Вертикаль треснула

Кризис, возможно, заставит власть принимать разумные решения

Reuters
Усугубление кризиса и связанное с этим падение рейтинга может заставить власть делиться с гражданами. Если в Кремле чего и боятся, так это проявлений массового народного гнева.

С 1 декабря в России введена новая система оплаты труда работников федеральных учреждений взамен 18-разрядной единой тарифной сетки. Ни хуже, ни лучше 14,4 миллионам бюджетников от этого не станет. Но, может быть, это дело окажется не совсем бессмысленным.

Внедрили новую систему по инерции. Ее всячески рекламировали правительство и лично Владимир Путин. Система должна была стать наглядным свидетельством поступательного движения страны к новым победам. Так как, с одной стороны, она означала увеличение зарплат бюджетникам на 30%. А с другой – даровала рассчитанную по всем правилам бюрократического искусства формулу свободы начальника того или иного подразделения по распределению рублей во вверенном ему коллективе.

Но 1 декабря случилось совсем не то, на что рассчитывали авторы реформы. Как на последнем параде военной техники, когда едва проехали машины по Красной площади и одна из них просто загорелась от перенапряжения, так и в зарплатном деле парада не получилось. Регионы взбунтовались.

Дело в том, что 30% к заработку бюджетников решили накинуть еще весной. В федеральном бюджете под это даже выделили деньги: 11,6 млрд рублей на декабрь 2008 года, и 140 миллиардов — на весь будущий год. Но эти деньги получат только 3,2 миллиона федеральных бюджетников из 14,4 миллионов по всей стране. Центральная власть была уверена, что и в региональных бюджетах на местах предусмотрят дополнительные расходы. И поначалу ряд местностей рапортовали: повышаем зарплаты учителям, врачам и другим гражданским служащим. Но

как раз ко дню официального ввода новой системы в действие регионы стали отказываться повышать зарплаты, даже стали снижать их на те же 30%. Кризис, понятно. Хватило бы денег, чтобы платить по-старому, и то хорошо.

Самое любопытное в том, как центр на это непослушание отреагировал. Не только не пожурил, но даже устами центральных чиновников похвалил, мол, правильно, надо рассчитывать свои силы и бюджеты. Год-полтора назад, надо думать, реакция была бы иной.

Мало того, центр мгновенно понял сигнал с мест и начал действовать. Уже 2 декабря некий «источник в Минфине» сообщил «Интерфаксу-АФИ», что правительство обсуждает возможность передачи регионам части федеральных доходов от налога на прибыль, а также доходов от акцизов на нефтепродукты. Мол, речь идет о том, чтобы с 2009 года региональная часть налога на прибыль была увеличена с 17,5% до 18%, а федеральная при этом уменьшена с 2,5% до 2%. От этого регионы могут получить 53 миллиарда рублей. А еще 50 миллиардов – от акцизов на нефтепродукты, которые передадут на региональный уровень.

Так все будет или нет – не столь важно. Важнее другое.

Центр понял, что с таким трудом выструганная вертикаль власти дает трещину, что придется делиться. Пусть еще не самой властью, но уже – доходами.

Конечно, кроме «бюджетного неповиновения» были и другие сигналы с мест, начиная со смелых речей о необходимости возрождения выборов губернаторов. Но именно отказ повышать зарплаты учителям стал, похоже, последней каплей и заставил срочно придумывать новые доходы для регионов.

Ведь ничего так не опасается сегодня центральная власть, как проявлений массового недовольства жителей.

Что ж, может быть, и впрямь кризис заставит принимать некоторые разумные решения. Примеров пока немного, а по отношению к собственно населению, к гражданам великой страны – вовсе один. Про гарантии по банковским вкладам. То есть у власти в запасе имеется целый короб потенциальных решений, которые могут спасти ее рейтинг. Теперь, может быть, власть поймет, что делиться придется не только с главами субъектов, но вообще с гражданами руководимой ими страны.

Потому что пустеют не только региональные бюджеты, но и бюджеты семейные. И пустеть, судя по всему, будут намного быстрее уже скоро. Ведь трудно представить, что уже в январе — феврале 2009 года в стране не будет существенного всплеска инфляции. Кредиты-то уже подорожали вдвое--вчетверо. Следовательно, адекватно поднимутся цены на товары, под завоз или производство которых эти кредиты, причем в валюте, сейчас и берутся. Или не будет товаров, но хрен редьки не слаще.

Рубль, между прочим, падает и будет падать, пока нефть в цене не растет.

Что остается от заработной платы? Что будет стоить, скажем, максимальное пособие по безработице в 3400 рублей, которое и сейчас уволенный клерк или металлург воспримет лишь как издевательское предложение поставить на нем эксперимент с целью узнать доподлинно, сколько он протянет? Что можно будет купить на зарплату в 8700 рублей – до такого минимума ее обещают попробовать подтянуть к будущему сентябрю власти Москвы?

А вдруг – чем черт не шутит — нефть в цене рванет и доллар станет стоить не 28–29, а 15 рублей?

Иными словами, не обещаний каких-то умозрительных цифр ждут люди – цифрам никто не верит.

Отрадно то, что кризис заставляет власть начинать все это понимать и даже думать.

Оптимизм вселяет, например, что все чаще на самом верху стали говорить про необходимость сворачивать всякие целевые программы по реализации циклопических проектов.

На памяти нет ни одного примера за последние 15 лет, чтобы какая-то из таких программ была исполнена, как обещали, хотя деньги всегда осваивались успешно. Наивно, конечно, надеяться на чудо – что, к примеру, Сочи свернут и людей там перестанут сгонять с насиженных мест, но хоть какие-то кормушки прикроют.

И куда деньги деть в новых условиях – понятно даже уже и в Кремле, и в Белом доме.

Неслучайно появилось предложение «Единой России» о том, чтобы государство помогло выплачивать кредиты тем гражданам, которые потеряют работу. Этот вопрос обсуждается в Министерстве экономики, Центробанке и в банках. Всего-то менее 70 млрд рублей платят россияне по ипотечным кредитам в год.

Может понадобиться помощь уволенным задолжникам в размере до 20 млрд рублей – гораздо меньше, чем дали Олегу Дерипаске. Зато лояльных сторонников власти будет 600 тысяч плательщиков по ипотеке и члены их семей.

С инфляцией тоже можно побороться. Услышать, наконец, что до 50 и более процентов в цене товаров часто составляют ставки аренды плюс просто взятки господам проверяющим, от санврачей до силовиков. Ну, пятьдесят процентов от цены не отнимешь – так вообще можно всю страну обрушить. Но как насчет 10–15% для начала? Объяснить кому надо из арендодателей и стяжателей, что время нынче тяжелое, делиться надо, по завету Лившица. Причем, как ни противно, делиться на сей раз с «чумазыми», или как они там нас называют.

Снизив же коррупционную составляющую цены товаров (или, как еще говорят, «статусную ренту») до какого-то приемлемого уровня, можно даже вот что попробовать. Начать субсидировать людям кредиты на покупку отечественных товаров и давать под это госгарантии, тем самым фактически финансируя отечественное производство.

Впрочем, это уже слишком. До нужного уровня цена нефти еще не упала, а цены зарубежных кредитов – не взлетели. Хотя кризис только начинается…