Пенсионный советник

Подпишитесь на оповещения от Газета.Ru

Это уже не шутки

06.07.2015, 10:13

Георгий Бовт о природе абсурда в противостоянии России и Запада

Шутники из рядов, как ее называют, «прогрессивной общественности» проводили Думу на каникулы саркастическими репликами. Мол, до осени настанет пауза в производстве экзотических (в основном запретительных) законов. Зря они так шутят, на мой взгляд...

В какой-то мере пауза неопределенности в российской политике обозначилась примерно с весны. Противоречивые заявления представителей правящего класса оставляют впечатление, что эти люди немножко мечутся между мобилизационной самоизоляцией, с одной стороны, и робкими надеждами на то, что в обозримом будущем можно будет хотя бы частично вернуться к business as usual в отношениях с Западом. Что, в свою очередь, избавит от труднореализуемых усилий по закручиванию гаек внутри страны.

Правда, ни тот ни другой вариант не избавляет от более энергичных, чем сейчас можно наблюдать, усилий по выведению экономики из спада. Эти усилия никак не получаются, и даже потуги выглядят бледновато. Словно все ищут некий заветный пакет с надписью: «Вскрыть в час Х», где содержится спасительный план, но пакет то ли куда-то завалился, то ли его украли враги или предатели.

Конечно, такая пауза не может тянуться долго.

В ближайшее время, например, может проясниться, вылившись в конкретные действия в экономике и политике, что стояло за обтекаемыми формулировками пятничного заседания Совета безопасности страны. На нем Владимир Путин говорил, что санкции с нами надолго и нужно вырабатывать контрмеры. Надо понимать, что масштабные. А Николай Патрушев (председатель совета) обозначил то, как понимают цель всех этих западных санкций в Кремле, — как курс на смену режима.

А это уже не шутки, а защита конституционного строя.

Отпор таким действиям, конечно, требует более серьезных мер, чем создание неблагоприятных условий финнам в покупке российского леса-кругляка в ответ на отказ в визе спикеру Думы Сергею Нарышкину. При том что сам «казус Нарышкина» наглядно показывает: эскалация противостояния Запада и России штурмует новые высоты, причем на этих высотах элементарный здравый смысл становится все более разреженным.

Начать с того, что юридически режим персональных санкций против Нарышкина вовсе не обязывал финнов не пускать его на юбилейную сессию ОБСЕ (это примерно как если бы делегацию Ирана, который под санкциями США, не пустили на сессию ООН). Нарышкин, будучи под санкциями, был с визитом, насколько помню, во Франции. А тоже находящийся под персональными санкциями глава кремлевской администрации Сергей Иванов возглавлял российскую делегацию на мемориальных торжествах в Освенциме в Польше.

Но теперь, видимо, по рядам оппонентов Кремля на Западе прошел некий сигнал (не стоит понимать буквально как депешу из «вашингтонского обкома», речь о созревшем у наших «партнеров» новом понимании ситуации),

что удавочку пора бы чуток подзатянуть, поскольку прежний уровень давления не дал особых результатов.

Такое ощущение хорошо ложится на слухи о том, что, дескать, Кремлю и лично российскому президенту предъявили некий очередной «последний и решительный» ультиматум, что пора бы с проектом Новороссии завязывать. И еще вот этот неожиданный звонок Обаме недавно. Неужели так «Исламское государство» расчесалось?

Или вот оставление на днях ополченцами Широкино, что под Мариуполем. Про демилитаризацию Широкино пеклись партнеры по «нормандской четверке» еще с мая, и теперь свои действия руководители мятежных украинских районов назвали «началом мирного диалога с Киевом». ЛНР и ДНР также объявили выборы в октябре «по украинским законам». Или вот эта непонятная реплика анонимного представителя ОБСЕ, что, дескать, референдум в Крыму может быть «рассмотрен ЕС», если будет проведен под эгидой ОБСЕ. Хотя исход такого референдума (при том что его проведение стало бы признанием Москвой незаконными своих прежних действий), думаю, был бы примерно тем же по цифрам, что и предыдущий. Просто зачем-то следует вброс-зондаж на уровне, подчеркнем, анонимного источника, который всегда можно опровергнуть.

В противовес этому, правда, циркулируют слухи о якобы грядущем обострении ситуации на юго-востоке. Киев подчеркнуто — и безнаказанно — игнорирует политическую часть «Минска-2». А оживившаяся перепалка Москвы с НАТО (теперь у нас именно не столько диалог, сколько перепалка) насчет вооружений в Европе и возможности разместить там ядерные ракеты сулит еще более опасное и «богатое дебютное начало», нежели взятие ополченцами хоть бы Мариуполя.

Одно враждебное решение или резкое заявление провоцирует другие, ответные (например, насчет кругляка, которое не может не ударить и по отечественному бизнесу в Карелии, как у нас водится со всеми контрсанкциями), а заодно и нагнетание общей атмосферы абсурда. В этой атмосфере возможны уже и заявления — не поймешь, то ли в шутку, то ли в порядке троллинга, то ли всерьез, — о том, что и сама эта Финляндия получила независимость от «незаконного правительства». Ведь когда Ленин (видимо, в благодарность за то, что удалось отсидеться в шалаше в Разливе в компании с Зиновьевым) даровал Финляндии независимость 6 декабря 1917 года, большевистское правительство еще никем признано не было. Появляются депутатские запросы в Генпрокуратуру — а то ведь других дел у этих уважаемых господ нет — о правомерности выхода Прибалтики из состава СССР.

Передача Крыма в состав Украинской ССР была признана тоже незаконной. А бывший некогда главой нашей делегации в ПАСЕ, ныне простой сенатор Константин Косачев вместе с коллегами вроде главы комитета СФ по конституционному законодательству Андреем Клишасом (это тот самый, который, будучи уже под персональными санкциями и не в состоянии посетить собственную недвижимость в Швейцарии, выступил инициатором закона об уголовном наказании за недекларирование второго гражданства или вида на жительство) занимается составлением списка потенциально «нежелательных организаций», как его еще назвали, «патриотического стоп-листа».

Поскольку юридической силы, как говорят сами составители, список иметь не будет (НКО уже и так отрегулированы «по самое не могу», следующий шаг — полный запрет иностранного финансирования, о чем вопрос, кстати, уже ставится), то можно предположить, что он предназначен, как «дацзыбао» в годы «культурной революции» в маоистском Китае, для вброса в толпу публичной «критики» фигурантов списка.

То, что еще недавно показалось бы фантасмагорическим нагнетанием абсурда, сегодня банально диктуется логикой эскалации противостояния.

То есть мы в это скатились. В «пятиминутки» ненависти и прочее.

Причем, как ни парадоксально покажется той же вышеупомянутой «прогрессивной общественности», по-человечески логику «скатывания» можно понять. Поскольку это происходит в условиях, когда тебя методично загоняют в угол, используя двойные стандарты, причем по вопросам, по которым ты не то что чувствуешь себя правым, но, по крайней мере, там не все так однозначно, как тебе приписывают загоняющие.

А чем еще отвечать, скажем, на заведомо абсурдные слова и действия тех же «незаконно вышедших из СССР» прибалтов, когда они чуть ли не готовят всеобщую мобилизацию в преддверии «российского вторжения»? И таких на грани бреда заявлений оттуда ведь — и применительно к истории, и применительно к современности — поступает изрядно. И никто не крутит в ответ нагнетающим абсурд тамошним деятелям пальцем у виска, а все это становится темой обсуждений, скажем, на сессии НАТО. Все всерьез.

Ну раз «всерьез», тогда извольте получить эмбарго на шпроты и добро пожаловать в эпоху тотального троллинга как формы современной дипломатии. И не надо удивляться в этом случае залихватским «дворовым» формулировкам, с недавних пор вошедшим в моду у департамента информации и печати нашего МИДа.

Дипломатия в формате коммунальной свары стала нормой.

Параллельно — почему-то неожиданно для многих у нас — открылся «второй фронт» в виде иска на 50 млрд от акционеров ЮКОСа. Постоянная угроза ареста российских активов может превратиться в более действенный способ экономической изоляции страны, чем объявленные санкции. Дополнительным сильнейшим раздражающим фактором станет то, что дело дошло до американского суда. Особенно нам эмоционально ненавистного.

Наши ответные возможные меры — арест иностранной собственности и т.д., — хотя и представляются «логичными», пусть и запальчивыми, в контексте отношений противостояния, вряд ли остановят покатившуюся под откос инертную судебную машину. Со слабой надеждой на то, что дело ЮКОСа можно как-то «разрулить» политическими средствами в одном пакете с урегулированием на Украине, можно расстаться. Многие процессы, порожденные атмосферой противостояния России и Запада в последние месяцы, видимо, уже обрели самостоятельную динамику и необратимы.

Николай Платонович Патрушев, скорее всего, прав. Ставка на «снос режима» уже сделана.

Причем не силами жалких НКО, с которыми продолжают бороться с неистовой силой. А по той же модели, по которой развалился Советский Союз. Под грузом собственных проблем, заставивших дрогнуть и начать дергаться советскую правящую номенклатуру. Вот такими проблемами, отягощающими наши внутренние болезни, нас и будут продолжать «нагружать». Ответ на них, со всей очевидностью, лежит в сфере перестройки экономики, а также институтов, от которых зависит эффективность ее работы (прежде всего судебно-правовой системы).

Но поскольку у руля стоят люди, которым ближе вопросы безопасности, то ответ будут искать — «под фонарем» — именно в сфере безопасности, политики и пропаганды. Если кому-то какие-то действия покажутся лишенными здравомыслия, не обессудьте. Вы просто еще не поняли: время нынче такое.