Слушать новости
Телеграм: @gazetaru
«Будто 99% наших политиков обучались на Украине»

Михаил Захаров о том, за что нужно поблагодарить Наталью Поклонскую



Депутат Наталья Поклонская во время исполнения гимна на первом пленарном заседании Госдумы седьмого...

Депутат Наталья Поклонская во время исполнения гимна на первом пленарном заседании Госдумы седьмого созыва

Александр Шалгин/ТАСС
Был ли у наследника трона роман с балериной и кто произнес фразу «Служить бы рад, прислуживаться тошно» — это вполне можно политику или чиновнику простить, если бы не одно но. Представители власти пытаются авторитетно, как им кажется, рассуждать о проблемах, в которых они разбираются хуже школьников. И пытаются учить окружающих, в том числе профессионалов, в соответствии со своими дикими представлениями о предмете.

Откровения экс-прокурора Крыма, а ныне депутата Госдумы Натальи Поклонской в области истории и литературы, разумеется, впечатляют практически любого человека, который учился в средней школе. Университетская публика пребывает в шоке, профессура падает в обморок. Нельзя же так вот прямо народному избраннику! Как она прокуратуру-то возглавляла, если путает Суворова с Чацким, а для любимого ею императора Николая выдумывает несуществующую биографию.

Можно заступаться за бывшего прокурора в духе политолога Сергея Маркова: мол, любим мы ее совсем не за это, а за, цитата, «твердость духа в критические дни». Но лучше подумать о том, что нам явил кейс Поклонской. А рассказал он нам о следующем: власти предержащие потрясающе необразованны.

Это далеко не так страшно, как кажется.

Среднестатистический политик не обязан быть специалистом во всех научных дисциплинах.

Поклонская — зампред комитета по безопасности в Госдуме, потому важнее для граждан России, чтобы она не в литературе разбиралась, а ответственно подходила к процессу законотворчества в своей области. Скажем, в области прокурорского надзора. Как представляется, и здесь у нее могут быть проблемы по причине, скажем, многолетнего существования в правовом и политическом поле независимой Украины, но тогда разговор будет предметным: мол, не соответствует занимаемой должности.

Был ли у наследника трона роман с балериной и кто произнес фразу «Служить бы рад, прислуживаться тошно» — это вполне можно политику или чиновнику простить, если бы не одно но. Речь же идет не только и не столько об общем культурном уровне. Речь идет о том, что представители власти пытаются авторитетно, как им кажется, рассуждать о проблемах, в которых они разбираются хуже школьников.

Если упростить: когда у нас проблема с сердцем, мы идем к врачу, причем к кардиологу, а не к педиатру. Мы не занимаемся самолечением и не ставим диагноз в соответствии с дедовским представлением об устройстве человеческого организма. Врач, полагающий, что лечить следует по Галену и Гиппократу, законно считался бы в нашем обществе безумцем или неучем, но никак не врачом. И вряд ли политик из парламентского комитета по культуре в здравом уме будет ставить диагнозы избирателю с проблемами с сердцем или проводить операцию по шунтированию.

Однако есть набор сфер, где почти каждый гражданин считает вправе высказывать свое мнение с видом знатока. Футбол, политика, история — именно по разряду таких областей знания проходят, где вроде бы все всем известно, а потому право на авторитетное суждение есть у каждого.

На деле, разумеется, это не так. Гуманитарные сферы сложнее естественно-научных хотя бы в том, что постановка опыта, как правило, невозможна. Любому студенту-гуманитарию это объясняют в ходе обучения. Но политики с завидным упорством пытаются высказываться на темы, в которых они ужасающе некомпетентны.

История для них — одна из любимых тем. И Наталья Поклонская здесь далеко не одинока.

К примеру, Валентина Ивановна Матвиенко некогда сокрушалась, что дети не знают истории. И говорила: мол, дети не в курсе, кто такие Егоров и Кантария. Ужас спикера Совета Федерации понятен: ей-то и в школе, и в университете про это рассказывали. То есть пересказывали сталинскую агитку, ведь и флаг они водружали втроем, и не они одни (а вроде бы и не они первыми). Но по мысли Матвиенко, все должны знать о существовании этого глубоко пропагандистского рассказа, причем в наклонении «так это и было на самом деле». У любого народа, наверное, должны быть герои, но зачем в поисках героев обращаться к заведомо фейковым сюжетам?

Вроде сюжета о 28 панфиловцах, по поводу которого сломано в последние годы немало копий. У специалистов более или менее сложился консенсус: конкретно этих героев-панфиловцев не было, это выдумка журналиста. Но у политиков свои представления о прекрасном: они считают, что 28 панфиловцев были. Примеры можно множить до бесконечности: практически любой политик в нашей стране когда-то счел обязательным выступить с «историческим открытием».

Когда высказываются в защиту Поклонской, еще говорят, что ее испортило некачественное школьное образование на Украине.

Хорошо бы так, но иногда складывается впечатление, будто 99% наших политиков на Украине истории и литературе обучались.

Как когда-то губернатор Краснодарского края Александр Ткачев (а ныне министр сельского хозяйства) честно признался телеведущему Владимиру Познеру, что не знает, кто такой Марсель Пруст. К чести Ткачева, ко второму интервью с Познером несколько лет спустя он полюбопытствовал, кто такой Пруст, и даже, по его словам, прочел что-то.

СМИ в этом плане нередко выполняют важную функцию — заставляют наших политиков если и не признать, что они неучи, то хоть прочесть что-то. Ту же Поклонскую уже пригласили на «Горе от ума» в театр — если сходит, то троллинг в ее адрес сетевой общественности и массмедиа уже был не напрасным. Может, и задумается о том, что «культурку надо бы подтянуть».

Хотя скорее задумается о том, что в театре нужно новые меры информационной безопасности придумать: Чацкий же явно за «евромайдан»!

Беда не в том, что политик чего-то (и даже почти всего) не знает. Беда в том, что он не отдает себе отчета в этом и пытается учить окружающих, в том числе профессионалов, в соответствии со своими дикими представлениями о предмете. Госуправление при помощи гомеопатии — на эту опасность нам указывает кейс Поклонской, за что ей большое, кстати, спасибо.