Пенсионный советник

Взрослая болезнь либерализма в России

При создании новых демократических и либеральных движений и партий важно не повторять ошибки прежних

Юлий Нисневич 08.08.2011, 10:13
РИА «Новости»

Сегодня нет ни реально влиятельных объединений, ни популярных личностей, способных заполнить пустующую нишу либеральной демократической оппозиции.

Почему сегодня в России нет ни одной демократической и либеральной политической организации, обладающей заметным влиянием? Ответ на этот вопрос можно искать в двух направлениях.

Во-первых, в «как бы историческом», опираясь на пропагандируемый особенно активно в последнее время миф о том, что демократия и либерализм чужды России, у которой свой «особый путь» развития. То, что это не более чем сознательно сконструированный миф, а в российской истории не единожды возникали развилки альтернативных, в том числе более-менее демократических и либеральных путей развития, показано в книге Ирины Карацубы, Игоря Курукина и Никиты Соколова «Выбирая свою историю. «Развилки» на пути России: от рюриковичей до олигархов».

Действительно, а чем народные собрания, называвшиеся в Северной Руси «вече» и действовавшие не только в Новгороде, Пскове и Вятке, но и практически повсеместно, принципиально отличаются от основ полисной демократии — народных собраний в Афинах и других древнегреческих городах? А что, земство, земские учреждения — это не выборные органы местного самоуправления, которое служит базовым институтом европейской демократии? А как быть с либеральной конституционно-демократической партией, которая в начале ХХ века стала одной из самых влиятельных политических сил в Российской империи?

Поэтому более продуктивным представляется поиск ответа на поставленный вопрос в современных политических событиях и специфике тех персоналий, которые выступают их главными действующими лицами.

Самое массовое в истории современной России политическое движение «Демократическая Россия», которое в качестве избирательного блока родилось на выборах 1990 года, провозгласило демократию своей идеологией, а ключевой целью — отмену статьи 6 Конституции СССР о руководящей и направляющей роли КПСС. В этом протестном движении объединились люди самых разных взглядов, от коммунистов и умеренных националистов до диссидентов, для того чтобы совместными усилиями снести обветшалое здание советской системы, защищая друг друга от его разлетающихся при обрушении обломков. Но о том, что такое демократия (не как идеологическая фигура речи, а как практическая форма организации политических и государственных порядков), о том, что и как надо будет строить после демонтажа советской системы, не только рядовые члены движения, но и его лидеры имели самые разные, а порой противоположные и очень туманные представления. Это движение сыграло решающую роль в противостоянии путчу в августе 1991 года, но после этих событий стало заметно терять свое влияние и постепенно распадаться, так и не превратившись в устойчивую политическую организацию. В 1992–1993 годах практически все известные представители демократического движения были вытеснены из структур власти бывшей советской номенклатурой, которая публично стала рядиться в демократические одежды, а скрытно всячески поносила и дискредитировала демократию. Последними всплесками активности «Демократической России» стали апрельский референдум и октябрьское противостояние 1993 года, когда движение выступило на стороне президента Ельцина.

«Демократическая Россия» выполнила свою задачу, победила, разрушив монополию КПСС, но к решению задач построения нового государства была не готова.

Основная «развилка» в истории российских демократических партий возникла в период подготовки и проведения выборов в Госдуму 1993 года, когда сформировались избирательные блоки «Выбор России» и «Яблоко», которые и стали первоисточниками главных ветвей в развитии таких партий.

Анализ голосований депутатов фракции «Яблоко» в Госдуме первых трех созывов показывает, что по экономическим вопросам эта фракция голосовала так же, как сторонники рыночной экономики, а по социальным — во многом аналогично фракции КПРФ. Этот факт подтверждает мнение специалистов о том, что идеологически «Яблоко» является правой социал-демократической партией, которая в классическом политическом спектре располагается левее либералов, занимающих середину спектра. В российских реалиях социальную группу, на которую преимущественно ориентируется «Яблоко», составляет уходящая в прошлое «советская интеллигенция», а точнее, та ее часть, которая считает, что ничего не выиграла от произошедших перемен. В этом смысле «Яблоко» представляет собой нелиберальную «партию особых интересов» по определению Людвига фон Мизеса, отстаивающую интересы только части общества, конкретной социальной группы.

Выступая за демократию в стране, за демократические политические и государственные порядки, «Яблоко» по своей внутренней организации представляет собой типичную лидерскую партию, что не очень свойственно современным демократическим партиям. Ведущая роль в этой партии всегда принадлежала и до сих пор принадлежит Григорию Явлинскому, который постоянно стремится демонстрировать, что только он остается «весь в белом», когда вся страна находится известно в чем. Это и определяет, как показывает почти двадцатилетний опыт, неспособность партии «Яблоко» и ее лидера к ведению реальных переговоров и созданию политических коалиций. При этом невольно обращает на себя внимание то, что замена в 2008 году на посту председателя партии Григория Явлинского на не самого харизматичного Сергея Митрохина напоминает операцию «преемник», в результате которой на президентском посту Путина заменил Медведев.

Как представляется, идеологические, организационные и личностные особенности «Яблока» предопределили скукоживание этой партии, превращение ее в «секту сторонников Явлинского» и потерю влияния до уровня статистической погрешности.

Основными несущими конструкциями избирательного блока «Выбор России» выступили движение «Демократическая Россия» и движение «Выбор России», специально сконструированное по проекту Сергея Юшенкова для формального объединения в эту организацию членов правительства и популярных общественных деятелей реформаторско-демократического толка (Егор Гайдар, Геннадий Бурбулис, Сергей Ковалев, Анатолий Чубайс и другие). При этом, как справедливо отмечает ведущий специалист по истории российской партийной системы Юрий Коргунюк, «блок «Выбор России» нельзя было назвать чистой «партией власти», чья «идеология» выражается формулой «власть ради власти», так как этот блок являлся идейной, ориентированной на проведение либеральных реформ организацией, для которой власть была средством, а не целью».

В июне 1994 года на основе самой многочисленной в Госдуме первого созыва фракции «Выбор России» была создана либеральная партия «Демократический выбор России». В этой партии объединились представители условно трех направлений: «правозащитники-политики», «идейные либералы» и «экономисты-рыночники». «Правозащитники-политики», прежде всего Сергей Ковалев и Михаил Молоствов, олицетворяли совесть партии. Парламентскую и партийную работу в основном взяли на себя «идейные либералы», в частности Борис Золотухин фактически руководил работой фракции, а Сергей Юшенков стал заместителем председателя партии. «Экономисты-рыночники» и непосредственно Егор Гайдар и Анатолий Чубайс определяли публичную политику и взаимоотношения партии с действующей властью.

Руководство ДВР осуществлялось коллегиально и демократично, хотя традиционных для всех российских партий конфликтов, прежде всего между центром и региональными отделениями, полностью избегать не удавалось. Но за все время существования партии из нее решением руководящих органов не был исключен ни один человек. Бесспорным и признанным лидером ДВР, но не в силу занимаемой должности, а благодаря своей интеллектуальной мощи, профессионализму и личным достоинствам, всегда оставался Егор Гайдар.

Ключевой «развилкой» в судьбе ДВР стала дискуссия, развернувшаяся в партии после сомнительного (в смысле достоверности результатов) проигрыша на выборах 1995 года, суть которой заключалась в следующем. Егор Гайдар, Анатолий Чубайс и поддерживающие их «экономисты-рыночники» настаивали, что участие отдельных «либеральных экономистов» в работе действующей власти возможно и целесообразно — по крайней мере до тех пор, пока можно продвигать экономические реформы даже в урезанном виде. Такая позиция определялась тем, что «экономисты-рыночники» были приверженцами экономического детерминизма, постулата исторического материализма о том, что экономка — это базис, а идеология и политика — надстройка, которую определяет экономика. Они искренне были убеждены в необходимости в первую очередь реформировать экономику, что и должно создать условия для последующего выстраивания демократической политической системы.

Большинство членов политсовета ДВР из числа «идейных либералов» склонялось к тому, что сотрудничество даже только в «продвижении или создании видимости продвижения» экономических реформ с бронзовеющей от самодостаточности властью, против многих действий которой, в первую очередь против кровавой чеченской авантюры, партия публично и резко выступала, невозможно. Что такая двойственная позиция дискредитирует в глазах людей либеральную идеологию и партию, т. к. «все просчеты и неудачи власти противниками либеральной идеологии успешно списываются именно на представителей этой идеологии, а следовательно, и на партию ДВР». И при этом, как показывал имеющийся опыт, так называемые «либеральные экономисты» в структурах власти де-факто либералами не являлись, т. к. для либералов одинаково важны как рыночная экономика, так и права и свободы человека, равноправная социальная конкуренция, демократия, нормы морали и этики. А для некоторых из таких «либеральных экономистов» был вполне приемлем принцип иезуитов и большевиков «цель оправдывает средства».

В процессе обсуждения стороны так и не пришли к единому мнению и во избежание раскола в партии согласились на сохранение статус-кво.

Этот компромисс, как представляется, сыграл определяющую роль в том, что в мае 2001 года при создании партии Союз правых сил единственная последовательно либеральная партия ДВР прекратила свое существование.

Партия СПС была создана по настоянию Чубайса из прошедшего в Госдуму на выборах 1999 года одноименного избирательного блока. Ключевыми учредителями этого блока из девяти в большинстве своем фиктивных организаций выступили партия ДВР и консервативное движение «Новая сила» Сергея Кириенко, которое объединяло консерваторов-прагматиков, далеких не только от идеалов либерализма, но во многом и демократии. В новую правую «партию особых интересов» (прежде всего олигархического капитала), председателем которой опять же по настоянию Чубайса стал Немцов, не вошло большинство «идейных либералов» из ДВР. Эта партия, список которой на выборах в Госдуму 2003 года возглавила самовлюбленная «политическая попса» Немцов и Хакамада, а также Чубайс, закономерно потерпела поражение как на этих, так и на последующих выборах 2007 года.

В 2008 году по указанию администрации президента партии СПС, «Гражданская сила» и Демократическая партия были слиты в назначенную «праволиберальной и демократической» декорацией партию «Правое дело», поддержка которой как была, так и останется ниже плинтуса даже после назначения ее новым начальником олигарха Прохорова.

В 2001–2003 годах группа «идейных либералов» из ДВР во главе с Сергеем Юшенковым, в которую вошли Владимир Головлев, Борис Золотухин, Юлий Нисневич и Виктор Похмелкин, предприняла отчаянную попытку создать партию «Либеральная Россия». Главной ошибкой этого трагического проекта стал финансовый союз с Березовским, от которого вскоре все равно пришлось отказаться. В августе 2002 года был убит сопредседатель партии Владимир Головлев. В апреле 2003 года был убит идейный вдохновитель и сопредседатель партии Сергей Юшенков. После неудачи на выборах 2003 года «Либеральная Россия» прекратила свое существование.

К сожалению, сегодня нет ни реально влиятельных объединений, ни популярных личностей, способных заполнить пустующую нишу либеральной демократической оппозиции. Претензии на эту нишу партии ПАРНАС безосновательны и смехотворны. Для того чтобы это понять, достаточно обратиться к известным фактам из политических биографий возглавляющих эту партию персонажей. Как следует из анализа этих фактов,

квартет создателей партии представляет собой группу реактивных оппозиционеров, оппозиционность которых — это реакция на то, что их не взяли или выставили из правящей команды, и они всячески стремятся вернуться обратно, страдая фантомной болью власти.

С большим основанием претендовать на роль либеральной демократической оппозиции может возглавляемый Гарри Каспаровым «Объединенный гражданский фронт». Но и у этого объединения есть серьезные и трудно исправимые изъяны.

Рождение по-настоящему влиятельного демократического движения либеральной ориентации следует ожидать в зоне социальных протестов в результате объединения в единую сеть локальных формальных и неформальных групп и социальных сетей, которые уже сегодня противостоят авторитарной и коррумпированной власти, защищая конкретные права и интересы конкретных людей. Но при этом очень важно учесть и не повторять ошибки прежних демократических и либеральных движений и партий.

Автор – профессор Высшей школы экономики и Российского университета дружбы народов.