Пенсионный советник

Подпишитесь на оповещения от Газета.Ru

«IT-гиганты свели сеть к котикам»

Матвей Алексеев о том, почему интернет перестал делать людей умнее

nyan.cat

Основным критерием информационной грамотности является критическое мышление. Но именно с ним у современных интернет-пользователей возникают большие проблемы. Одно из следствий отсутствия критического мышления — активное распространение фейковых новостей.

Представьте себе отвертку. Наверняка многие из вас не забыли ее предназначение. Или обычные пальчиковые батарейки. Вы едете в известный шведский магазин, чтобы купить батарейки и отвертку. Почему-то в вашем чеке на выходе значится сумма в размере 15 тыс. рублей. Как же так вышло?

Потому что вы купили подставку под чайник, пару наволочек, плед, горшок и стульчик. Ну и еще по мелочи. Теперь уже и не помните, зачем нужны были батарейки и отвертка. На этом примере, как мне кажется, можно начать обсуждать критическое мышление. А точнее — его отсутствие.

Ведь для того, чтобы купить батарейки и отвертку, можно было выйти в ближайший хозяйственный, но подсознание сформировало для вас образ одного места — известного шведского магазина.

Такие казусы стали происходить все чаще.

Люди верят подсознанию не потому, что оно выдает решения идеологически более удовлетворяющие, чем факты, а просто потому, что не могут отличить ложное от истинного в буре информационной перегрузки.

Опыт ориентирования в медиаполе можно назвать информационной грамотностью. Некоторые эксперты оценивают это понятие как условие выживания в современную эпоху. Грамотный человек не тонет в потоке информации, а находит, оценивает и использует данные, чтобы эффективно решать ту или иную проблему.

Первичным и основным критерием наличия информационной грамотности является критическое мышление. Однако интернет стал олицетворением его рудиментации. Это касается и модели потребления новостного контента, и отношения к информации в целом.

Новости формируют у нас представление картины мира. Когда источников информации было немного, потребление новостного контента было монополярным. Сейчас новости доступны в различных форматах. Порой их и вовсе создают сами читатели с помощью социальных сетей, блог-платформ, Telegram-каналов, чат-ботов и других площадок для коммуникации. Но эти площадки не позволяют сосредоточиться на действительно важной информации и не обеспечивают проверку истинности.

Одним из результатов этих изменений стало появление так называемых фейковых новостей, которые уже наделали немало шума на Западе.

В январе этого года Хант Оллкот из Университета Нью-Йорка и Мэтью Гентцков из Стэнфордского университета представили полномасштабное исследование о влиянии фейковых новостей на выборы в США. Доклад подарил некую надежду на то, что критическое мышление у людей все же еще сохранилось.

Ученые задавали тысячам респондентов вопросы о том, поверили они той или иной новости. Новости, которые попали в исследование, были найдены с помощью «справочника дезинформации» Snopes, «сайта для фактчекинга» PolitFact и редактора BuzzFeed Крейга Сильвермана, кропотливо собирающего предвыборные фейки. Также ученые добавили еще собственные вымышленные (плацебо) истории.

Опрос продемонстрировал, что 70% слышали и видели настоящие важные новости о политиках, но поверили им 60%. В то же время фейки видели только 15%. Посчитали их правдой лишь 8% респондентов.

Исследователи разобрались и с положением соцсетей как источника информации в жизни американцев. Такого рода проекты оказались только на пятом месте, уступив кабельному и сетевому телевидению, веб-сайтам и региональному ТВ.

Проведя ряд математических манипуляций и помня, что людей периодически подводит память, авторы исследования пришли к выводу, что воздействие оказалось на уровне одного процента.

Чтобы фейковые новости смогли повлиять на результаты выборов, одна такая публикация должна быть в 36 раз убедительнее политической рекламы.

Фейковые новости все-таки не оказали существенного влияния на выборы, но стали значимым явлением в медиасфере, заставив людей задуматься о проверке поступающей к ним информации. Не стоит забывать, что с каждым годом влияние соцсетей и мессенджеров в жизни людей возрастает. Если предпринять необходимые меры сейчас, то мы еще можем успеть сделать интернет «снова великим».

Научное сообщество и энтузиасты из мира журналистики озаботились вопросом задолго до выборов 45-го президента США: появился ищущий «утки» проект Emergent, был инициирован запуск First Draft Coalition и площадок, проверяющих достоверность информации, вроде Snopes, Politifact, Сlaimbuster и FactCheck.org. Но для простых пользователей это ни о чем не говорящие названия. Проблему с фейками предстоит решать в первую очередь Google и Facebook.

Региональный общественный центр интернет-технологий (РОЦИТ), изучающий уже который год цифровую грамотность россиян, указывает, что IT-гиганты подстраиваются под аудиторию и вместе с этим приводят к вырождению интернета интересного, интернета образовательного и интернета развлекательного.

Компании свели сеть к котикам, вместо слов мы стали дарить даже не конфеты, а смайлики, эмодзи и стикеры. Миллионы людей переписываются исключительно этими картинками и иконками.

Безусловно, таков был запрос общества, но медиа и бизнес этому запросу полностью отдались, не пытаясь воспитывать и просвещать свою аудиторию.

После выборов соцсеть Цукерберга объявила, что будет привлекать некоторые вышеупомянутые сторонние организации, чтобы распознавать фальшивые новости и не давать распространять их дальше. Пользователи также самостоятельно смогут участвовать в определении фальшивки. Google решила наказать сайты с недостоверной информацией долларом, запретив рекламный сервис AdSense.

В свою очередь, специалисты Кембриджского университета разработали «вакцину», которая может стать эффективным инструментом в борьбе с распространением фейков. Для выработки «иммунитета» у читателей необходимо использовать методы психологического воздействия. Ученые уверены, что небольшие дозы дезинформации могут приучить читателей относиться к новостям более критично.

Такая вакцина просто обязана появиться в эпоху, когда образовательные системы из-за многополярности источников ориентированы на тесты вместо того, чтобы воспитывать в людях оценочные компетенции.

Что мы видим сейчас? Языки деградируют, контент превращается в жвачку, а мозг знает только, как открыть «Википедию».

Что нужно? Снова научиться думать, анализировать, любить, желать, чувствовать и наслаждаться, но не только в виртуальном мире, а в мире, где мы все находимся в реальности. Интернет — это крайне значимая среда, предоставляющая потрясающие возможности для обогащения знаниями и коммуникации с другими людьми. И именно поэтому нам нужно превратить его в полноценный инструмент развития, а не бесконечной деградации.

Автор — директор по внешним коммуникациям Rambler&Co