Екатерина Шульман
о новой роли
российского парламента

Религия Майдана

Борис Фаликов о том, почему на Украине церковь предпочитает быть с народом

Борис Фаликов 16.12.2013, 09:47
Украинская православная церковь Киевского патриархата считает, что церковь не может поддержать... Stoyan Nenov/Reuters
Украинская православная церковь Киевского патриархата считает, что церковь не может поддержать власть, если та поступает несправедливо

Нынешнее политическое противостояние на Украине приближает возникновение единого украинского православия, полностью независимого от Москвы.

В телерепортажах с Киевского майдана можно нередко увидеть священнослужителей. Они оживленно беседуют с участниками митинга и проводят коллективные молитвы прямо со сцены, воздвигнутой на площади. Судя по облачению, это и православные, и греко-католики, и протестанты. Но к каким конкретно церквям они принадлежат? Ведь на Украине крупных православных церквей целых три, не говоря о других религиозных организациях. Каково их отношение к происходящему?

Чтобы ответить на эти вопросы, надо вернуться на несколько недель назад. 23 октября члены Всеукраинского совета церквей встретились с главной оппозиционной партией «Батькивщина» и поддержали подписание ассоциации с ЕС.

Однако не стоит думать, что все участники продемонстрировали трогательное единодушие. Нет, некоторые заявляли, что ряд европейских ценностей, особенно в сфере морали, их никак не устраивает. Да и с Россией ссориться ни к чему. Но все же сближение Украины с Европой для них главный приоритет, поскольку подчеркивает самостоятельность страны, ее право на выбор своей исторической судьбы. А с такими вещами шутки плохи. Что же касается близких сердцу консервативных ценностей, то прощаться с ними вовсе ни к чему.

Посмотрите на Польшу, страна католическая и вполне старомодная, но это не мешает ей быть верным членом Европейского союза. Ведь еще десять лет назад польская католическая церковь настояла, что Польше вовсе не обязательно присоединяться к тем европейским соглашениям, которые касаются сферы семейной морали. Так что поле для компромисса есть.

Одобряя сближение с Европой, украинские церкви относятся к событиям на Майдане более или менее одинаково. Самым активным противником действий властей выступает Украинская православная церковь Киевского патриархата (УПЦ КП) во главе с митрополитом Филаретом.

В своих интервью и выступлениях он прямо заявляет, что церковь не может поддержать власть, если та поступает несправедливо. А силовое подавление мирной демонстрации — явная несправедливость. Поэтому поддержка ее участников клириками УПЦ КП — их прямой христианский долг.

В аналогичном ключе ведет себя и руководство Украинской православной автокефальной церкви (УПАЦ). В поддержку митингующих выступил и Синод Украинской греко-католической церкви (УГКЦ), единогласно осудив насилие над демонстрантами и поддержав их право на мирное волеизъявление. А ее архиепископ-эмерит кардинал Любомир Гузар лично приехал на Майдан, чтобы засвидетельствовать свою солидарность с протестующими. Не отстают и католики с протестантами. Конференция католических епископов Украины заявила, что «ограничение права человека на выражение своих убеждений недопустимо и позорно».

Несколько особняком от этого единодушия держится Украинская православная церковь Московского патриархата (УПЦ МП). И это понятно. Президент Янукович в свое время получил от нее поддержку на выборах и с тех пор неоднократно выражал верность церкви. И все же УПЦ МП в нынешней ситуации предпочитает дистанцироваться от своего верного чада. Вместе с другими участницами Всеукраинского совета церквей она одобрила курс на евроинтеграцию и теперь осуждает насилие властей на Майдане. А по мере того, как противостояние нарастает, делает и более резкие политические жесты.

Так, она осудила действия горстки собственных фундаменталистов, которые провели крестный ход на территории Киево-Печерской лавры. Среди лозунгов были, к примеру, такие: «Нет интеграции в Евросодом» или «Подай нам, Господи, такого вождя, чтобы избавиться от жидов». Неудивительно, что ряд участников вышли на улицу в одеянии черносотенцев с иконами Григория Распутина в руках. Представитель УПЦ МП заявил, что никто не давал им благословения на это шествие, поскольку церковь не приемлет «политическое православие», использующее в своих целях радикальные лозунги. Правда, добавил при этом, что благословения не было и на палатки-храмы, которые как грибы вырастают на Майдане.

Однако эта инициатива снизу явно пользуется большим одобрением мирян, чем малочисленное антисемитское шествие в лавре.

Более того, ряд священников УПЦ МП подписали заявление о солидарности с Майданом, осудив насилие властей и поддержав «сближение с христианской Европой». С базовыми европейскими ценностями, которые есть ценности христианские в своей основе. Это «правда, справедливость, свобода, ценность каждой личности». Среди подписавших такие известные в Украине клирики, как Андрей Дудченко и Кирилл Говорун, который еще недавно возглавлял отдел внешних церковных связей УПЦ МП.

Все последние годы Московский патриархат предпринимал недюжинные усилия, чтобы сохранить украинское православие в сфере своего влияния. Этому служили многочисленные визиты патриарха Кирилла на Украину, последний из которых — не слишком удачный — прошел в июле. Эти визиты преследовали не только узкополитические цели. В их основе лежала детально разработанная доктрина «Русского мира».

Согласно ей Россия и Украина вышли из «единой крещальной купели», их объединяет общая религиозная культура, которая не позволит им расстаться даже в условиях политической независимости. Эта доктрина вызывала сильное раздражение украинских националистов, которые подозревали патриарха в политическом манипулировании. Но сама УПЦ МП в общем ее разделяла и поддерживала.

И вот оказывается, что при нарастании политического напряжения, когда на кону оказывается выбор между национальной самостоятельностью и приверженностью общему православному наследию, УПЦ МП склоняется в пользу первой.

Что это сулит украинскому православию? Церковь Московского патриархата является самой крупной на Украине. И если национальное самосознание ее членов перевесит доводы православного единства с Россией, она неизбежно сблизит свои позиции с другими церквями, которые давно уже мечтают о едином самостоятельном украинском православии.

Лидеры УПЦ КП и УПАЦ неоднократно заявляли, что ради этой высокой цели они готовы пожертвовать собственными амбициями и даже отойти от руководства церквями. Объединению украинского православия, скорее всего, поспособствует и Константинопольский патриарх, ведущий сложные политические игры с Москвой. А это значит, что уже в обозримом будущем может возникнуть единая украинская церковь, отказать которой в полной самостоятельности — автокефалии — Москва уже не сумеет.