Пенсионный советник
Суверенная демократия: против кого Рим дружит с Москвой

Елена Алексеенкова о том, зачем итальянские политики ездят в Россию

Вице-премьер Италии, лидер партии «Лига» Маттео Сальвини едет в Москву, а на 24 октября запланирован официальный визит премьер-министра Джузеппе Конте. Вкупе с предстоящими в начале ноября баталиями в Еврокомиссии по поводу итальянского бюджета-2019 и «горячей» новостью о союзе итальянских популистов с движением Марин Ле Пен на выборах в Европарламент, встреча итальянских чиновников с Путиным наверняка подольет масла в огонь конфликта между защитниками итальянского суверенитета и Брюсселем.

Девиантное экономическое поведение

Накал страстей в отношениях Рима и Брюсселя снова нарастает. И хотя предыдущий пожар, вспыхнувший из-за разногласий по миграционной политике, удалось локализовать на июньском саммите ЕС, итоги которого Джузеппе Конте прокомментировал словами «Италия больше не одна» («L'Italia non e piu sola»), спустя три месяца пламя разгорается снова.

Реклама

Теперь уже вокруг более глубинных внутренних проблем экономического характера – суверенного долга, бюджетного планирования, пенсионной реформы, налогообложения. В планах итальянского руководства – заставить Брюссель отказаться от жестких требований к странам-участницам Союза: в частности, позволить Италии увеличение бюджетного дефицита до 2,4% (разрешенная в ЕС норма – 2%). Помимо этого, итальянское правительство планирует ввести гарантированный доход гражданина, снизить пенсионный возраст и провести долговую амнистию.

Конкретные детали бюджетного плана пока не известны, однако итальянские биржи уже несколько дней подряд демонстрируют отрицательную динамику.

По мнению правительства Италии, предложенный экономический маневр поможет стимулировать экономический рост и Брюссель должен дать руководству страны возможность реализовать задуманное. В Еврокомиссии, однако, считают иначе: при огромном государственном долге в 130% ВВП недопустимо увеличивать дефицит бюджета, а налоговые послабления и социальные выплаты, обещанные населению, неминуемо будут способствовать наращиванию долга.

Исход этой битвы несложно предсказать уже сейчас – Еврокомиссия в любом случае проиграет: либо согласится на условия Рима и тем самым создаст прецедент попустительского отношения к нарушению внутренних норм и регламентов ЕС, либо пойдет на жесткий отказ и тем самым будет способствовать дальнейшему росту популярности популистов и распространению евроскептицизма.

Причем Брюсселю не стоит тешить себя иллюзиями: итальянский скептицизм не сиюминутное настроение, искусно подогреваемое новоизбранным кабинетом, а довольно долго вызревавшее недовольство, уходящее корнями в далекий 2011 год, когда будучи председателем ЕЦБ Жан Клод Трише направил письмо в правительство Италии с рекомендацией о проведении ряда мер по преодолению последствий кризиса 2008 года в экономике Италии. Именно в тот период в итальянском обществе начало зарождаться представление о том, что страна фактически оказалась под «внешним управлением», которое при этом не способствует решению ее экономических проблем.

Сегодня, по словам бывшего министра иностранных дел Италии Франко Фраттини, голосуя за популистов, народ Италии на самом деле требует не «меньше Европы», а «больше Европы», имея в виду большее участие Брюсселя в выработке такой политики, которая бы отвечала потребностям граждан Италии и была бы адаптирована к конкретной экономической ситуации в стране.

А в том виде, в котором Брюссель функционирует сейчас, он лишь навязывает стандартные схемы и решения в тех ситуациях и условиях, где они не применимы или не работают. Если же Брюссель не в состоянии адаптироваться, с тем чтобы работать на благо тех, для кого он создавался, то необходимо передать принятие решений на национальный уровень и «вернуть суверенитет народу Италии». По сути,

нынешняя ситуация с бюджетным планом Италии сейчас означает ультиматум Брюсселю: либо проявление гибкости в требованиях к экономической политике государств и тем самым возвращение части экономического суверенитета национальным государствам, либо эскалация конфликта, демонстрация жесткой позиции Еврокомиссии и тем самым новые карты в руки популистам и евроскептикам по всему ЕС.

И, конечно же, дополнительные дивиденды «Лиге» (которая и так уже прирастила 16% к своему рейтингу на момент выборов 4 марта) и «Движения пяти звезд», а также их «коллег по цеху» в других государствах ЕС – Марин Ле Пен, Виктора Орбана и др.

«С кем хочу – с тем дружу»

Уже сегодня можно предсказать, какова будет реакция Брюсселя на визит Маттео Сальвини и Джузеппе Конте в Москву: якобы «ось» Путин – Ле Пен – Сальвини/Конте – Орбан делает все, чтобы развалить ЕС изнутри.

Ответ на эту критику тоже вполне предсказуем – европейские государства имеют право на международное сотрудничество, отвечающее национальным интересам. А с тем, что такие интересы в отношениях России и Италии имеют место, поспорить действительно трудно. Со времен введения санкций Евросоюза и ответных санкций России экспорт из Италии упал на треть, а ущерб экспортеров в целом составил €7 млрд. Тем не менее формула «сделано в России с Италией», выработанная в ответ на санкционные ограничения с обеих сторон, дает свои позитивные результаты: если в течение 2014, 2015 и 2016 годов товарооборот неуклонно снижался, то в 2017 году начал прослеживаться рост на 26%.

В 2016 – 2017 годах между российскими и итальянскими компаниями подписан ряд соглашений в сфере строительства электродвигателей, сотрудничества в железнодорожной, транспортно-логистической сфере. Единственной страной, число предприятий которой в России в условиях санкций увеличилось, оказалась Италия.

За этот небольшой период роста урон, нанесенный двусторонней торговле за 2013–2016 годах, сократился фактически наполовину. Правда надо признать, что часть этого роста обусловлена ростом цен на энергоносители, которые импортирует Италия. На сегодняшний день Италия – шестой торговый партнер России, второй в ЕС после Германии. Несмотря на позитивную динамику 2017 года, итальянские производители понимают, что часть российского рынка они уже, видимо, потеряли навсегда.

Понятно поэтому, что в данных условиях Маттео Сальвини, который во время приезда в Москву планирует также встретиться с итальянскими предпринимателями, работающими в России, будет скорее всего пытаться найти новые потенциальные ниши и возможности для итальянского бизнеса на российском рынке. Кроме того, новое итальянское правительство уже неоднократно публично выступало за отмену антироссийских санкций ЕС, однако, при этом ни разу не голосовало против принятия решения о продлении санкций. В этих условиях очевидно, что Маттео Сальвини и Джузеппе Конте придется предложить России какие-то выгодные торгово-экономические соглашения, чтобы сохранить лицо и не выглядеть явно непоследовательными.

Вероятно также, что в ходе переговоров глав государств России и Италии будет затронут газовый вопрос. Россия – поставщик газа номер один для Италии. В 2017 году из России в Италию поступило 43% всего импорта газа. Поэтому вопрос транзита газа для Италии имеет ключевое значение.

Главное опасение итальянцев заключается в том, что со строительством «Северного потока – 2» Германия фактически приобретет статус монополиста, а значит, Италия снова будет чувствовать ограниченность собственного экономического суверенитета и зависимость от решений Берлина.

Поэтому в интересах Италии – продолжение транзита через газотранспортную систему Украины и возрождение строительства газопровода «Посейдон», через который можно было бы направлять в Италию часть газа из «Турецкого потока».

В ходе встречи также, очевидно, будет заявлена общая позиция Италии и России по ситуации с иранской «ядерной сделкой». Италия – главный экономический партнер Ирана в ЕС, поэтому возобновление действия санкций в отношении Ирана снова ощутимо ударит по итальянскому бизнесу. Безусловно, будут затронуты вопросы сирийского и ливийского урегулирования, потому как для Италии это вопросы экзистенциальные, связанные с бесконечными волнами беженцев, которые, очевидно, будут прибывать к итальянским берегам до тех пор, пока решение кризиса не будет найдено. А Россия – в Италии это прекрасно понимают – сегодня является одним из ключевых акторов в процессах, протекающих в регионе.

В целом визит в Москву для итальянского руководства станет демонстрацией «суверенной» внешней политики в духе «с кем хочу – с тем дружу». Опросы 2017 года продемонстрировали, что 82% итальянцев считают, что Италия не оказывает никакого влияния на международные отношения и европейскую политику. И это несмотря на то, что еще в 1990-х годов в ту пору министр иностранных дел Джованни де Микелис объявил, что Италия должна стать «мировым протагонистом» и проводить более самостоятельную внешнюю политику.

Поэтому новое правительство, очевидно, будет использовать внешнеполитические инструменты для реализации своей «суверенной» политики и в этом смысле Владимир Путин, пожалуй, как никто другой способен стать лучшим примером.

Автор — менеджер по аналитической работе Российского совета по международным делам, научный сотрудник МГИМО МИД России.