Пенсионный советник

Подпишитесь на оповещения от Газета.Ru

«Как это можно все забыть?»

Валерий Сойфер о том, почему запрет Фонда Сороса — большая потеря для России

Валерий Сойфер 18.12.2015, 09:49
Геннадий Гуляев/Коммерсантъ

«Разговоры о том, что Сорос способствовал утечке мозгов из РФ, есть не что иное, как пропагандистский обман», — уверен советский и американский биофизик Валерий Сойфер. Почему решение признать Фонд Сороса нежелательной в России организацией не только неоправданно, но и глубоко несправедливо, он рассказывает в своей статье для «Газеты.Ru».

Масштаб помощи Сороса российским интеллектуалам (ученым, педагогам всех уровней, деятелям культуры) был невероятно большим по любым мировым меркам.

Международный научный фонд (МНФ) Сороса выдал в 1992–1994 годах гранты 63 тыс. ученых (23 тыс. из них получили однократно знаменитые 500-долларовые гранты срочной помощи, а 40 тыс. проектов были поддержаны в течение нескольких лет долгосрочными грантами). Из ученых, получивших гранты МНФ, 23% были в возрасте от 21 до 30 лет, еще 27% — от 31 до 40 лет, 26% — между 41 и 50 годами. Таким образом, 3/4 грантов пошли на поддержку активно работающих исследователей ниже среднего возраста. Это помогло удержать молодых ученых в странах бывшего СССР (из них более 81% пришлось на долю российских ученых).

Поэтому разговоры о том, что Сорос способствовал утечке мозгов из РФ, есть не что иное, как пропагандистский обман.

Об 11-летней работе Соросовской образовательной программы (с 1994 по 2004 год включительно) я расскажу чуть подробнее, основываясь на информации, накопившейся у меня за все годы руководства этой программой.

Годичными грантами (каждый из которых превышал более чем в десять раз тогдашнюю зарплату получателей премий) были награждены 34 026 учителей средних школ, 4495 профессоров и 4339 доцентов вузов. Им гранты предоставлялись ежемесячно в течение года (попутно приведу важный факт: более половины российских доцентов вузов не перешагнули возраст 45 лет). Аспирантам (6573 человека) и 1127 студентам вузов гранты платили девять месяцев в году. Ежемесячно соросовские лауреаты-профессора получали $500 (при тогдашней средней ежемесячной зарплате $17), доценты — $350, учителя — $250, аспиранты — $175 и студенты — $70.

Особо важной категорией получателей грантов стали уже давно перешагнувшие пенсионный возраст выдающиеся ученые (им присуждали звание заслуженного соросовского профессора по достижении 75 лет) и вышедшие на пенсию учителя средней школы (заслуженные соросовские учителя). Лауреаты обоих этих званий получали гранты в $200 ежемесячно до конца жизни.

Всего звание заслуженного соросовского профессора было присвоено 2061 человеку, а звание заслуженного соросовского учителя — 664 лауреатам. Среди заслуженных соросовских профессоров были лауреат Нобелевской премии В.Л. Гинзбург, крупнейший радиофизик М.Т. Грехова из Горького (двое ее сыновей стали академиками РАН), крупнейшие физики-атомщики Ю.Б. Харитон, бывший президент РАН А.П. Александров и Л.В. Альтшулер, выдающийся борец с «лысенковщиной» Д.В. Лебедев. Мировой славой овеяно имя заслуженного соросовского профессора, академика РАН Л.Б. Окуня.

Громадную роль в России сыграли соросовские олимпиады школьников, повторявшиеся каждый год. В них участвовало более 877 тыс. учеников.

Были изданы огромными тиражами сборники задач наших олимпиад, которые высылали бесплатно соросовским учителям и библиотекам средних школ страны. Победители соросовских олимпиад были включены в состав российских команд, и они принесли стране сотни золотых, серебряных и бронзовых наград на всемирных олимпиадах.

В России в 74 городах было проведено 453 соросовские конференции учителей, на которых с лекциями выступили лучшие ученые страны. В них участвовало более 60 тыс. учителей городских и сельских школ.

Валерий Сойфер
Валерий Сойфер

В целом лишь благодаря нашей программе 64 585 лучших представителей системы образования на вузовском и школьном уровнях получали месячные гранты, которые помогли им и их семьям в те голодные годы.

Всего же (вместе с лауреатами МНФ) гранты получили более 130 тыс. лучших ученых, профессоров вузов, доцентов, аспирантов, студентов и учителей средних школ. А в целом число людей, непосредственно ощутивших помощь Сороса (включая лауреатов, участников мероприятий, членов их семей), было несколько десятков миллионов.

Для того чтобы выиграть конкурсы на звание лауреатов Соросовской программы образования, никакой подхалимаж перед начальством, никакое участие в комитетах любого уровня или членство / нечленство в КПСС (а позже в «Единой России») не могли «поспособствовать». Лауреаты убедились в том, что только от результатов их личного труда зависит их успех. Также нельзя было смухлевать с оценкой работы учителей студентами, или с отношением студентов к уровню чтения лекций профессорами и доцентами, или с индексом цитирования, полученным в Филадельфийском институте научной информации (США).

Нужно отметить также, что от кандидатов на получение грантов не требовалось заполнять какие бы то ни было анкеты при подаче заявок, равно как от них не требовали никаких сведений или заполнения анкет по окончании гранта.

Сегодняшние рассуждения о том, что мы собирали какую-то секретную информацию, требуя заполнить многочисленные анкеты, — это нарочитое обдуривание сегодняшних читателей, настоящая фальсификация хорошо известных всем процедур. Надо было активно работать в науке, публиковать высоко цитируемые исследования, пользоваться уважением студентов, успешно готовить новые кадры ученых.

Приведу лишь некоторые цифровые показатели достижений соросовских профессоров и доцентов. В 1994–2004 годах они опубликовали 27 582 научные статьи и 4903 монографии и учебника. Их публикации были упомянуты в мировой литературе в 1996–2002 годах 21 341 раз, они получили 18 052 гранта из разных источников. Соросовские профессора подготовили в 1995–2000 годах 220 докторов и кандидатов наук, защитивших соответствующие дипломы, а соросовские доценты — 407 кандидатов наук (и ни одна из диссертаций не попала в список «Диссернета», изучающего заимствование / воровство чужих данных и фраз).

Соросовские профессора и доценты обучили за годы существования программы 1 898 963 студента вузов.

Если же учитывать всех профессоров и доцентов вузов, претендовавших на гранты Сороса (их число составило более чем 25,5 тыс. за все годы, а выиграли конкурсы в разные годы от 10 до 25% от подавших заявки), то они опубликовали более 14 тыс. книг и почти 80 тыс. научных статей. Это более чем солидный вклад в мировую науку. Они смогли получить 52 тыс. грантов на исследования. В значительной мере эти гранты были предоставлены иностранными научными обществами и агентствами, что доказывало высокую конкурентоспособность ученых из России.

С 1992 по 2004 год Сорос перевел на нужды науки и образования в РФ более четверти миллиарда долларов через МНФ и нашу образовательную программу. Более $200 млн было выделено им программам гуманитарного образования, $100 млн — на программу интернета.

Конечно, Джордж Сорос, выделивший ученым, педагогам и деятелям культуры СССР, а затем Российской Федерации невероятно большие личные средства, не единственный американец, отдающий собственные деньги другим людям. Меценатство чрезвычайно широко распространено в США. В 2014 году частные пожертвования американцев составили $358,38 млрд, корпорации пожертвовали $17,77 млрд и различные фонды отдали на благотворительные цели $53,7 млрд. Но общераспространенные схемы пожертвований не устраивали Сороса, и он нашел свой путь: задался целью способствовать развитию в мире открытых обществ. Сейчас его программы развернуты в 43 странах.

Как это можно все забыть? Зачем представать перед миром «Иванами, не помнящими добра»?

Не скрою в связи с этим, как меня поразила метаморфоза, постигшая одного из ведущих государственных руководителей России. В 2000 году на приеме у вице-премьера России Валентины Матвиенко я попросил выделить из $7,5 млн, обещанных нашей программе правительством России, $450 тыс. для издания десятитомной энциклопедии «Современное естествознание», подготовленной на основании статей соросовских профессоров для «Соросовского образовательного журнала». Матвиенко просьбу поддержала.

Через полгода я снова приехал в Москву и в сопровождении трех академиков РАН — членов нашего правления (М.В. Алфимова, В.В. Власова и В.Е. Фортова) принес Матвиенко шесть отпечатанных к тому времени толстых томов энциклопедии.

Она взяла верхний том из внушительной стопки книг, открыла его, стала перелистывать и погрузилась в чтение. Прошло немало времени, а вице-премьер правительства неторопливо перелистывала страницы книги и читала их. Мы недоуменно переглядывались с академиками, ожидая, чем чтение завершится. Наконец, она оторвала взгляд от книги, повернулась ко мне и сказала: «Валерий Николаевич! Я в студенческие и аспирантские годы знала почти наизусть толстенный учебник химии профессора Глинки. Поэтому я так заинтересовалась уровнем изложения. Прекрасная работа».

В тот же день вечером я выступал по центральному российскому телевидению и сказал, что, если бы у нас в Америке вице-президенты знали учебники химии наизусть, возможно, прогресс страны был бы еще весомее.

И вот недавно по американскому телевидению показали отрывок из передачи российского телевидения, в которой В.И. Матвиенко, теперь уже в более высокой роли — председателя верхней палаты российского парламента, держала в руках листок бумаги и сообщила, что это «патриотический стоп-лист», начинающийся с фондов Сороса, которым должен быть поставлен заслон на деятельность в России, поскольку эти фонды якобы несут зло российским науке и образованию.

Это тем более поражает, если напомнить, что та же Государственная дума в 1995 году провела в стране широкий опрос об отношении к фондам Сороса и организовала специальную сессию трех комитетов Госдумы, на которой проанализировала все полученные ответы. В думу поступило 400 заявлений и обращений в поддержку фондов Сороса, включая петиции более 30 академиков Российской академии наук, нескольких Героев Социалистического Труда, лауреатов Государственной и Ленинской премий.

С письмом к председателю Думы обратился выдающийся физик, руководивший созданием советских атомной и водородной бомб, единственный остававшийся в живых трехкратный Герой Социалистического Труда Ю.Б. Харитон, в котором было сказано:

«Как специалист в области обороны хочу с определенностью заявить: не может быть полнокровного развития оборонной науки и техники без глубокой и постоянно развивающейся фундаментальной науки, а потому считаю, что Государственная дума должна одобрить деятельность фондов Сороса».

Сороса благодарила не только Дума. По случаю празднования пятилетия нашей программы президент России Б.Н. Ельцин 16 марта 1999 года направил письмо:

«Уверен, ваша деятельность и впредь будет способствовать развитию современного естествознания, укреплению научных и гуманитарных контактов. От всей души желаю вам, дорогие друзья, крепкого здоровья, новых успехов и всего самого доброго!

Б.Н. Ельцин».

Я полагаю, что вместо объявления Сороса врагом России следовало бы обратить внимание на те негативные процессы, которые непременно скажутся на науке и, значит, на будущем страны. Настоящее наступление на науку и образование в сегодняшней России приведет к тяжелейшим последствиям.

Разрушение РАН только для вида было представлено мерой по улучшению работы ученых. Заложенная в бюджет России на 2016 год сумма на всю науку смехотворно мала — 85,5 млрд руб., или $1,221 млрд (сообщение руководителя ФАНО М. Котюкова 25 ноября 2015 года).

Для сравнения: ежегодный бюджет лишь одного (Гарвардского) университета в США (а университетов в Америке около 3 тыс.) составил в 2015 году $4,4 млрд.

России с таким финансированием науки останется лишь быстро катиться на позиции стран третьего мира.

После введения санкций Запада заботы о науке и образовании ушли на далекий план. Не способствует развитию России и старательное возрождение ленинско-сталинского «железного занавеса» и переписывание истории на «патриотический» манер. Вместо укрепления связей с цивилизованным миром страна окукливается, замыкается сама в себе, на «передовой плацдарм» выдвигаются ожесточенные в речах сторонники «исконно русского пути».

Взгляды Сороса сегодня не совпадают со взглядами многих россиян (как не совпадают они с воззрениями подавляющего большинства западных людей). Но «кошмарить» Сороса за его позицию не стоит. Лучше вспомнить хорошее. Это был бы мудрый и заметный во всем мире шаг.

Автор — советский и американский биофизик, профессор Джордж-Мейсонского университета (США), бывший руководитель Соросовской международной программы образования в области точных наук