Новый Вавилон

О том, что многополярный мир бессилен против изменения климата

Политолог

«…По улицам курьеры, курьеры, курьеры… можете представить себе, тридцать пять тысяч одних курьеров!» Гоголевский Хлестаков, наверное, почувствовал бы себя как рыба в воде нынче в Глазго, где со всех краев света собрались политики и бюрократы пожужжать насчет спасения климата планеты. Ну не 35 тысяч, так 25 тысяч участников – вполне достижения для пандемийной поры. Из всех стран мира! Круто, чо уж. Это называется 26-я Конференция сторон (СОР-26) Рамочного соглашения ООН по изменению климата (РКИК). Правда, не будет лично ни Путина, ни Си Цзиньпина, ни Нарендры Моди, ни пронзительного саудовского наследного принца. Между тем, три из соответствующих стран вносят самый большой вклад в общее «загрязнение». На один только Китай приходится треть мировых выбросов парниковых газов.

За мать-природу люди доброй воли начали бороться уж лет 30 как (вон только топовых конференций провели 25 штук, вы же следили за их судьбоносными решениями). Есть ли прок? А нет никакого прока. Неумолимо и в огромных масштабах сокращается площадь лесов и биоразнообразие, ураганы все мощнее, наводнения все разрушительнее, погода капризнее.

Ключевой момент, говорят нам борцы за климат, чтобы снизить выбросы парниковых газов, прежде всего СО2. Однако, хотя выбросы СО2 на единицу мирового ВВП устойчиво снижались все последние годы, общие объемы выбросов остались примерно на том же уровне. Никакой «декарбонизации» на планете не происходит.
Задача-максимум – ограничить повышение среднегодовой температуры на Земле в этом столетии 1,5 градусами по сравнению с доиндустриальными временами (в 2020 году средняя температура была на 1,2 градуса выше доиндустриальной), в самом крайнем случае 2 градусами по Цельсию, что считается уже точкой невозврата для планетарной катастрофы. Так вот, если учесть, что все страны даже будут скрупулезно соблюдать положения Парижского соглашения по климату в части собственных обязательств по сокращению выбросов, то до промежуточного этапа (2030 год) общий объем останется практически неизменным, а затем снизится лишь незначительно.

Иными словами, даже полное выполнение Парижского соглашения не решает проблемы. Рост температуры превысит критические 2 градуса.
И хотя некоторые страны (европейские, например) взяли на себя повышенные обязательства стать «углеродно-нейтральными» к середине века или даже чуть раньше, пока это всего лишь слова. Россия дала обещание по части углеродной нейтральности на 2060 год, как Саудовская Аравия и Китай. Ну мы и коммунизм, помнится, обещали к 1980 году построить и всем по квартире дать к 2000-му. Никакого императива тут нет. Нет даже пока всемирно признанных штрафов/тарифов за «углеродный выхлоп» или невыполнение взятых на себя обязательств.

Однако если начать «штрафовать» за лишние выбросы, то вот примерный расклад. При сжигании тонны угля в целях электрогенерации образуется три тонны двуокиси углерода. При цене в 50 долларов за тонну «выхлопа» – так, чтобы почувствовали мотивацию – стоимость электричества, выработанного из угля, более чем удвоится. Расскажите это китайцам, индусам, да и нам тоже. Они вам ответят про рентабельность такой экономики. Однако даже такие цены на выбросы СО2, по некоторым подсчетам, не заставят снизить эти выбросы до показателей, гарантирующих непревышение роста температуры на 2 градуса. Даже если повысить тариф с 50 долларов до 85 за тонну к середине века. Оптимальным стимулом, говорят теперь аналитики, была бы цена 300-500 долларов за тонну выбросов к 2030 году и до 1000 долларов к 2050. Для справки,
сейчас каждая тонна выброса СО2, по подсчетам Всемирного банка, обходится в среднем в разных странах в 2 доллара за тонну. Это не тот стимул, чтобы резко озаботиться сокращением «выхлопа». Однако и резкое повышение платы/тарифов приведет уже в краткосрочном плане к банкротству большого числа ключевых для экономики отраслей. И экономик целых стран – с катастрофическими социальными и политическими последствиями. Так что еще неизвестно, что хуже.

Сейчас ископаемые источники энергии дают 84% всей потребляемой мировой экономикой. Для перевода ее на зеленые рельсы в ближайшие десятилетия потребуются инвестиции не менее чем на 100-300 трлн долларов. Таковых даже близко пока не предвидится. Как и инвестиций в соответствующие исследования. Правительства ведущих стран мира предпочитают вкладываться в ВПК и всякие гиперзвуковые ракеты, а также во все более дорогие социальные программы (электорат требует), нежели в какие-то зеленые технологии.

На субсидии и налоговые стимулы с целью стимулирования природоохранных технологий требуется в мировом масштабе 4-6 трлн долларов в год. Однако общемировые природоохранные усилия оцениваются сегодня не более чем в 68 млрд долларов в год. Это в два с половиной раза меньше, чем объем бизнеса компьютерных игр.

Так что конференцию в Глазго вполне можно назвать съездом ненаучных фантастов и мечтателей. Они будут говорить с умным видом о несбыточном, вместо того чтобы признать очевидное: при нынешнем мировом порядке никакие «общечеловеческие цели», сколь бы благими они ни казались и как бы велеречиво о них ни говорили политики, попросту недостижимы.

Нынешний мир в этом плане недалеко ушел от – нет, это был не Sputnik moment – библейского сюжета насчет строительства Вавилонской башни, когда строительство мегапроекта прекратилось по воле божьей, – и строители просто перестали понимать друг друга.

Они и сейчас не понимают. Одни настаивают на сокращении и даже прекращении добычи и использования угля (и то на фоне нынешнего энергокризиса в Европе эти же люди признают, что поторопились с этим делом), другие не могут отказаться от вырубки лесов. Третьи говорят, что не успели развиться до нужного уровня (американского, разумеется, на меньшее не согласны), а посему им нужны послабления по части сокращения выбросов и срокам перехода к «зеленой энергетике». Лучше сразу лет на сто. Четвертые ищут, кто бы за все это удовольствие заплатил, но в любом случае кто-то чужой и богатый. Нет даже общечеловеческого понимания, что есть «адаптация к изменению климата». Аналитики-алармисты и представители хай-тек-сфер экономики, плюс финансисты (им же осваивать бабло в любом случае) в упор не видят проблем реальных секторов, производящих столь приземленные вещи, как, скажем, сталь, бетон и удобрения. Не так круто, как чипы, но все же без них никуда пока. Ну и мы как страна, в частности, хотели бы, чтобы «прогрессивное человечество» приняло во внимание такой фактор, как Русский Лес, который не так крут, конечно, как на Амазонке, но все же помогает дышать всей тлетворной Европе. Да и Азии тоже. Может, мы вообще, с учетом Леса, уже давно «углеродно-нейтральные»? Смотря как считать – мы же знаем этот великий принцип.

Назревающий климатический кризис обернется еще более катастрофическими засухами и, как следствие, голодом. Предстоят войны за доступ к водным и рыбным ресурсам, а также с полчищами климатических мигрантов: не менее 150 млн человек в самые ближайшие десятилетия будут вынуждены покинуть места обитания в южных краях по причине их полной непригодности для проживания. Куда они двинут? Чаша сия не минует и развитые страны, поскольку жить под постоянной угрозой в каком-нибудь Техасе, что следующий ураган будет еще разрушительнее предыдущего, – будет все более сомнительным удовольствием. Вторжение человека в ранее недоступные места, как и таяние вечной мерзлоты (помимо техногенных катастроф) приведет к появлению новых смертоносных вирусов.

Нынешняя ситуация – момент истины для сторонников красивой идеи многополярного мира. Своего рода аналог Вавилонской стройплощадки. Этот многополярный мир на деле не способен ни на что, кроме дрязг, споров, взаимных разводок и бесконечных войн. Как у нас говорят в случае наличия бардака и бесхозяйственности? – «Тут хозяин нужен, без хозяина – никак».

Он же – твердая рука. Так и со всеми глобальными проблемами. Нужен единый центр принятия решений и принуждения к их выполнению. Либо пресловутое «мировое правительство», либо небольшая группа стран (или вообще одна или две страны), которые навязывают силой свою волю остальным. Можно сколь угодно долго и красиво воспевать национальные государства как оплот всего сущего, однако мировой порядок, построенный на двух сотнях суверенитетов, в настоящий момент совершенно бессилен перед глобальными вызовами. И перед коронавирусом, и тем более перед грядущей климатической катастрофой.

Беспомощна ООН, беспомощны все международные организации, а также клубы по интересам – что «семерка», что «двадцатка», что отдельные союзы типа Европейского. Потому что как бы ни пыжился ЕС, если не заставить Китай переделать свою энергетику, построенную преимущественно на углегенерации, все эти евроусилия будут впустую. То же самое с Индией. А нам вообще никто не указ, как известно.

Возможна ли «планетарная политика» в условиях существующего мирового порядка? Большинство политиков делают вид, что как бы да. И продолжают красиво говорить о надобности «совместной работы против изменений климата». Лишь бы было о чем говорить – некоторым ведь больше и не о чем друг с другом разговаривать (ну о чем нам еще говорить с той же Америкой, чтобы без мата?). На самом деле нет, невозможна такая политика.

Прежде всего потому, что она требует ограничений национальных суверенитетов, перестройки национальных государств в части приоритетов и принципов экономической политики (значит, и политики как таковой тоже) в соответствии с общими требованиями и стандартами, которые, как выясняется, «совместными усилиями» выработать не удается. И не удастся. Это все благоглупости для болтовни с трибуны ООН. Они могут быть только навязаны. Как, простите, та же пресловутая вакцинация.

Мирным путем никто вам свой суверенитет, разумеется, не отдаст. А потому пока на Земле на фоне усугубления тех же климатических проблем будет торжествовать принцип «умри ты сегодня, а я завтра». Это такой понятный и близкий нам принцип, каждодневно подтверждающий свою актуальность особенно теперь, в период пандемии и пустопорожних призывов всем сплотиться и проявить некую ответственность. Нынешними темпами Земля уже к концу текущего столетия может оказаться малопригодной для жизни, а во многих регионах – и вовсе не пригодной. Но нам же на это наплевать, если честно. Быть предпоследним или последним поколением – это даже круто. Уж повеселимся.

Либо же с этим пресловутым многополярным миром должны произойти такие катаклизмы, сравнимые по силе воздействия с мировой войной, которые заставят перестроить весь мировой порядок в соответствии с резко изменившимися обстоятельствами и под диктовку тех, кто выживет и первым сумеет приспособиться. Ну или победит в Третьей мировой, в какой бы форме она не произошла. Хоть бы и гибридно-кибер-цифровой-виртуальной.

Поделиться:
Загрузка
Найдена ошибка?
Закрыть