Слушать новости
Телеграм: @gazetaru
Когда экономика не держит удар

Настоящий валютный кризис разразится в январе или феврале 2009 года

ИТАР-ТАСС
Нерешительность экономических властей может обернуться валютным кризисом уже в январе — феврале 2009 года. Тактика пошаговой девальвации рубля себя исчерпала. Чем быстрее власти решатся на реальную девальвацию, тем здоровее будет для экономики.

Российские экономические власти в тупике. Ужесточая денежную политику, они стимулируют спад реального сектора. Ослабляя ее, увеличивают отток капитала из страны. В шахматах это называется «цугцванг» — любой ход властей ухудшает ситуацию. Где искать выход?

Борьба со вчерашней проблемой

Теперь стало очевидным, что в развитых странах финансовый кризис спровоцировал падение производства и цен, экономики двинулись к низшей точке делового цикла.

Достаточно давно циклические колебания не проявлялись так четко, как сегодня, экономические власти научились их сглаживать, но теперь на фоне огромных финансовых проблем это не удалось.

Но в любом случае циклические кризисы в классической форме – это проблема хоть и неприятная, но хорошо знакомая. Всем понятно, что делать и чего примерно ждать.

В России все не так. Это не кризис перепроизводства по сравнению с внутренним спросом. Российский экономический спад имеет две причины: сокращение экспорта (прежде всего металлургия) и доходов от экспорта (топливно-энергетическая промышленность), а также финансовое сжатие из-за крайне инертной и ошибочной макроэкономической политики. Наша слабая, излишне зависимая от внешних факторов экономическая структура не может сгладить внешние шоки, наоборот, усиливает их.

Падение нефтяных цен и прекращение иностранного финансирования обнажило главные проблемы российской экономики, которые затушевывались в последние годы долларовым изобилием: слабая ориентация на развитие внутреннего спроса и слабая институциональная структура рынка.

Российская экономика не может «держать удар» изменения внешней конъюнктуры.

Первым начал падение хрупкий финансовый сектор. В попытках его поддержать экономические власти наткнулись на проблему падения валютных резервов. Пытаясь удержать валютные резервы, власти ужесточили денежную политику. Это привело не к сокращению утечки резервов, а к катастрофическому спаду производства. Дальше на очереди — падение доходов населения и безработица, несмотря на попытки властей поддержать отдельные предприятия. Можно ожидать, что все попытки поддержки закончатся, как с банками, – деньги пойдут совсем не туда, куда думают власти.

Экономические власти пытаются действовать сразу по всем направлениям: сдержать инфляцию, стабилизировать курс рубля, сохранить валютные резервы, смягчить спад в промышленности... Но, стремясь удержать все, не удерживают ничего. Результат четырех месяцев такой политики: обвал промышленного производства, падение рубля (к доллару на 16%, к евро на 10%), сокращение собственных валютных резервов Банка России вдвое, существование коммерческих банков в состоянии кризиса, огромный дефицит бюджета, падение доходов населения, рост безработицы.

Обращают на себя внимание два обстоятельства. Во-первых, экономические власти всегда опаздывают. Они всегда борются со вчерашней проблемой. Во-вторых, пытаясь удержать что-то, теряют не только это что-то, но и кое-что неизмеримо большее. Вот уж поистине – «хвост виляет собакой»!

Власти до сих пор делали выбор в пользу жесткой денежной политики. Но катастрофический экономический спад заставляет изменить этот выбор. Но тогда что делать с утечкой капитала и инфляцией? Кажется, выхода нет.

В ожидании валютного кризиса

Стандартные макроэкономические рычаги парализованы. Правительство пытается решить макроэкономические проблемы на основе микроэкономического подхода, занимаясь отдельными предприятиями. Попытка заслуживает одобрения, но, очевидно, этим способом не решить макроэкономические проблемы.

Если всех целей достичь невозможно, то необходимо сократить количество целей и установить приоритеты.

Единственный реальный выход из ситуации – установление такого курса рубля, который не будет стимулировать утечку капитала. Более того, который позволит Банку России покупать валюту на рынке и тем самым увеличивать денежное предложение в экономике.

По моим оценкам, курс, который может быть действенным инструментом для достижения этой цели – 50 рублей за $1.

Заметим, что до сих пор мы еще не наблюдали настоящей атаки спекулянтов на рубль – как это было перед августом 1998 года или при других валютных кризисах. Пока скупка иностранной валюты вызвана восстановлением валютного баланса банками или действиями их клиентов (возврат иностранных кредитов). Похоже, что

первая серьезная спекулятивная атака на рубль состоится в январе, сразу после 10-дневных банковских каникул.

На месте экономических властей я бы ожидал настоящего валютного кризиса в январе или феврале 2009 года и не пытался бы обманывать ни себя, ни публику иллюзией роста валютных резервов. Очевидно, что возможности частых небольших девальваций Банка России («мелких шагов») и даже «частых мелких шагов» близки к своему исчерпанию. Что дальше? Только шаги «покрупнее»... Но «пошаговая» девальвация только усиливает давление на рубль, она сама по себе стимулирует спрос на иностранную валюту и бегство от рубля, это замкнутый круг. Не пора ли прекратить такую политику, пока мы не получили настоящий валютный кризис и не потеряли все валютные резервы?

Проведя разовую девальвацию, можно будет ослаблять денежную политику, чтобы смягчить экономический спад и поддержать доходы населения. Экономика начнет выправляться на основе стимулирования внутреннего спроса и замещения импорта внутренним производством. Чем быстрее Россия проведет реальную, крупную девальвацию, тем больше сократит время и глубину экономического спада и сохранит валютные резервы. Тем самым смягчит последствия кризиса. Это как хирургическая операция: резать надо, само не рассосется. В противном случае

российская экономика рискует попасть в ситуацию долговременной депрессии и все равно высокой инфляции, падения курса рубля, валютных резервов, внутреннего спроса и доходов населения.

Девальвация – необходимый первый шаг. Очевидны ее минусы. Существенно возрастет риск роста инфляции из-за смягчения денежной политики. На это накладывается рост стоимости импорта, т. е. давление на цены со стороны издержек.

Но не стоит слишком пугаться инфляции. Она для человека меньшая беда, чем потеря работы или доходов. А прекращение дефляции в промышленности – просто первая задача на пути ее восстановления. Поэтому борьба с ростом цен на данном этапе важна, но вторична.

Кроме того, розничные цены живут в России своей жизнью, отдельной от остальной экономики. Видимо, за счет олигопольной структуры розничной сети (она поделена несколькими крупными игроками, которые всегда могут между собой договориться). Трудно себе такое представить, но это так. За 4 месяца 2008 года (апрель — июль) цены производителей в добыче выросли почти на 40%, а в обработке – на 15%. А индекс потребительских цен – на 2,1%. Сейчас ситуация поменялась на прямо обратную: за 3 месяца (сентябрь — ноябрь) оптовые цены в добывающей промышленности упали на 45%, в обрабатывающей — на 10%. А потребительские цены абсолютно невозмутимо выросли на 2,5%. Темп их роста даже увеличился, несмотря на сокращение денежной массы за 3 месяца на 9%. Такое ощущение, что потребительский рынок – из какой-то другой экономики. Поэтому и инфляция (потребительская) может реально увеличиться не так сильно, как представляют себе многие правительственные экономисты.

Я бы предложил считать минимизацию спада и восстановление производства главной целью, контроль за инфляцией вторичной, а от проблемы утечки резервов избавиться с помощью девальвации.

При этом ориентироваться на восстановление промышленности на основе роста внутреннего спроса, а не экспорта. Мировые нефтяные цены и цены на металлы еще не достигли своего минимума и вряд ли пойдут вверх до окончания циклического кризиса в развитых странах, т. е. внешнеэкономическая конъюнктура может начать исправляться не раньше осени 2009 года.

Чтобы не получилось «как всегда»

Если ключевая цель экономической политики – стимулирование внутреннего спроса, то для этого правильно минимизировать явную и скрытую безработицу, а также сократить падение уровня зарплат в коммерческом секторе и рост зарплат бюджетников. Как этого можно добиться? Стимулированием роста экономики за счет эскалации (роста, а не сокращения!) бюджетных расходов — увеличение зарплат бюджетников и инвестиционных программ; снижением (а не ростом!) процентных ставок. При этом целью должно быть снижение не однодневных (имеющих значение только для банковского сектора), а 3-месячных ставок, стимулирование кредитования банками нефинансового сектора, а также максимальное расширение ипотечного, автомобильного и потребительского кредитования населения.

Экономическим властям правильно переходить от кредитования банков к кредитованию промышленности (в первую очередь работающей на внутренний спрос, а не на экспорт).

При этом деньги все равно попадут в банки как клиентские. Условием кредитования должны явиться оговоренные в кредитных договорах с предприятиями требования сохранения уровня занятости и зарплат.

Другой важной мерой должен явиться переход от предоставления краткосрочных кредитов банкам к средне- и долгосрочным, при оговоренном увеличении кредитования нефинансового сектора и населения и максимальных процентных ставках. Механизм гарантирования ипотечных кредитов через Агентство по ипотечному жилищному кредитованию (АИЖК) должен быть задействован в большей степени, чем сегодня. Для начала правильно выпустить облигации АИЖК на несколько сот миллиардов рублей. Не надо бояться, что кризис в США начался с аналогичного инструмента. Такие компании успешно работали в американской экономике со времен Великой депрессии 30-х годов, этот механизм дал сбой только в последние годы.

Правильно было бы принять законодательные решения о гарантиях людям, получившим ипотечные кредиты в валюте, о сохранении на прежнем уровне выплат по ним в течение двух лет за счет продления их срока и субсидирования потерь банков за счет бюджета (с конкретными обязательствами со стороны банка). Раз девальвация – это государственная политика, то нужно максимально сократить потери населения.

Еще одной мерой должна быть возможность инвестирования в рынок российских акций средств Пенсионного фонда РФ.

Список мер можно продолжать. Если четко определены цели макроэкономической политики, то под них несложно выстроить набор обеспечивающих мероприятий. Однако они будут иметь смысл только после первого описанного шага – девальвации, как ни трудно принять это российским экономическим властям. Иначе все в экономике пойдет вразнос.

Если будет продолжаться сегодняшняя политика, то все антикризисные мероприятия будут разнонаправленны и безрезультатны.

И премьеру Владимиру Путину (как многим российским премьерам до него) придется повторить фразу премьера Виктора Черномырдина: «Хотели как лучше, а получилось как всегда».