Слушать новости
Телеграм: @gazetaru

Забыть про Америку

Георгий Бовт о том, как выборы в США влияют на жизнь в России

Какая новость была заглавной в наших СМИ в День народного единства 4 ноября? Выборы в США. За ними следили более половины россиян, хотя 45% (данные ФОМ) Америка — по барабану. Примерно треть положительно относится к Трампу, столько же его терпеть не могут. Байдена знает примерно половина (явно больше, чем многих российских министров). Однако, согласно милой российской привычке, относительное большинство полагало, что победит действующий президент. Ведь если не Трамп, то кто?

В соцсетях кипели страсти между «трампистами» и «байденистами». Вторые скорее «топили» не столько за дедулю, который на 4 года старше Трампа (Байдену 20 ноября стукнет 78 лет), сколько за либералов и Демпартию. Российские же консерваторы не по-детски болели за Трампа как за родного: с ним ассоциируются «консервативные ценности».

Российские либералы, не имея ни паспорта США, ни (за некоторыми исключениями) даже вида на жительство в США, впряглись за демократов, будто волонтеры на окладе, не скрывая лютой ненависти к Трампу. Словно этот хам, выскочка и пустобрех испортил жизнь лично им.

На самом деле, конечно, за некоторыми опять же исключениями (тех, кто связан с какими-то проектами или работой в Америке), речь идет об «альтруистическом» выказывании политических симпатий.

Многие следят за гонкой в Америке из спортивного интереса, живо интересуясь, как шел подсчет голосов в Джорджии или Неваде, выясняя особенности электорального поведения городских и сельских округов Пенсильвании, принесшей победу Байдену. Многие интересующиеся политикой люди возмущаются ангажированностью так называемой (согласен с этим определением) свободной прессы США, которая «топила» против Трампа с такой нескрываемой страстью так, как мало кто «топит» в нашей стране даже за Путина.

Спортивно-политический интерес подобного рода имеет отчасти объяснение в том, что в нашей стране столь напряженной политической гонки мы ни на каком уровне уже давно не видели.

С другой стороны, многие у нас предпочитают и в футболе следить больше за чемпионатом Английской премьер-лиги, делая ставки в букмекерских конторах, нежели за отечественными ристалищами «Тузика» с «Шариком», где к тому же свои ставки делают еще, кажется, и судьи. Иначе объяснить некоторые их решения на футбольном поле невозможно.

С другой стороны, половина нашего народа придерживаются насчет треклятой Америки такой точки зрения: меня лично это никак не касается, мне что Байден, что Трамп, до зарплаты бы дотянуть да заложенную шубу жены успеть выкупить из ломбарда до холодов.

И действительно, что нам этот Байден? Да и вообще любой американский президент. Какое влияние он может оказать на жизнь простого российского человека?

Победи Никсон Кеннеди в 1960 году — а он бы и победил, если бы чикагская мафия не вбросила 100 тысяч голосов в пользу кандидата демократов в Иллинойсе — дошло бы дело до Карибского кризиса? Когда горячий парень с ирландскими корнями начал мериться ракетами с не менее импульсивным советским лидером Хрущевым, который— всего лишь! — направив ракеты на Кубу, хотел «запустить ежа в штаны американцам». Такого уровня была тогда геополитика (гусары, молчать про нынешний ее уровень!). С другой стороны, и Хрущев, и Кеннеди воевали и знали, что такое война. Уверен, что только это их и остановило. Для советских же людей молодой Кеннеди (многие плакали, когда его убили) стилистически хорошо сочетался с хрущевской «оттепелью».

В 1970-х разрядку с американской стороны мог начать только такой закоренелый антикоммунист, как Ричард Никсон. Потому что он был вне подозрений насчет симпатий ни к Советам, ни к коммунистическому Китаю (с Китаем у Америки получилось еще успешнее, и тоже благодаря Никсону). Оказало это влияние на «простого советского человека»? А на распад СССР в будущем? На кого точно не оказало, так это на отшельницу Агафью Лыкову, которую случайно обнаружили в тайге геологи в 1978 году. И на кого точно повлияла политика разрядки с Америкой, так это на героев «еврейской эмиграции», которая началась именно тогда в качестве попытки советских лидеров договориться по режиму свободной торговли с США. В результате родители увезли Сергея Брина в Америку в 1979-м, а так он мог бы дотянуть до залоговых аукционов на подхвате у какого-нибудь олигарха. «Free trade» нам все равно заблокировали «поправкой Джексона-Веника».

А вот вопрос о свободе выезда с тех пор так вызверил большую часть советской интеллигенции против режима кремлевских маразматиков, что она к моменту прихода Горбачева была готова снести этот режим к чертовой матери, бунтуя на кухнях.

До поры затаив большую фигу в кармане, которую отдельные представители этой интеллигенции вытаскивали из штанин и помахивали ею на закрытых вечерах или на концерте в честь Для советской милиции (там позволялось чуть больше) сытым лицам в партере.

«Проповедник» Джимми Картер, казавшийся полным тихушником, устроил нам в ответ на вторжение в Афганистан не только бойкот московской Олимпиады-1980, но и зерновое эмбарго. СССР тогда критически зависел от импорта зерна, зато теперь Россия — один из крупнейших в мире его экспортеров. Он, конечно, купил зерно на стороне, но примерно с тех пор «колбасные электрички» стали хроническим явлением. А тотальный дефицит был одной из причин краха СССР.

Рейган, провозгласивший СССР «империей зла», разумеется, тоже не оказал влияния на жизнь «простого советского человека». Этот человек даже не знал о таком лозунге, поскольку ни «Правда», ни «Известия» о нем не писали. Зато на том технологическом уровне почти завиральная идея «звездных войн» настолько напугала кремлевских старцев во главе с не слезавшим с гемодиализа чекистом Андроповым, что оно задергалось, словно от Паркинсона, и решило начать советский социалистический строй улучшать. Лучше бы старцы его не трогали своими руками. Поскольку улучшать его по известным уже тогда рецептам Дэн Сяопина было идеологически западло, то наследник Андропова (через Черненко) Горбачев решил начать с того, чтобы понравиться Западу.

Все могут ознакомиться с тем, что и как советовали американские президенты Горбачеву и Ельцину в конце 80-х и начале 90-х. Но «простой человек», разумеется, непосредственно никак на себе это не чувствовал. Зато опосредованно — ох, как хлебнул.

Насчет старины Байдена сложились в нашем политическом классе и примыкающей тусовке несколько мифов.

Первый — что он в полу-маразме и править сам не будет, а рулить будет непонятная и, судя по всему, «стерва-социалистка» Камала Харрис. Да, Байден действительно не в лучшей форме, путает цифры, слова и факты, и даже своих внуков. Однако, во-первых, Рейган времен второго срока был мало чем лучше, за него вообще «рулила» жена Нэнси. Во-вторых, сила американских институтов вполне проявила себя при «идиоте» Трампе, они переварили рыжего бунтаря, да и выплюнули сейчас цинично. При Байдене, человеке истэблишмента, их работа станет более слаженной. Кроме того, в нашей стране, относясь пренебрежительно к возрастным людям, неправомерно переносят это на иностранных политиков. При том что средняя продолжительность жизни в Америке для тех, кто перевалил за 60 лет, составляет более 84 лет (около 81 года для мужчин), а в России — около 81 года (около 76 лет для мужчин).

При Трампе внешней политикой в основном «рулили» силовики и откровенные «ястребы». Госдепартамент с его большой «обамовской» прослойкой долгое время был отодвинут на задний план. Сейчас эта ситуация поменяется. Потенциальная команда Байдена по Европе и России заведомо более сильная. В этом есть свои плюсы, но и свои проблемы. Там будет много людей из окружения Хиллари Клинтон и Обамы. Возможно, мы еще услышим и о Майкле Макфоле (hi, Mike, how are doing?), от яркого, но короткого посольства которого до сих пор икается на Смоленской площади. И о Виктории Нуланд с ее cookies. И о Сьюзан Райс, с которой жестко пикировался в ООН наш бывший полпред Виталий Чуркин.

Второй миф состоит в том, что президентство Байдена станет «полным кошмаром» для наших отношений, прилетят «санкции из ада» и все такое. Прилететь, конечно, могут, но я бы не преувеличивал. Это будет «ужас», но вряд ли «ужас-ужас».

Если бы Джо Байден сейчас придерживался тех же взглядов, что 40 лет назад, то, возможно, некоторые представители российского политического класса радовались бы его победе, как победе Трампа четыре года назад. В составе делегации конгресса Байден впервые побывал в СССР в 1979 году. К тому времени он уже семь (!) лет был сенатором. Он активно лоббировал договор о стратегических наступательных вооружениях ОСВ-2, подписанный Джимми Картером и Леонидом Брежневым в июле 1979 года. Как и вообще идею сокращения вооружений. Сенат США его так и не ратифицировал на фоне войны в Афганистане. В Москве Байден встречался с министром иностранных дел СССР Андреем Громыко.

То есть, на минуточку, Америкой будет править человек, который уже вовсю делал карьеру при Брежневе.

Сегодня Байден выступает за пролонгацию договора СНВ-3 еще на пять лет, что не потребует ратификации сената. Байден также за возвращение в российско-американский договор «об открытом небе», из которого Трамп вышел. Он за укрепление режима нераспространения ядерного оружия. Переговоры по проблемам вооружений между Москвой и Вашингтоном могут стать основой для повышения конструктивности диалога в целом.

С другой стороны, будущий президент намерен восстановить атлантическую солидарность и укрепить пошатнувшиеся при Трампе отношения внутри НАТО. Разумеется, чтобы противостоять «российской агрессии» и чтобы Россия «заплатила реальную цену за нарушение международных норм». НАТО, считает Байден, должно размещать военные силы в Восточной Европе ближе к российским границам. При нем идеологическая составляющая внешней политики усилится, что всегда было проблемой для Москвы и что традиционно для администраций демократов.

Можно ожидать активизации на том направлении, которое в России называют «вмешательством во внутренние дела», а в Америке — поддержкой демократии, свободы слова и прав человека, а также всяких НКО. В ответ у нас еще активнее начнут ловить «иностранных агентов». Хотя раньше Байден заявлял, что Америка не ставит задачи смены режима в России, наверняка некоторые шаги его администрации в нашей стране, и не только в Кремле, воспримут именно так.

Вряд ли следует ожидать ускоренного вывода американских войск из Афганистана и Сирии, в которой Байден в качестве «проблем Америки» называл через запятую запрещенный в РФ ИГИЛ (организация запрещена в России), Иран, Башара Асада и Россию. В «ядерную сделку» с Ираном, из которой Трамп вышел в одностороннем порядке, Байден скорее всего вернется. Что, впрочем, не принесет Москве особых дивидендов.

Следует готовиться к активизации Америки на постсоветском пространстве, что всегда болезненно воспринималось в Кремле. Однако следует признать, что наши проблемы там (утрата влияния) — во многом производная не столько происков США, сколько нашей собственной политики, экономической слабости и ошибок по части применения «мягкой силы».

Байден продолжит давление на российский газовый экспорт в Европу. Однако возможное его ужесточение позиций в отношении нефтедобычи в США с помощью гидроразрыва пласта как экологически вредного может принести выгодное России повышение цен на нефть. С другой стороны, Байден за немедленное возвращение США в Парижское соглашение по климату и «зеленую энергетику», условно — против всяких углеводородов.

Байден во времена Обамы стоял у истоков политики «перезагрузки» с Россией, но потом был глубоко вовлечен в украинские дела, эту перезагрузку похоронившие. Однако учитывая темную историю похождений на Украине его сына Хантера, в должности президента Байден-старший, возможно, предпочтет более осторожный подход и делегирует эту тематику госсекретарю или помощнику по нацбезопасности, чтобы избежать обвинений в конфликте интересов. В свое время администрация Обамы была против поставок «летальных вооружений» Украине, тех же противотанковых ракет «Javelin». Их начал туда поставлять Трамп.

Немедленного резкого усиления давления на Москву по «украинскому вопросу», как и по ряду других, опасаться вряд ли стоит. Во-первых, Америке под грузом внутренних проблем (пандемия, перезапуск экономики, выстраивание взаимодействия внутри новой конфигурации власти и т.д.) будет пока не до России, которая не является ее внешнеполитическим приоритетом. Уж точно не в такой степени, как Китай. Во-вторых, для демократов важны будут переговоры по вооружениям с Москвой. В-третьих, уйдет в историю острота вопроса о «русском вмешательстве в выборы». В этом смысле Байден сродни Никсону времен 70-х, который, в отличие от Трампа, также был вне подозрений насчет особых симпатий по отношению к Москве. В-четвертых, санкционная политика США в отношении России уже уткнулась в пределы эффективности. Дальнейшее ее усиление если и возможно, то не радикально.

Ни на какую новую «перезагрузку» российско-американских отношений рассчитывать, конечно, не стоит.

Администрация Байдена с большой вероятностью станет переходной, куда большее значение будут иметь уже выборы 2024 года, когда придет новое поколение политиков. Когда мир, оправившись от пандемии и перейдя на новый технологический уклад, обретет качественно новые черты. Такие, против которых отчаянно и неуклюже пытался бороться «старорежимный» Трамп. Многие перемены нам не понравятся. Большие изменения могут произойти в России и вокруг нее.

А вот заметного улучшения российско-американских отношений, на мой взгляд, вообще не стоит ожидать ранее середины 30-х годов.

При этом в нашей стране неизменно найдется огромное количество людей, которым на эту Америку будет глубоко наплевать. Ибо «что мне от той Америки». Это по-своему замечательно. Но окончательно счастье и процветание наступят в России наступят тогда, когда ровно так же сможет сказать и весь российский политический класс. Пока, увы, он так сказать не может.