Пенсионный советник

Подпишитесь на оповещения от Газета.Ru

Три вывода Лаврова

Николай Пахомов о том, почему российско-американские отношения оказались в ловушке

__is_photorep_included10667501: 1

Сергею Лаврову повезло. Он прибыл в Вашингтон для переговоров с Рексом Тиллерсоном и Дональдом Трампом на следующий день после увольнения директора ФБР Джеймса Коми. Увольнение еще больше разогрело американскую внутриполитическую полемику, которая во многом и определяет политику администрации Трампа в адрес России.

Можно было открыть раздел комментариев, пожалуй, под любой публикацией в интернете о приезде Лаврова в Вашингтон, чтобы найти утверждение о том, что российский министр приехал «проверять американского президента, поставленного Москвой». Далее следовали рассуждения о том, что Трамп, чтобы понравиться своим российским покровителям, перед приездом российского министра уволил доблестного директора ФБР, якобы уже вплотную подобравшегося к раскрытию коварного российского плана.

Реклама

Политические дебаты современного американского мейнстрима от подобных рассуждений в интернете ушли не далеко. Из примерно полутора десятка вопросов журналистов, на которые Лавров ответил после переговоров с Тиллерсоном и Трампом, три так или иначе касались якобы имевшего место вмешательства России в американские президентские выборы прошлого года. Еще один вопрос был о российском отношении к увольнению Коми. Также Лаврова спросили, обещал ли Трамп улучшить российско-американские отношения. Другими словами, каждый третий вопрос так или иначе касался возможных связей или конфиденциальных договоренностей американского президента с Россией.

Лавров с присущим ему умением «обезвреживал» эти вопросы, однажды весьма точно подметив, что для американцев, наверное, унизительно слышать, что их внутренней политикой руководят извне.

Конечно, российский министр, оказавшийся в американской столице в разгар этих дебатов о руке Москвы, не мог не заметить силы идущей полемики и, следовательно, не сделать на основе своих наблюдений некоторые выводы.

Выводы эти могут касаться трех вопросов. Во-первых, силы позиций президента Трампа. Во-вторых, отношения американского истеблишмента к России. В-третьих, крепости слова президента Трампа.

По первому направлению сегодня можно говорить скорее о слабости американского президента. Находится он у власти уже почти четыре месяца, однако зачастую складывается полное впечатление того, что избирательная кампания все еще идет.

Трамп сохраняет высокий рейтинг только среди своих сторонников, которые в лучшем случае составляют треть избирателей, среди остального населения, то есть большинства, поддержка его продолжает сокращаться. СМИ по-прежнему настроены в его адрес крайне критично. Его продолжают критиковать даже некоторые представители республиканского истеблишмента.

При этом среди американской элиты доминируют антироссийские настроения. В этом среди прочего убеждает не только широкая двухпартийная поддержка, которую имеют расследования палаты представителей и сената предполагаемых связей Дональда Трампа с Россией, но и единение демократов в защиту уволенного во вторник директора ФБР.

Ранее Джеймс Коми, мягко говоря, такой поддержкой не пользовался. Еще буквально на прошлой неделе Хиллари Клинтон продолжала утверждать, что он помешал ей победить Трампа, за несколько дней до выборов сообщив, что стали известны новые факты использования Клинтон собственного почтового сервера для официальной корреспонденции, в результате чего возобновлено расследование ФБР применения этого сервера.

Теперь же, когда журналисты утверждают, что продолжение некоего расследования ФБР связей Трампа с Россией стало причиной увольнения Коми, демократы грозят президенту импичментом, рассказывая, какой Коми замечательный человек и примерный слуга народа.

В такой ситуации Трампу, конечно, очень сложно договариваться с Россией. За последнее время он неоднократно делал взаимоисключающие и противоположные заявления по широкому кругу вопросов, словно стараясь следовать за политической конъюнктурой для увеличения своего политического капитала. С этой точки зрения, и в этом мог состоять третий вывод Лаврова по итогам вашингтонских переговоров: к любым словам президента, даже за закрытыми дверями, нужно относиться со значительной долей скептицизма.

Для того чтобы удержаться, Трампу нужно действовать в двух направлениях. С одной стороны, если не расширять, то хотя бы удерживать имеющуюся поддержку электората. С другой стороны, уживаться с политической элитой. От баланса двух этих соображений будут зависеть его конкретные шаги в адрес России.

Если договоренности с Москвой позволят расширить электоральную поддержку, например, нанести поражение «Исламскому государству» в Сирии, положение в которой Лавров обсуждал в Вашингтоне, Трамп на эти договоренности пойдет. Однако в то же время американский президент постарается избежать лишних конфликтов с элитой, настроенной антироссийски.

Учитывая силу и глубину этих настроений, можно уверенно предсказывать, обвинения Трампа в связях с Россией из американской политики в обозримой перспективе никуда не денутся. Хотя бы потому, что они являются для демократов удобным инструментом давления на Трампа. Насколько эти обвинения обоснованы – другой вопрос. Выступая в понедельник перед сенатской комиссией по расследованию вмешательства России в прошлогодние выборы, бывшая заместитель генерального прокурора Салли Йейтс, также уволенная Трампом, заявила, что в министерстве юстиции «верили», что бывший советник Трампа по вопросам национальной безопасности Майкл Флинн скомпрометирован Россией. Однако на чем была основана эта «вера»? Неужели только на том, что Флинн не занимал в адрес России яростно враждебной позиции?

Похожими формулировками полна вся американская дискуссия о связях Трампа с Россией. У кого-то сложилось впечатление, кому-то показалось, кто-то посчитал, что-то «общеизвестно», кто-то во что-то верит…

Тем не менее даже такая дискуссия не может не оказывать влияния на президента Трампа, который, если судить по некоторым сообщениям, считал, что ФБР должно прекратить расследовать все эти домыслы. ФБР расследование продолжало, Трамп уволил Коми. До тех пор пока американский президент находится под давлением этих обвинений, договориться с ним России будет крайне сложно. В этом, пожалуй, главный вывод, который мог сделать российский министр иностранных дел, находясь в Вашингтоне.

Автор — политолог, президент Нью-Йоркского консалтингового бюро