй мировой войны евроатлантической ориентации в пользу старых добрых традиций, заложенных еще в XIX веке Отто фон Бисмарком. Тот, как известно, считал, что Германии следует отстаивать собственные интересы, регулярно привлекая Россию как минимум в качестве тактического союзника.

Недавний гость российских дипломатов Гауланд как раз и стоял у истоков этой внешнеполитической доктрины. Даже после присоединения Крыма к России, когда ведущие немецкие политические силы в едином порыве поддержали введение санкций, АдГ выступила против и заявила, что Берлину следует продолжать диалог с Москвой.

Но в Берлине у Москвы есть еще и другие симпатизанты.

Это партия «Левые» — наполовину раскольники из рядов социал-демократов, наполовину бывшие гэдээровские функционеры, у нее есть даже собственная фракция в немецком парламенте. В патриотическом сегменте рунета большой популярностью пользуются выступления ее лидеров Георга Гизи и Сары Вагенкнехт, любезно переведенные телеканалом Russia Today, в которых, перефразируя высказывания Ангелы Меркель о Владимире Путине, они обвиняют саму фрау канцлерин в том, что она «живет в другой реальности», и клянут ее санкционную политику.

А есть еще пресловутая Марин Ле Пен во Франции, которая в тот же день, что и Spiegel рассказала о визите «альтернативщиков» в посольство РФ, объявила о получении кредита на €9 млн в одном из российских банков. Или ее соотечественник философ Гийом Фай, чьи пророссийские высказывания с удовольствием цитируют федеральные СМИ, не вдаваясь в такие детали, как то, что кроме концепции Евросибири он подробно описал еще и как, например, уничтожить еврейское государство. Или националистическая болгарская «Атака», громко анонсирующая митинги за Новороссию, на которые, правда, потом едва собирается больше пары сотен человек.

Все это достойное общество уже успели окрестить «путинским интернационалом», сравнить с Коминтерном и объявить основой нашей «мягкой силы».

Но это, конечно, не более чем художественное преувеличение. Потому что единственное, что кроме нелюбви к европейской бюрократии и симпатии к нынешней России объединяет радикальных националистов, непримиримых антиглобалистов и уважаемых ученых, — это то, что ни в какой обозримой перспективе к власти они не придут.

Многие спросят, зачем тогда это все, имея в виду информационную, а возможно, и финансовую поддержку бесперспективных политических сил. Кто-то заподозрит очередной распил — и будет глубоко не прав.

Поддержка, моральная или материальная, оказывается вполне осознанно, целенаправленно и рационально. Просто ее цель вовсе не внешне-, а сугубо внутриполитическая. Не привести своих союзников к власти, а убедить российское общество, что такие союзники есть, их много и еще желательно, что их страшно зажимает «либеральный тоталитаризм».

Москва просто перенесла на зарубежные партии привычные методы работы с отечественными, которые уже давно не борются за власть и даже особенно не лоббируют чьи-то интересы, а просто создают видимость политического процесса.

Так и тут: важно не наличие реального раскола по российскому вопросу, которого, судя по социологическим данным, нет и близко, а видимость этого раскола.

А цель одна — убедить российского избирателя, что все нормально, что мы хоть и одни в кольце врагов, а все-таки не совсем. Что где-то в глубоком тылу есть те, кто нас не судит, а понимает. Что в самый трудный момент они протянут нам руку помощи. Что мы не так уж и не правы.