Сам виноват

В политике есть иные методы кроме пацанской распальцовки

В Прохорова поверили и за ним пошли многие люди, которые увидели в нем свежее лицо, способное переменить тошнотворную атмосферу нынешней российской общественно-политической жизни. Теперь у многих из этих людей сложилось впечатление, что недавний вождь всех их кинул.

Про хождение «направо» Михаила Дмитриевича Прохорова (МДП) написано, наговорено и наворочено в последние дни изрядно. Осталось уточнить всего лишь несколько нюансов, если кого еще не тошнит от всей этой истории.

Ну так вот они, эти нюансы.

В принципе, канва событий наиболее полно уже освещена «Газетой.Ru», в частности, в наиболее адекватной, на мой субъективный взгляд, форме – в блоге Екатерины Винокуровой. Чтобы не повторяться, также обращу внимание достопочтенной публики на те пассажи в колонке Юлии Латыниной, где речь идет о походе одной из самых известных бизнес-журналисток страны Ольги Романовой к вождю-олигарху, а также о методах, которыми некие «хомячки-пиарщики» от имени Прохорова осуществляли, как говорили в советскую старину, подбор и расстановку кадров на местах. Единственная поправочка: «хомячков» для МДП нанял не Сурков. Это он, МДП, сам, все сам.

Называют их знающие люди то ли методологами, то ли сайентологами, то ли адептами «секты Щедровицкого». Большинство сумевших пообщаться с ними людей говорили о своих впечатлениях с выпученными глазами. Они возвели вокруг МДП столь высокую и непроницаемую стену, воспользовавшись, видимо, его благоприобретенными качествами и манерами общения с внешним миром, что достучаться до олигарха, решившего стать партийным лидером, было весьма и весьма непросто. Историю, аналогичную истории Ольги Романовой, мне рассказывали многие уважаемые люди. Автор этих строк, было, и сам пытался как-то побудить МДП (бесплатно, не подумайте чего дурного в данном хотя бы случае) выходить регулярно в эфир посредством отправки «мейла» «на деревню дедушке». Но даже автоматической отбивки, что, мол, ваше письмо получено, не удостоился.

Под руководством такой команды выход на какой-нибудь критический конфликт стал вопросом времени, ибо метода работы этих людей – все время идти на обострение, повышая ставки. Разумеется, не забывая о себе любимых, вовремя погашая платежки.

Как верно заметил, кажется, Сергей Доренко, с такими советчиками МДП может в перспективе развить свою политическую карьеру вплоть до Краснокаменска. Это будет по-настоящему круто.

Насколько я понимаю, в их политико-методологической практике были в том числе и «Майдан Незалежности» и прочие «оранжевые» прелести, что, разумеется, в какой-то момент привело в полный «восторг» тех кремлевских кураторов партстроительства, с которыми в российских условиях общаются все без исключения, кто хочет попытаться хоть что-то сделать в условиях легальной политики. Ровно так же, как общаются со своими кураторами с того же «кирпичного завода» все те, кто пытается что-то сделать в бизнесе, достигнув определенного уровня. Те, кто ниже, общаются с властью на уровне губернаторов, мэров, глав муниципалитетов или же районных управ. Таковы правила игры, установленные в стране, и нечего тут изумленно делать бровки домиком. С молчаливого согласия, заметим, подавляющего большинства населения. Некоторые (не все, конечно, не все) из тех, кто идут в легальную политику, идут туда в том числе и для того, чтобы эти правила изменить.

Отправной посыл прихода МДП в эту самую политику, как он был им заявлен, как раз был самый что ни есть разумный: попытаться поменять систему. Это можно сделать лишь двумя способами. Изнутри, в том числе идя на компромиссы, договариваясь с властью там, где это возможно, хитря и лавируя, торгуясь, вступая в постоянные или временные альянсы, используя слабости, но и сильные стороны системы в своих долгосрочных целях (предполагается, что таковые стратегические цели имеются). Или же снаружи – с помощью уличных акций, массовых протестов, партизанской войны или же, наконец, открытого вооруженного восстания. Есть, конечно, условно третий путь – гундеть, что все продано и разворовано, что ничего добиться нельзя, ибо все украдено до нас, что надо валить из этой страны (это перманентное состояние – желать валить, но так и не свалить никуда в конечном счете), что все козлы и уроды, что всякое сотрудничество с «кремлядью» есть порок и б..ство. При этом

многие сторонники «третьего пути» не считают зазорным для себя пользоваться отдельными преимуществами, предоставляемыми «кровавым» недоавторитарным режимом, а иные из них, помани их чем вдруг треклятые кремлевские тролли, тотчас забудут о своих «принципиальных» разногласиях с этим режимом.

МДП разумно выбрал первый путь. Но прошел по нему недолго. Не хватило терпения и банально политического опыта. Вместо того чтобы сначала захватить первый рубеж – попасть в Думу и региональные парламенты, построить сильную партию, в том числе снизу, а потом уже начать «стулья ломать», — импульсивный олигарх, привыкший командовать трепещущими от ужаса быть уволенными менеджерами и рабочими, которым некуда податься, кроме как в тундру, вошел в крутое пике уже через пару месяцев.

Обсуждая сейчас конфликт МДП с первым замглавы администрации (еще пару месяцев назад казалось, что они, по крайней мере, приятельствуют – высокий красивый олигарх и Владислав Сурков, талантливый регулярный колумнист прохоровского журнала «Русский пионер») и то, что он показал себя крутым парнем, не пошедшем на поводу у Кремля, как-то забывают, что в его недолгой политической деятельности был и еще один, по крайней мере, ма-а-а-аленький такой нюанс. В МДП поверили и за ним пошли многие люди, которые увидели в нем свежее лицо, способное переменить тошнотворную атмосферу нынешней российской общественно-политической жизни. В офис партии каждый день звонили десятки и даже сотни людей, поверивших даже еще не в идеи, проповедуемые МДП, а в само предчувствие таких новых идей. В регионах именно «под него» подписались сотни уже состоявшихся в этой жизни людей, готовых участвовать в его предвыборной кампании – деньгами, ресурсами, уже мобилизованными ими, в свою очередь, людьми. И не надо всех их чохом записывать в алкающих олигархического бабла проходимцев. Отказывая всем без исключения, пытающимся заниматься какой-то общественно-политической деятельностью, хотя бы в капле альтруизма и стремлении добиться самореализации и достижения целей по улучшению окружающей жизни, лучше уж сразу удавиться от тоски или свалить все-таки отсюда навсегда к чертовой матери.

Эти и другие люди, ищущие луча света в темном (вернее – сером) политическом российском царстве, вчитывались в прохоровский (сырой и противоречивый) манифест, смотрели телепередачи с его участием, надеясь найти подтверждение своим предположениям о том, что вот, мол, наконец, хоть этот что-то попытается сделать. И сможет, ибо у него есть не только деньги, но и «вхожесть» в систему. Ему были готовы даже простить столь странные вещи, как вовлечение в политику Аллы Борисовны Пугачевой: все-таки жанр «оргазма» артистов-фигуристов от ощущения партийности имманентен скорее Надежде Бабкиной и «ЕдРу», нежели нормальной правой партии.

Теперь у многих из этих людей сложилось впечатление, что недавний вождь всех их кинул и променял то ли на одного Ройзмана, то ли на акт самоудовлетворения от ощущения своей «непослушности».

Теперь о Ройзмане, борце с наркоманией жестокими методами.

Фигура противоречивая и яркая. Одни его ненавидят, другие чуть ли не боготворят. Упрощенно история о том, как МДП обещал не сдать парня и слово свое сдержал, выглядит жутко благородно. Однако сегодня Евгения Ройзмана уже мочат по телевидению. Другой его соратник – небезызвестный Егор Бычков, за которого в свое время заступился президент и который собирался баллотироваться по списку партии Прохорова, теперь баллотироваться будет вряд ли. Да и президент за него больше не заступится (а многотысячные демонстрации в его поддержку как тогда, когда его посадили, на улицы не вышли, так и в будущем не выйдут). Потому что в политике есть иные методы кроме пацанской распальцовки и обещаний «уйти вместе», данных «на слабо». Более изощренные и умные.

Можно ли было «спасти и сохранить» Ройзмана для партии? Мне кажется, что можно, если бы МДП этого сильно захотел. Он стал поводом, но не был причиной эскапады МДП. Было бы в высшей степени наивно думать, что некий ультиматум по Ройзману олигарху поставили на уровне чиновников кремлевской администрации. Почему никто не допускает мысли о том, что сия «рекомендация» была ему сделана куда более высоким лицом. И МДП надо было либо этому лицу возражать, аргументируя свою позицию, либо продумать иные способы сохранения в своей партии человека, которого он считал стоящим. Но, судя по всему, в какой-то момент МДП подумал (если, конечно, не допускать мысли о том, что просто под этим предлогом МДП захотел «соскочить» с проекта), что ему удастся по вопросу Ройзмана развести членов тандема (в кулуарах скандального съезда партии ходили слухи, что в свое время МДП якобы чуть ли не вместе с Ройзманом ходил к ВВП и тот сказал, что, мол, не боись). Это было худшее, что можно было придумать в данной ситуации, ибо у тандема хватает разводчиков и без МДП, и еще один, да еще по такому пустяшному поводу, как правая партия, им точно покамест не нужен. Тут уж даже не наивность, а нечто, граничащее с безответственным идиотизмом.

Ходили еще слухи и о том, что один из членов тандема, которому идея создания в стране либеральной партии была особенно близка, в ходе беседы с МДП высказывал какие-то свои соображения, что, мол, вот хорошо бы в федеральный список включить таких-то вот либеральных людей или вот таких-то. Вы, мол, подумайте. Можно, конечно, было сразу честно отказать рекомендующему, объяснив ему, в чем он глубоко не прав. Но можно же было хотя бы встретиться с этими людьми. Тем более что МДП, как он сам заявил, собирался в перспективе работать чуть ли не премьер-министром. Между тем, заметим, в обычной стране одной из функций премьер-министра является прислушиваться к мнению своего начальника.

Наконец, даже когда уже конфликт уверенного в себе олигарха, укрепляемого в своей уверенности советами методологов, зашел глубоко и далеко, можно было приехать на съезд в первый же день и просто там говорить с людьми. Люди любят, когда с ними по-человечески разговаривают. И им объяснить свою позицию. Большинство из них, насколько я знаю, были готовы поддержать МДП. Но он, видно, думал, что ему позвонят из Кремля и извинятся за черствость.

В результате проиграли все. В том числе люди, которые поверили в возможность хотя бы каких-то частичных перемен.

Спасти теперь правый проект, рассуждая чисто теоретически, могло бы лишь личное участие в нем президента Медведева или еще какое-нибудь подобное чудо. В конечном счете, нынешнее «Правое дело» ничем не хуже состояния «Единства» в то время, когда из него скоротечно начали лепить правящую партию. Многим ведь сейчас кажется, что президенту в нынешней ситуации все равно уже нечего терять. Или это не так?

Впрочем, эти фантазии, кажется, совершенно из иной политической реальности.

Сравнительно недавно, рассказывают, когда один умный и интеллигентный министр, искренне захотевший возглавить правую партию, пришел к своему начальнику «посоветоваться», то ему был дан примерно такой совет: идея, конечно, хорошая и даже правильная, но не сейчас. Лучше после 2012 года. У начальника, видать, свои виды на правую идеологию после 2012 года.

Так уж совпало, что все идет именно по этому плану. И это многое объясняет в этой скандальной и кажущейся странной истории. МДП сыграл в этом плане – вольно или невольно – заранее ему отведенную роль. Возможно, он еще вернется в российскую политику, учтя уроки и исправив совершенные им, в общем-то, элементарные ошибки. Но пока надо усиленно учить матчасть. Иначе его больше никогда «не возьмут в космонавты».

Автор – член партии «Правое дело».