Непраздничная арифметика

Вспомнить всех павших в самой страшной Великой Отечественной войне – долг государства

ИТАР-ТАСС
Повторяя год за годом «Вечная слава павшим за Родину!», мы так и не удосужились посчитать, сколько жизней мы потеряли в Великой Отечественной войне.

Для любого гражданина России нет более светлого и значимого праздника, чем 9 Мая. Это в другие дни мы можем не вспоминать о бессмертном подвиге, постыдно превращая Синявинские высоты в городскую свалку. Но в годовщину Великой Победы погибших вспоминают в каждой семье. Торжественно чествуют ветеранов. Улицы городов украшают плакатами, воспевающими мужество солдат Второй мировой. Особое место в ряду этой печатной продукции занимает «Вспомним павших поименно». Думаю, его почти все видели. Но мало кто задумывался над смыслом этих слов. Между тем в них заключена огромная государственная проблема.

Подсчет безвозвратных потерь начался сразу после капитуляции Германии. Члены Политбюро в приватных разговорах между собой сходились во мнении, что погибло примерно 15 миллионов граждан.

В 1961 году в дипломатической переписке Хрущев обозначил новую цифру — 20 миллионов. Но уже через четыре года она стала звучать иначе — «свыше 20 миллионов». Во времена Горбачева было объявлено, что погибло 27 миллионов. После этого и начался нескончаемый парад цифр и откровений. Коммунистические историки заявили, что подсчеты времен Сталина единственно верные и правильные. Их оппоненты настаивают, что погибло значительно больше. К примеру, историк Борис Соколов насчитал 46 миллионов. Технология простейшая: взяв за точку отсчета один из примеров несоответствия между списочными и реальными потерями в одной из частей во время войны, он спроецировал полученный результат на всю армию. В ответ родная историческая наука выдала очередные цифры: 16 миллионов граждан СССР. Но и они продержались недолго.

Согласно последним изысканиям Министерства обороны, общее число погибших составляет 26 миллионов человек. Что будет завтра — никто не скажет.

Дело в том, что полную историю Второй мировой войны в России, как до этого в СССР, написать не удосужились. Пока был жив товарищ Сталин, ее вполне заменял сборник выступлений великого кормчего. Каждый следующий лидер государства (кроме Андропова и Черненко, они хотели, но не успели) считал своим едва ли не основным долгом опубликовать историю войны. Но она безнадежно устаревала сразу после выхода в печать. Долго так продолжаться не могло. Ну в самом деле: проигравшие японцы выпустили почти сто томов, в которых по минутам расписаны действия каждого взвода. А победителям все время кто-то мешал заняться главным.

Поэтому в 2003 году Владимир Путин решил положить конец этому безобразию и распорядился написать 10-томную историю. Однако воз и ныне там. Вместо того чтобы все-таки вспомнить всех павших поименно, наши историки занимаются удивительными вещами. Год назад президент Академии военных наук, генерал армии Гареев заявил: «Предстоит упорная борьба, дополнительные исследования. К примеру, связанные с тем, что СССР и Англия якобы втайне собирались напасть на Германию. Разве это не актуально расставить все по местам?» Не знаю, кому как, но мне лично и без очередных исследований давно известно, что Черчилль в 1941 году не планировал нападать на Гитлера.

Но не все так плохо. Работа над поручением идет. В результате долгих исследований удалось установить потери Германии в годы войны. Делалось это прежде всего для того, чтобы опровергнуть расхожее в последние годы утверждение: воевали мы плохо, завалили врага трупами, потому и победили. По данным Министерства обороны, солдат и офицеров вермахта погибло 5,2 миллиона человек. Вроде бы все правильно. Но черт всегда кроется в деталях. А они таковы. Убитых немцев считали на всех фронтах, включая Африку. Кроме того, в итоговое число потерь не вошли бывшие в так называемых национальных батальонах. Кто не понял — власовцы. Всего их служило в вермахте более миллиона. Согласитесь, цифра немалая. Ясное дело, считать их никто не собирается. Я уже слышу негодующие голоса: «Вы бы еще бандеровцев и прибалтийских эсэсовцев потребовали бы поименно учесть». Вот в этом все и дело. История войны, которая у нас в стране пока не написана, настоятельно требует именно такого подхода. Иначе это не наука, а, как говорил товарищ Сталин, «игра в цифирь». Результаты-то печальны.

В марте этого года замминистра обороны по тылу генерал-полковник Дмитрий Булгаков констатировал, что «только на территории 24 государств Европы похоронено более 2,5 миллиона советских воинов, 80% из них числятся как неизвестные».

Виноватые в этом названы: нет согласованных действий с государствами СНГ. Действительно, не поспоришь. Украина и страны Балтии заняты нынче другим. Но кто мешал за 64 прошедших года наладить эту работу, не говоря уже о том, чтобы ее завершить? И сколько еще лет потребуется на то, чтобы установить имена всех погибших за Родину? В Министерстве обороны обещают, что уже скоро. Но на моей памяти ровно то же самое говорили и десять, и пятнадцать, и даже двадцать лет назад. И не сказать ведь, что невозможно это сделать. Чтобы разоблачить попытки Эстонии переписать историю, московский историк Александр Дюков с помощью соответствующих ведомств скрупулезно подсчитал едва ли не каждого эстонца, пострадавшего от «геноцида». Понятно, это было нужно. Но разве вспомнить всех павших в самой страшной войне — не более значимая для государства задача? Выходит, что нет. А раз так, то и слова Пушкина «Гордиться славою своих предков не только можно, но и должно, не уважать оной есть постыдное малодушие, есть первый признак дикости и безнравственности» — приходится признать одним из символов нашей современности.