Пенсионный советник

Подпишитесь на оповещения от Газета.Ru

Примирение до гроба

Иван Шемякин о том, как вынести Ленина из Мавзолея без гражданских волнений

Иван Шемякин 07.11.2016, 09:08
Сергей Савостьянов/ТАСС

Остался год до столетнего юбилея Октябрьской революции 1917 года — события, имевшего колоссальные последствия для России и всего мира. Не стоит ли к этой дате еще раз оценить свою историю и ее символы? Одним из таких символов является нахождение в Мавзолее на Красной площади тела руководителя революции Владимира Ленина.

Скажу сразу: я негативно оцениваю роль Ленина в истории нашей страны. Но не могу игнорировать тот факт, что очень многие мои сограждане относятся к Ленину принципиально иначе: по данным опросов, около половины россиян характеризуют свое отношение к нему как положительное или скорее положительное.

Я считаю, что они жестоко ошибаются, но не могу ни переубедить, ни тем более — даже если бы вдруг захотел — заставить их признать это. Аналогично и у них мало шансов переубедить людей, думающих, как я. Нас, относящихся к Ленину отрицательно, около четверти граждан России.

При таком соотношении попытки идеологически «довоевать» Гражданскую войну в надежде на достижение полной победы будут лишь раскалывать страну.

Полемика — в литературе, искусстве, публицистике, выступлениях политиков — идет и будет идти, но надеяться окончательно победить «совков» или, наоборот, «контру» и «булкохрустов» бессмысленно. Носители обеих точек зрения в обозримом будущем по-прежнему будут представлять очень значительную часть населения России.

При этом, если мы хотим вместе развивать и обустраивать нашу страну, общее понимание по крайней мере фундаментальных основ ее истории (отвечающих на вопрос «кто мы?») необходимо.

Горестна будет судьба страны, историю которой в разных ее частях будут преподавать принципиально по-разному.

Отсюда необходимость согласия по наиболее важным символам этой истории, несущим конструкциям национальной памяти. Применительно к истории ХХ века это согласие требует серьезного компромисса.

Общий контур такого компромисса, как представляется, уже сложился в общественном сознании.

С одной стороны, Россия не СССР, история нашей страны началась не в 1917 году, и потому история советского периода — лишь часть российской истории. Наша страна не «отечество трудящихся всего мира», не плацдарм «мировой революции», но родной дом живущих в ней народов, объединенных общей памятью о прошлом и общей надеждой на будущее.

С другой стороны, советский период нашей истории — отнюдь не сплошная черная полоса, в нем, наряду с трагическими было немало светлых, героических страниц. В советский период Россия выиграла великую войну с абсолютным злом — фашизмом, проложила человечеству дорогу в космос, создала ракетно-ядерный щит, не говоря уже о ликвидации неграмотности, модернизации общества и т.д.

При таком подходе Ленину принадлежит важное место в российской истории, а его могиле должно быть место на карте нашей страны. Но — не главное место.

Согласно опросам, такой подход в целом поддерживается россиянами. Очень показательны в этой связи данные опроса о перезахоронении тела Ленина (ВЦИОМ, январь 2016 года). Большинство (60%) считает, что перезахоронить надо, 32% выступают за то, чтобы оставить тело в Мавзолее, и 8% не определились.

Из 60% сторонников перезахоронения 36% считают, что надо «перезахоронить на кладбище как можно скорее», а 24% поддерживают идею перезахоронения, «но не сейчас, а когда уйдет поколение, для которого Ленин по-прежнему дорог». Это очень важная позиция: люди выступают за перезахоронение, но хотели бы избежать нанесения обиды своим согражданам, думающим иначе. Представляется, что именно такой подход может стать моральной основой итогового решения.

Перезахоронение возможно, только если оно будет символом примирения, преодоления раскола, а не свидетельством «победы над коммунизмом»

Предлагается обсудить идею провести государственные похороны Ленина на его родине — в Ульяновске. Сделать за государственный счет (то есть за наш, общий счет, включая тех, кто, как я, не любит Ленина) широкомасштабную реставрацию музея-заповедника «Родина В.И. Ленина». Запустить программу обновления родного города Ленина, построить современные гостиницы, обновить дорожную сеть, реконструировать парки и набережные Волги и Свияги, сделать качественный аэропорт по образцу Казани или Сочи.

Совместное строительство, созидание — лучший способ компромисса и примирения, а украшение родного города — лучший способ воздать должное памяти его уроженца.

Мне кажется, в современном мире юбилеи исторических событий должны планироваться так, чтобы, не оскорбляя памяти ушедших, максимизировать пользу для ныне живущих людей. Именно так было с празднованием 1000-летия Казани. Любому, кто посещал Казань до празднования 1000-летия и последовавшей вскоре после него Универсиады и после этих мероприятий, разница бросается в глаза: скучный пыльный город превратился в город-красавец, де-факто третий город страны (Екатеринбург и Нижний, извините!), центр мощно растущего внутреннего туризма.

Столетие Октября вполне может привести к подъему Ульяновска. Шутки про Нью-Васюки неуместны: почему то, что уже получилось в Казани, не может получиться в Ульяновске? Закончить к юбилею мы не успеем, но начать программу обновления города, строительства города-музея мирового левого движения можно и нужно. А закончить ее вполне реально к 2020-му — году столетия окончания основных сражений Гражданской войны и, кстати, году 150-летия Ленина.

Почему перезахоронить Ленина предлагается в Ульяновске, а не, скажем, в Питере? Независимо от отношения к его деятельности объективным фактом является то, что В.И. Ульянов-Ленин является самым известным в мире уроженцем своего родного города, превосходя Н.М. Карамзина, А.И. Гончарова или любого иного человека, родившегося в Симбирске-Ульяновске. Я могу сколько угодно сожалеть об этом факте, считать его ужасно несправедливым, но он бесспорен, и преимущество Ленина по мировой известности над другими его земляками колоссально.

Число людей на земле, для которых что-то важное для них связано с именем Ленина, в огромное число раз превосходит тех, для кого важны и значимы Карамзин или Гончаров.

И это превосходство — не только за счет «пока еще коммунистической» Кубы или «условно коммунистического» Китая.

В Ульяновске похоронен отец Ленина. Информация, что сам он выражал желание быть похороненным на Волковом кладбище в Петербурге возле могилы матери, лишь одна из версий, убедительных подтверждений которой нет. Наконец, Питер — самый красивый из городов нашей страны — и так перегружен местами притяжения людей. Говоря экономическим языком, предельная полезность создания в Ульяновске места массового посещения туристами, иностранными делегациями, участниками съездов левых организаций намного выше, чем в Петербурге.

В мемориальный комплекс Ленина в Ульяновске можно было бы переместить из фондов Исторического музея в Москве экспонаты, которые ранее составляли экспозицию музея Ленина на Красной площади. Помимо относящихся к жизни самого Ленина и членов семьи Ульяновых там немало предметов, значимых для сторонников левых идей всего мира — знамя Парижской коммуны, знамя Сунь Ятсена с его личной факсимильной печатью и т.д.

Претензии на роль мирового центра левого движения звучали бы излишне громко и пафосно, но сделать из Ульяновска музей высшего международного уровня, важное место притяжения последователей левых (не только коммунистических) идей — хоть и не простая, но вполне реальная задача. Ее реализации могли бы серьезно помочь российские коммунисты, установив, например, традицию проведения в Ульяновске своих съездов.

Предложение перезахоронить тело Ленина не означает призыва ни к перемещению куда-либо, ни тем более к разрушению Мавзолея. Мавзолей — выдающееся произведение архитектурного искусства, удачно вписанное в ансамбль Красной площади. Это знаменитый памятник одного из периодов истории нашей страны — советского. С ним неразрывно связан момент высшего торжества нашей страны — Парад Победы, когда к его подножию были брошены штандарты разгромленных фашистских армий.

Но безусловное сохранение Мавзолея как памятника и сохранение в самом сердце страны непогребенного тела Ленина — очень разные вещи.

Ибо Россия создана не Лениным, а советский период — важный, героический, трагический, но все же лишь один из периодов в истории нашей страны. Все-таки «советская», как и «царская», — это прилагательные. А существительное — Россия:

Мы один народ, одна страна.
Никуда от этого не деться,
Даже если разрывает сердце
Надвое гражданская война.
(Зоя Бобкова)