Пенсионный советник

Подпишитесь на оповещения от Газета.Ru

«Я потратила две недели, чтобы найти подходящую гостиницу»

Певица Нина Веденина-Меерсон о том, легко ли человеку на инвалидной коляске покорить Москву

Нина Веденина-Меерсон 17.10.2015, 20:13
Нина Веденина-Меерсон в проекте «Голос» golos-na-pervom.ru
Нина Веденина-Меерсон в проекте «Голос»

В 2013 году певица из Тольятти Нина Веденина-Меерсон попала в автокатастрофу, получив перелом позвоночника и паралич обеих ног. Спустя год после аварии, вернувшись к выступлениям, она решила принять участие в проекте «Голос». Хоть дальше «слепого прослушивания» певица не прошла, само ее появление на телеэкране стало событием. Что осталось за кадром, Нина описала в посте — Москва оказалась далеко не так «доступна» инвалидам, как принято считать.

Вот и вернулась я из увлекательнейшего путешествия на «Голос». Сказать, что я довольна, – не сказать ничего! Сказать, что еще хочу, – а вот тут я подумаю…

Расскажу о том, каково все это приключение для человека в моем положении. Причем постараюсь рассказать только о самых ярких моментах, не отвлекаясь на мелочи.

Началось все с того, что

я потратила две недели на то, чтобы найти подходящую гостиницу в Москве, которая была бы оборудована под мои нужды.

Что такое комната для колясочника? Большой метраж (более 25 кв. м), правильно подобранная и расставленная мебель (чтобы я могла беспрепятственно подъехать или пересесть), правильный матрас на кровати (так как ноги у меня не работают, переворачиваться ночью мне крайне тяжело – на мягком матрасе это сделать невозможно, на жестком – образуются пролежни, что крайне опасно), кнопки вызова персонала на случай необходимости помощи и самое важное – туалетная комната (спец.унитаз, правильные поручни по бокам, специально оборудованный душ, куда можно заехать на коляске).

Да, при этом гостиница должна находиться рядом со съемочной площадкой, так как на метро я ездить не могу, и желательно, чтобы стоила не 15 тыс. в сутки — неплохая стоимость для инвалидов, не правда ли? В общем, спасибо добрым людям, кто помогал мне искать гостиницу...

После этого заказала я билеты на самолет. Но, в отличие от вас, я не могу заранее заказать себе место (при том, что летать мне можно только в конкретной части самолета!), так как людям, нуждающимся в посторонней помощи, места выдаются по факту в аэропорту. При этом я должна позвонить в авиакомпанию, уведомить их о том, что я на коляске, чтобы они дали мне разрешение на это и выделили помощь в аэропорту (амбулифт, телетрап, спецкресло, в котором меня везут по салону, чтобы забронировали багажное место под мое кресло и т.д.). И если вы думаете, что это элементарно, – то вы очень ошибаетесь.

Через сутки после этого я должна перезвонить в компанию еще раз, и они должны подтвердить, что разрешение дано. Но вот беда – как правило, перезванивать приходится по три-пять раз, так как эти сотрудники неверно составляют заявки.

Так или иначе, прилетела я в Москву. А сотрудники отеля что-то напутали, и мой номер оказался занят, хоть и заранее проплачен. В итоге меня поселили с вечера и до следующего дня в малюсеньком номере, где я могла только лежать на кровати, и даже не было возможности умыться, я уж не говорю про туалет. Хорошо, что рядом со мной был брат Саша, который мог подать мне попить, отвезти меня в туалет и т.д.

Да! Самое сложное – найти человека, который мог бы находиться со мной в Москве все необходимое мне время. Я хоть и самостоятельный инвалид, но существует масса нюансов, с которыми мне одной не справиться, так как я элементарно не могу встать.

На следующий день меня поселили в подходящий номер, но в нем было очень холодно, и мы решили переехать в другую гостиницу, благо она оказалась напротив. Первые полтора дня мой брат катал меня по улицам города (в магазин, просто воздухом подышать, в кафе, посмотреть номер в другой гостинице и т.д.). После этих полутора дней я сутки отлеживалась, не шевелясь и еле дышала. Это только кажется, что я всего-то сижу, а кто-то всего-то катает коляску. Нет!

Все эти ямки на дорогах, все эти необорудованные бордюры и тротуары, стоки, шатающиеся крышки люков – все это превращает мою жизнь в постоянное ощущение, что меня переехал трамвай.

Потом подумал и сделал то же самое в обратную сторону, но при этом подключив меня к розетке. Еще приятное дополнение – стертые руки. Такое у меня вообще впервые, какие бы нагрузки ни были! Дело в том, что в отелях все полы ковровые, а коляску по такому покрытию крааааайне трудно сдвинуть с места. Так вот за все это время я так надвигалась, что у меня мозоли на подушечках под пальцами и по бокам от ногтей. Я уже не рассказываю вам о том, каково это — постоянно таскать себя на руках: пересаживаться на кровать/с кровати, на унитаз/с унитаза, из машины/в машину и т.д.

Еще одна сложность – подъем.

Все то, на что у меня раньше уходило максимум полчаса, теперь занимает два часа.

То есть если завтрак в 9.00, значит, встать я должна в 7.00. Если начало съемочного дня ставят на 8.30 (а это еще и Москва!), то мне надо встать в 5.30 (два часа на сборы, час на дорогу) и т.д. Благо Марина (редактор проекта) так трепетно отнеслась к моей колясочной проблеме, что старалась по возможности делать для меня максимально удобное расписание, за что отдельная ей благодарность!

Еще один нюанс – невероятная жара на площадке. И если у всех была возможность выйти на улицу, то у меня этой возможности не было, так как там невероятное количество препятствий, которые нужно преодолеть прежде, чем выбраться хоть куда-то. Жара такая (под 40 градусов), что через пять минут после визажа грим начинает течь и потеют даже те, кто никогда не потел, — из-за осветительных приборов. А мне мало того, что нельзя долго сидеть (нужно обязательно лежать), так еще и на такой жаре. В общем, от всей этой прелести у меня образовались пролежни на моей прекрасной пятой точке. Да-да, они все-таки образовались.

Туалет – кто из вас сколько времени самое длительное может находиться без туалета, никогда не задумывались? Я, как оказалось, шесть часов – дальше я собралась лопнуть. Причем у меня с собой были и катетеры, чтоб самостоятельно себя спасти, и даже был спец.стульчак на обычный унитаз. Да вот беда – там были биотуалеты и ни одной свободной комнаты, чтобы катетеризацию можно было сделать. Ну ни к Нагиеву же мне под камеры идти в семейную комнату, чтоб катетернуться.

Но это все мелочи по сравнению с тем, что провела в Москве десять дней и все это время ни разу не принимала душ!

Нет, я не грязнуля – просто у колясочников есть еще одна проблема, и с ней я и столкнулась. Дома я моюсь на специальном помывочном кресле, в гостинице же такого кресла нет, там есть специальный стульчик, который крепится к стене. Но я не могу им воспользоваться, так как слишком маленькая, и просто съезжаю с него, особенно если намылиться. Поэтому приходилось мне, сиротке, просто поливаться из стаканчика, сидя на унитазе, уж простите за подробности.

Как мы назад возвращались – это отдельная история! Назад мы ехали на машине (так надо было) – я ехала лежа на заднем сиденье (так как мне сейчас нельзя сидеть из-за пролежней) на подушках и с одеялом. Так вот меня так растрясло (я чувствую каждую кочку, каждый прибавленный километр в скорости не так, как вы), что пришлось пить обезболивающее, что я делаю крайне редко, только когда сознание от боли терять начинаю.

Друзья, вы все еще не верите, что я рада, что не прошла дальше?

А если добавить еще большей откровенности — и на «Голос»-то меня уговорили пойти мои брат и его жена, и я никак не думала, что пройду. Я очень хотела дойти до «слепого прослушивания», чтоб меня увидели сотни таких же людей, как я, и поняли, что

отчаиваться и лениться нельзя, нужно жить полной жизнью даже при таких трудностях.

Потому что ни Москва, ни я сама слезам не верим – надо радоваться каждому дню, даже если тебе не помыться, не сходить нормально в туалет, и если попа прилипает к сиденью. И я дошла именно до Слепых! И таки меня покажут! И я вам всем покажу! Но! Моя сестра израильская мне сегодня написала: «А я вспомнила, как ты мне говорила еще до всего, что ты «не хочешь в телевизор».

Так что у меня есть свидетели моих планов. Конечно, если бы меня выбрали — это бы польстило моему самолюбию. И только! Главное – мне надо заниматься ногами. И поверьте, если выбирать между сценой, моими ногами и детьми, которых я учу, – с легкостью я смогу отказаться только от первого пункта! Поэтому расставляйте приоритеты правильно — это помогает хорошему настрою.

P.S.: Я никак не могла понять, почему мне так спокойно, почему я совсем не нервничаю ни на репетициях, ни на самой съемке… Да потому, что когда ты круглосуточно занят решением бытовых проблем, когда ты не знаешь, как тебя занесут на сцену (уронят или нет), как заберут с нее и т.д., на самой сцене тебе уже не до волнения.

Материал взят из личного блога автора и публикуется с его разрешения. Мнение автора может не совпадать с позицией редакции. Если у вас есть история, которой бы вы хотели поделиться с читателями «Газеты.Ru», пишите нам на lo@gazeta.ru