Слушать новости
Телеграм: @gazetaru
Мировой медвед

В политике, как и на бирже, есть свои «быки» и «медведи»

Reuters
В мировой политике, как и в экономике, идет противостояние «быков» и «медведей». И так же, как в экономике, преобладающим становится «медвежий» тренд.

Мировой кризис наглядно высветил истину, открытую Карлом Марксом, — политику определяет экономика. Не случайно в Европе резко выросли продажи «Капитала». Следуя марксовой логике, вполне резонно допустить, что закономерности, действующие в экономике, работают и в политической сфере.

Одной из причин экономического кризиса является то, что мировая экономика превратилась в своего рода гигантскую биржу, правила игры на которой задают две группы инвесторов – «быки», играющие на повышение, и «медведи», играющие на понижение.

Экономические тренды отражаются на политике. В зависимости от того, чья тактика берет верх, в политике также лидируют либо «быки», взвинчивающие политические ставки, либо «медведи», играющие на их снижении.

В Соединенных Штатах правление Буша-младшего было эпохой ярко выраженного «бычьего» тренда. Поскольку политика США в той или иной мере влияет на политику многих стран, этот тренд распространился по всему миру.

В наибольшей степени он коснулся тех, кто жестко увязывает свою политику с политикой Соединенных Штатов – либо действуя с ними в унисон, либо, наоборот, играя на противопоставлении. К последним относятся Иран, Венесуэла, Куба, Ирак (до войны), Северная Корея и, конечно же, Россия.

В случае с Россией во многом определяющим оказался психологический фактор. С рациональной точки зрения России следовало бы выстраивать свою политику, в большей степени ориентируясь на ЕС, а с США взаимодействовать по ряду глобальных проблем, где интересы стран пересекаются. Однако привычка отстраиваться от США или пристраиваться к ним оказалась сильнее. Российским элитам так и не удалось преодолеть инерцию советского мышления. А пришедшийся на президентство Путина идейный ренессанс советского прошлого сделал эту фиксацию практически неотвратимой.

В начале своего президентства Путин выстроил доверительные отношения с Бушем (американский президент даже увидел в глазах российского что-то родственное), и одно время у американцев была надежда, что Россия будет следовать в фарватере американской политики. Некоторый период после терактов 11 сентября так оно и было. Однако непрерывно росшие цены на нефть (следствие «бычьей» политики Буша) и целый ряд внутренних причин создали соблазн вновь попытаться «догнать и перегнать Америку», вступить с ней в геополитическую конкуренцию. При этом Путин полностью скопировал «бычью» стратегию Буша, но применительно к постсоветскому пространству и ЕС. Он взял на вооружение идеологему неоконсерваторов: следует всеми доступными средствами отстаивать свои национальные интересы, проводить экспансионистскую, жесткую внешнюю политику без оглядки на мировое сообщество и интересы других стран.

Идеологически эта доктрина была довольно неуклюже оформлена в виде «суверенной демократии».

Парадокс Путина состоит в том, что, проводя подобного рода политику под лозунгом восстановления имперского величия, на практике он способствовал разрушению тех остатков имперского влияния, которыми еще располагала Россия на момент его вступления в должность.

После августовской войны, которая была самым запоминающимся аккордом во всей этой «бычьей» симфонии, СНГ практически прекратил свое существование. В то время как при Ельцине, несмотря на все проблемы, Россия худо-бедно сохраняла лидерство на постсоветском пространстве. Точно так же политика администрации Буша привела к тому, что во время президентских выборов 2008 года одной из основных тем кампании было возвращение Америке глобального лидерства, утраченного при Буше.

Одобренный недавно Европарламентом план либерализации энергетического рынка Европы означает полный провал затеи построения «энергетической империи». Между тем, «энергетическая экспансия» была стержнем всей путинской политики, начиная с 2003 года (точкой отсчета было «дело ЮКОСа»).

С уходом Буша «бычий» тренд в американской политике сошел на нет. Президент Обама явно придерживается «медвежьей» стратегии. Еще во время президентской кампании, когда масштабы разгоравшегося кризиса не были очевидны, Обама выступал с самыми мрачными прогнозами по поводу перспектив американской и мировой экономики. Дело тут не в его талантах предсказателя, просто Обама сделал ставку на тренд понижения и угадал.

Миролюбивые инициативы Обамы, вплоть до безъядерного мира, не следует истолковывать как признак его слабохарактерности. Это осознанная стратегия игры на «медвежьем» рынке.

«Быков», пытающихся взвинтить ставки в игре угрозами создания ядерного оружия (Иран), пусками ракет (Северная Корея), приглашением российских военных кораблей (Венесуэла), «медведь» Обама, пользуясь своим преимуществом на «медвежьем» политическом рынке, нейтрализует разного рода дипломатическими инициативами.

Россия в ряду вышеперечисленных стран занимает особое место.

В России правит тандем Путин — Медведев, в котором Путин является выразителем «бычьих» интересов, а Медведев (в полном соответствии со своей фамилией) – «медвежьих».

За Путиным стоят идеологи и практики создания «энергетической империи» и «вставания с колен», которые объективно заинтересованы и дальше взвинчивать ставки. Поэтому именно от Путина исходят разного рода брутальные инициативы – доктор для «Мечела», война с Грузией, «газовая война» с Украиной и всей Европой, конфликт с Туркменией и т. д. «Быкам» комфортно в экстремальной ситуации, когда ставки в игре высоки.

Медведев играет на понижение. Эту линию олицетворяют Игорь Шувалов, Алексей Кудрин, Герман Греф, Анатолий Чубайс и ряд других экономических либералов, которые едины в одном: более или менее безболезненно пережить кризис можно лишь, теснее интегрируясь с Западом, поскольку российская экономика зависит от западных инвестиций и технологий. Поэтому вышеперечисленные персоны выдают все более и более мрачные прогнозы о том, сколько продлится кризис, насколько вырастет безработица, как долго цены на нефть будут низкими и т. д.

В обозримой перспективе российские «медведи» возьмут верх по той простой причине, что у российских «быков» недостаточно ресурсов, чтобы противопоставить доминирующему в мире «медвежьему» тренду что-то серьезное.

Теоретически такое возможно лишь в том случае, если Россия станет закрытой страной по типу Северной Кореи. Но для этого придется проводить репрессии почище сталинских. В противном случае попытка выстраивать «крепость Россию» приведет к распаду страны – отделятся, прежде всего, национальные республики, под вопросом окажется Дальний Восток.

Противостояние «быков» и «медведей» можно наблюдать и в других странах. На Кубе, например, тоже своего рода тандем – Рауль Кастро осуществляет реальную власть, а Фидель — идеологический надзор за младшим братом. Рауль – «медведь», ищущий пути налаживания отношений с США, и у него уже наметились расхождения с классическим «быком» — команданте Фиделем.

В Грузии оппозиция проводит «бычью» стратегию, пытаясь совершить переворот и свергнуть президента. Саакашвили же, до сих пор игравший на «бычьем» рынке, неожиданно для многих продемонстрировал гибкость и политическое чутье, взяв на вооружение «медвежью» стратегию – он выступает за диалог со всеми политическими силами, за мирное разрешение территориальных конфликтов и прочее.

Вовремя понял суть происходящих перемен и Уго Чавес, отвесивший ряд комплиментов Бараку Обаме и узревший в США не «средоточие всех зол», как прежде, а «великую державу».

Армения и Турция разработали «дорожную карту». Восстановление дипотношений между этими странами и открытие границы уже выглядит как вполне реальное.

В то же время президент Ирана Ахмадинеджад, наоборот, взвинчивает ставки, продолжая «бычью» стратегию. Назвав Израиль «расистским государством», он ясно дал понять, какой политики собирается придерживаться. В Иране скоро выборы, и Ахмадинеджад рассчитывает, разжигая страсти и повышая накал борьбы, выбить почву из-под ног своего более умеренного конкурента.

Северокорейский вождь также склонен повышать ставки. Корейцы не только запустили ракету, но еще и сделали заявление о том, что ядерная война на корейском полуострове – дело ближайших лет.

Таким образом,

при преобладающем «медвежьем» тренде «быки» сопротивляются, пытаясь переломить ситуацию в свою пользу. Однако на стороне «медведей» Карл Маркс и экономический кризис.

Понижательный тренд сохранится в мировой экономике в течение довольно длительного периода. И политическая «надстройка» неизбежно будет под него подстраиваться. Поэтому в конечном счете «медведи» окажутся в выигрыше, хотя «быки» еще будут пытаться поднять оппонентов на рога.