Печеньки или ракеты?

Георгий Бовт о том, как в Америке хотят «припереть к стенке Путина» и холодной войне слов

Прослушать новость
Остановить прослушивание

«Припереть к стенке Путина: Как Америка должна строить отношения с Россией» («Pinning Down Putin: How America Should Deal With Russia» (можно перевести и как «придавить Путина»), — давненько что-то не было столь масштабного «наезда» на нынешнее руководство нашей страны. В исполнении заслуженной Виктории Нуланд, проработавшей в госдепартаменте с 1984 по 2017 год, также три года «оттрубившей» послом США в НАТО.

Это та самая, которая раздавала «печеньки» на киевском Майдане. Сейчас сотрудничает с Институтом Брукингса. Возможно, если демократы вернут контроль над Белым домом, ее таланты и навыки снова будут востребованы. Саму же статью, опубликованную в авторитетном журнале Foreign Affairs, можно считать наброском внешнеполитической платформы Демпартии в части отношений с Россией. Если это станет «курсом», то Трамп со всеми его, по сути, саботируемыми антироссийскими санкциями, покажется сущим «зайчиком». С ним, скажут потом, не было проблем по сравнению с ЭТИМ.

За время всемирного карантина многие засели за статьи. Возобновилась холодная война слов. Секретарь Совбеза Николай Патрушев написал о несовместимости западных и наших ценностей. Дмитрий Медведев, вживаясь в должность, связанную с вопросами безопасности, посвятил свою работу шокам посткоронавирусного мира – в основном экономическим, но не только. Владимир Путин, как и обещал до коронавируса, обратился к предвоенной истории, проецируя ее на современность. Порассуждав о причинах возникновения Второй мировой, он призвал пятерку ядерных держав встретиться на уровне лидеров, дабы предотвратить аналогичную эскалацию в будущем. На общем фоне позитивной безынициативности, надо признать, это хороший почин.

Впрочем, «наши партнеры» сосредоточены в основном на растущем недоверии к Москве, и развеять его пока ничто не может, тем более констатация несовместимости ценностей. Ясно, что «посткоронавирусный» мир, вопреки наивным слабым ожиданиям, не станет дружелюбнее. Все прежние фобии дадут о себе знать с новой силой.

Политики, кажется, так же «засиделись» на карантине, как американские негры, и теперь готовы дать волю не погромам, конечно (они же культурные люди), но «геополитическим амбициям».

Вместо того, чтобы, скажем, договориться о совместной работе над вакциной от заразы, отправившей всю мировую экономику в глубокий нокдаун. Вот и Нуланд предлагает вернуться к «активизму» в американской внешней политике, дабы солидарно всем честным Западом дать отпор «агрессивной России» под водительством Путина.

Первую часть ее обширного труда можно пробежать быстро, удостоверившись, что все прежние инвективы в адрес Москвы на месте.

Тут Путину вменяют в вину и стремление восстановить советскую империю и величие, и «агрессию» по всему периметру границ, и даже дальше – от Украины до Сирии и Ливии. Внутри страны – наступление на права человека (демократы никогда не чурались поднимать эти вопросы, тогда как республиканцы были к ним более равнодушны). Тут и наращивание разных вооружений – от гиперзвукового до кибер-вооружений. И вмешательство в демократические процессы в Европе и дальше.

Лишь одно, по сути, мягкое замечание сделано – в адрес республиканской администрации Буша-младшего. За то, что тот «недостаточно разъяснил», что выход США из Договора по ПРО был направлен не против России, а против Ирана и КНДР (о том, что Москва предлагала совместную разработку такой ПРО, ни слова). А вообще Россия оказалась «неблагодарной»: в ответ на приглашение ее в «большую восьмерку» и ВТО – гнула свою «агрессивную линию», не веря ни минуты в «миролюбивое и не направленное против России» расширение НАТО.

Ну а поскольку нынешняя России – не чета СССР по своей мощи, то, перефразируя мысли Нуланд на понятный нам язык, «надо мочить».

И если Трамп недавно, выступая перед выпускниками Вест-Пойнта, призывал больше не считать Америку всемирным полицейским, то бывшая сотрудница госдепартамента настаивает на том, чтобы возобновить прежний «активизм» в еще большем масштабе. Создав «единый фронт», как у нас бы сказали, «людей доброй воли» (а у нее - демократических стран), дабы «дать отпор» России по всему миру, где бы она ни высунулась.

Нуланд, что символично, при этом ссылается на известную «Длинную телеграмму» сотрудника посольства США в Москве Джорджа Кеннана от 1946 года, ставшую во многом идеологическим обоснованием противостояния («сдерживания») с СССР во время «холодной войны» — на несколько администраций вперед. Так и теперь: звучит призыв восстановить единство коллективного Запада, отбросив торговые и прочие противоречия, против путинской якобы «разлагающейся» России. Одновременно развертывая военное соревнование во всех сферах вооружений, включая гиперзвуковое, обычные вооружения (размещая их по периметру российских границ), обустраивая новые базы НАТО в Восточной Европе.

Есть, впрочем, в статье Нуланд и элементы более «креативного подхода», они заслуживают внимания. Наверняка они проявят себя в практической политике, если демократы придут к власти. Впрочем, даже если и не придут, тоже надо быть к ним готовыми, поскольку подобные предложения уже высказывались.

Например, она предлагает отказаться от «упертого» требования Трампа увязать переговоры по продлению/модификации договора по СНВ (истекает в феврале 2021 года) с непременным участием в них Китая. Не надо сейчас звать китайцев, пишет Нуланд.

Вместо этого можно временно продлить договор еще на год-два, заставив Москву сесть за стол переговоров, не только по вопросам ядерных вооружений, но и всех современных вооружений вообще, включая гиперзвуковое, ракеты средней и меньшей дальности и т.д., дабы заключать новый договор «одним пакетом». И уж потом приглашать Пекин присоединиться. Отдельные переговоры с Россией — по «демилитаризации» интернета (все та же тема «вмешательства в демократические процессы на Западе» и кибератаки русских).

Есть в статье Нуланд и «печеньки». Это, надо заметить, самая небанальная часть статьи.

Надо предложить Путину, пишет она, конкретную «дорожную карту» постепенного снятия санкций в обмен на изменение поведения на международной арене.

Включая торговые преференции, создание свободных экономических зон, совместные инвестиционные фонды, снижение тарифов на российские товары, в том числе имея ввиду недопущение дальнейшего сближения Москвы с Пекином.

Это, по нынешним меркам, можно сказать, приглашение к диалогу. Надо, пишет она, возобновить диалог «Россия — НАТО», а также общеевропейский диалог по безопасности, как предлагал некогда Дмитрий Медведев (Дмитрию Анатольевичу должно икаться теперь, ведь его похвалила сама Виктория Нуланд, хорошо ли это в его-то должности?).

Самая свежая мысль, впрочем, отчасти позаимствованная из опыта холодной войны, — предложение «обращаться напрямую к российским гражданам», через голову Путина. Как раньше обращались через «голоса», то теперь надо идти в интернет, в соцсети, пытаясь напрямую финансировать российские НКО и т.д. Не очень понятно правда, как это удастся сделать, поскольку такие каналы во многом перекрыты российским законодательством об «иностранных агентах».

Самое любопытное предложение: молодым россиянам, людям в возрасте от 16 до 22 лет надо, пишет Нуланд, предоставить право безвизовых путешествий по странам Запада, включая США. Пусть проникаются образом жизни и мыслей. Также надо резко увеличить финансирование образовательных программ для российских студентов и даже школьников.

Безвизовый режим для молодежи – идея сама по себе хорошая, я так лично только за. Правда, с трудом представляется образ консульского работника посольства США, который откажется от нынешних «полицейских» правил хотя бы для какой-то категории русских (вот уж где «расизм и дискриминация» в одном флаконе), — да в госдепе скорее удавятся. А так – пусть бы ехали. В том числе поработать в «Макдональдсе», супермаркете или на сборе помидоров в Калифорнии. Поучиться на разных курсах, в университетах.

Молодые люди узнали бы американское общество изнутри. Удостоверились бы, что оно достаточно жесткое, тоталитарное и в бытовом плане во многом менее свободное, чем наше, а пробиться в нем весьма непросто.

Если у вас нет в загашнике большого мешка денег или вы не выдающийся скрипач, пианист, теннисист или компьютерщик. Кстати, относительно последних: всех граждан РФ, кто имеет хотя бы отдаленное отношение к этой отрасли, при собеседовании на получение визы в посольстве США отправляют на дополнительную многонедельную проверку. Видимо, по линии ЦРУ или ФБР. Так что в статьях – welcome, а на деле – совсем другое. Уверен, что, поварившись в «американском котле», назад в Россию вернутся гораздо больше, чем может показаться сейчас. Как вернулись многие, рванув поначалу туда в 90-х.

Что касается выработки «ответного курса» в отношении США (Нуланд представила один из вариантов, могут появиться и другие), то, мне кажется, у нас такого курса на сегодня нет.

Конечно, рассуждения о «несовместимости ценностей» могут быть в определенной мере интересны как отражение взглядов консервативной части российской политической элиты. Однако это имеет мало отношения к выработке практической политики в отношении той же Америки. Которая сама по себе являет собой главный вызов нашей стране. По многим направлениям, в том числе, обще-цивилизационному.

Нужен свой, российский «активизм» по этой части, своя в том числе «мягкая сила», а не только реакция на то, что там в очередной раз задумали в Вашингтоне, в зависимости от того, кто въехал на четыре года в Белый дом. При этом весь курс в Москве выстраивается как бы заново под этого конкретного человека. Выборочная посадка американских шпионов, вне зависимости от того даже, было ли дело Пола Уилана хотя бы отчасти сфабриковано или имело под собой веские основания, — это один путь. Да, мы тогда берем «заложников», как делают иранцы и северные корейцы (и ничего, с ними очень даже вежливо потом разговаривают на тему их освобождения), прессуем янки по всему пространству интернета, гадя, где только можно. Заключаем еще более тесные объятия с Китаем, выбирая в том числе и его путь «цифровизации» для нашего общества. Welcome, гнобимая Америкой компания Huawei.

Ни шагу назад ни в чем! И мы при этом готовы десятилетиями терпеть технологические и финансовые санкции, обустраивая свою осажденную крепость под воодушевляющие прогнозы (коих в возбужденных головах государственников-лоялистов немало) насчет неминуемого – и скорого – краха доллара, да и всей американской общественной модели.

Разумеется, все «американское» — под запрет и под надзор ФСБ, включая общение на уровне ученых, бизнесменов, молодежи и НКО.

Мы будем радоваться каждому снесенному взбесившимися погромщиками памятнику, каждой их неурядице. Мы готовы пойти в том числе и на разрыв дипотношений, доведя их уровень до того же состояния, что и с Грузией, например. Чем хуже – тем лучше.

Возможен и другой путь: такое же общение с американским обществом через голову насквозь антироссийских элит, какое предлагает та же Нуланд применительно к России.

Они хотят выступить «дудочниками» для российской молодежи? У нас есть свой, еще более масштабный ответ: облегчение визового режима для всех граждан США, вплоть до отмены виз в одностороннем порядке.

Они думают над «дорожной картой» или «витриной возможностей», обуславливая это изменением поведения Москвы на внешнеполитической арене? Мы отвечаем преференциями, без всяких условий, адресованными официальному Вашингтону, для американского бизнеса там, куда он только захочет идти.

Кстати, Китай в свое время начал политику «открытых дверей», вовсе не дожидаясь взаимности от Запада и прежде всего США. И, как видим, преуспел, а вовсе не развалился от «тлетворного влияния».

Расширяем финансирование своих программ обмена, стажировок, поддерживаем и формируем дружественные нам лоббистские структуры, фонды, НКО и т.д При этом мы не запрещаем, скажем, российским студентам и вообще молодежи пользоваться теми возможностями, которыми их хотят «заманить» в Америку. Мы не станем ничего запрещать и блокировать, отказавшись, наконец, от примитивного и глупого представления о том, что крах СССР случился из-за вражеских происков извне, а не по причине обострения внутренних проблем. И, стало быть, отказываемся от аналогичной доктрины в отношении постсоветской России.

Или мы верим в свою систему ценностей и в то, что на ее основе наша нация обрела «коллективный иммунитет» от заразы циничного и двуличного Запада. Или мы не верим, и тогда апелляция к ним сама по себе цинична и лукава, как преподавание истории КПСС и «научного коммунизма» в советское время?

В краткосрочном плане, конечно, многим выбор курса в отношении Америки покажется уже предопределенным (но далеко не факт, что это «навсегда»). Хотя нынешнее состояние отношений – это даже не курс, а вообще ничего внятного. Такое абсурдистское «в ожидании Трампа» - что он там еще выкинет, «твитнет» или предложит, вдруг позвонив по телефону. Хотя если у них там так дальше пойдет, когда дошло уже до сноса памятников Вашингтону и Джефферсону, то недолго ему чудить осталось.