Пенсионный советник

Подпишитесь на оповещения от Газета.Ru

Иосиф и его братия

07.03.2015, 11:12

Антон Елин о том, так ли далека власть от народа

Моя дочь убегает с продленки, чтобы внимательным синицам и буроголовым гаичкам вновь и вновь доказывать дарвиновскую теорию. Висит на ветке дерева над острыми шипами металлической ограды дома. Висит, ногами шевелит. А синтетическая теория эволюции доказательств не требует, с ней сегодня спорят только затундренные хоругвеносцы, поэтому я снял дочь с ветки и мы, чтобы как-то ее занять, отправились в Дом пионеров, или как там он теперь называется.

Дом пионеров оказался молодежным центром «Каскад». И это на самом деле похоже вовсе не на каскад, а на наш родной кастет. Им я и получил хук слева с отбросом назад и вправо, войдя в узкий коридор. Глухими, прокуренными голосами дети дурниной выводили песню «Был ты героем, бесстрашным героем! / В песне остался навек молодым! / Мы подрастем, новый город построим, / Площади имя твое мы дадим!»

Вы знаете, о ком это поется? О Павлуше Морозове.

Рефери склоняет свою щербатую рожу надо мной. Класс ревет: «Дай руку, Павлуша! / Время совсем не помеха для нас. / Громко сердца наши бьются, послушай!»

Весна 2015 года. Павлуша Морозов, доносчик, всесоюзный фантом, зарезанный отцом-алкоголиком, «лежал головою в восточную сторону. На голове надет красный мешок. Смертельный удар в брюхо, из которого частично вышла часть кишок». Грубый монтаж, склейка, бабка Аксинья встречает нас на улице, с усмешкой говорит: «Мы тебе наделали мяса, а ты теперь его ешь»!

Сердце говорит: вставай и иди, впереди кружок выпиливания лобзиком. Кое-как поднимаюсь.

Я не знаю, что там выпиливают лобзиком, но в кабинете резьбы по дереву, который на сайте позиционирует себя как «прикосновение штихелем к прекрасному»,

дети режут плоскорельефно и весьма чернолаково портреты Сталина, Брежнева, Ленина, и полу-Цоя-полу-Путина.

Это или Цой, обернувшийся Путиным, или, что менее вероятно, Путин, замерзшими пальцами ломающий спички, от которых зажгутся костры. Я не мог это не сфотографировать.

Еще раз. Весной 2015 года дети в обычном Доме творчества, не во дворце праправнуков ленинской гвардии, не в ДК «Сталинята», не в коммуне стареющих октябрят, а в рядовом московском центре чертова творчества, вырезают из дерева портреты Сталина, Брежнева, Ленина, Маленкова, Булганина, кажется, там еще распятый дайвер в маске и с трубой, изо рта торчащей, висит. А в соседнем зале поют песню о Павлуше Морозове.

2015 год.

Перемотка пленки только назад, только вспять, к кишкам Павлуши, к бабке «наделала мяса» Аксинье. Назад, к дохлому коту Шаламова, которого он хранил в холодильнике, — больше с писателем никто не общался, — назад, к Пятакову, умолявшему суд позволить ему лично расстрелять жену и своих детей. Умоляю, разрешите искупить вину перед партией, позволив мне собственноручно расстрелять семью. Только одна кнопка осталась работать безупречно — Fast Rewind. Быстро назад!

Ведь преподавателю кружка что, выкручивают руки? А может, его бьют поленом по голове в подвалах «Каскада», жестоко вгоняют под ногти иголки, ломают хребет мужику, заставляя из детей делать политзомби? Это многое бы объяснило.

Но мне кажется, никто его не бьет. Кое-как еще со всеми допущениями можно предположить, что препод пытался через лицо понять характер Сталина. Но Брежнев. Господа, Брежнева-то на кой черт вы вырезаете? Что скажет маленьким детям его лицо, занимающее все выделенное чернолаковое пространство? А Булганин? Эти лица что дают малышам? Понимание истории?

«Это наша история, это надо знать». Не надо. Надо выпустить уже зверей из тесных клеток вашего разума.

Я на той неделе был в Госдуме. Лет пять ноги моей там не было. И вот явился. Ну да, хаски с подкачанными губами очень важно ходят туда-сюда, ну да, позорище буфетов с семгой, припущенной в белом вине, за 130 рублей и все эти рассказы, как депутаты испугались удорожания гречи с 25 до 40 рублей за тарелку.

Все это бесспорная, но уже родная такая дичь. Ну вот не вызывали отвращения народные избранники. Обычные лица, обычные ужимки. Дядьки, от которых, во всяком случае, хорошо пахнет.

После «Кастета» я понял. Мы льстим себе, думая, что на Охотном Ряду сидят инопланетяне.

Нет, это ведь мы там сидим и орем о повышении цен на гречу в столовой, за которую жизнь отдадим не раздумывая. Госдума — очень точный срез нашего общества. А выборы, думаю, показали образец филигранного понимания чаяний народа.

Ведь это мы вырезаем на уроках паскудные физиономии убийц и сифилитиков, людей, которым не стоило никаких моральных мучений отправлять целые слои общества в клетки, заполненные голодными крысами, как делал со священниками наш любимый Ильич. Или… Впрочем, надо ли повторять, что именно делал Иосиф.

А может, проще не подпускать психов к детям? Или детей к психам? Пусть лучше дети на ветках висят, я так думаю. Синицы со мной согласятся. И буроголовая гаичка тоже.