article
Слушать новости

Памятка к эпохе двоецарствия

На ближайшие годы будут действовать определенные правила двоецарствия

Политический премьер Путин будет стратегически руководить работой своих заместителей, а они — отвечать перед ним за повседневную работу правительства в целом.

Наконец, дождались…. Весь последний год российская политическая элита жила в напряженном предвкушении. Сначала – выборов в Госдуму и номинации преемника, затем – решения Владимира Путина о его новом месте в строю и избрания нового президента. С последующим двухмесячными «курсами переподготовки» политической системы, чтобы все немного попривыкли, а всякая зараза сразу не прицепилась к молодому растущему организму «властного тандема».

Теперь инаугурация состоялась, новый премьер назначен, председатель партии «Единая Россия» официально приступил к исполнению. В ближайшие дни и недели будет высок трафик переездов из Кремля в Белый дом и обратно с окончательной рассадкой кадровой матрицы системы двоецарствия по новым и старым кабинетам.

Вроде бы все закончилось, но вопрос «как эта штука будет работать?» не потерял своей актуальности, и даже наоборот: он все сильнее щекочет многим нервы, и количество вопрошающих только растет. Ибо

завершена только первая и, быть может, не самая сложная фаза операции преемственности власти, а теперь-то только начинается главное – переезд новой властной конструкции из головы ее отцов-основателей и с нарисованных на бумаге схем и квадратиков в реальную политическую практику и повседневность принятия решений.

Дабы облегчить всем жизнь в предстоящий период, следует еще раз напомнить основные и наиболее принципиальные моменты новой политической ситуации, которые то явно, то подспудно проступали за последние месяцы на поверхности политического процесса.

Приступая к жизни в новой политической конфигурации, помните: главный вопрос современной российской политики – где ставить запятую в формуле «уйти нельзя остаться» и когда именно ее ставить – до сих пор не решен.

Владимир Путин так пока и не решил, смогут ли выстроенная им политическая система и сформированная им команда работать без его непосредственного участия и ручного управления. Нужно будет или нет возвращаться самому на пост президента. Поэтому Владимир Путин возглавил правительство и партию «Единая Россия». Это не закрывает для него окончательно те или иные сценарии и дает возможность сохранять пространство маневра и политическую инициативу. Далее же,

в ближайший год-два опытным путем Путин сможет сделать более определенный выбор и превратить свое премьерство и партийное председательство в инструмент реализации одного из трех сценариев.

Первый сценарий заключается в том, что Владимир Путин будет выступать в роли защитника и страховочного механизма для Дмитрия Медведева, постепенно вводить его в курс дел и пошагово передавать ему все больший объем реальных полномочий и властных функций. А по завершении этой программы «постепенного преемничества», к примеру, в 2012 году после переизбрания Дмитрия Медведева, с легким сердцем и спокойной душой отойти в сторону с поста премьера, но остаться лидером партии.

Второй сценарий может заключаться в том, что в течение ближайших лет дела пойдут не так, станет понятно, что риски низкой управляемости системы слишком велики, а внешние вызовы и внутренние социально-экономические угрозы существенны. Тогда пост премьер-министра может стать хорошей площадкой для возвращения Владимира Путина в кресло президента, причем если надо, то и досрочного возвращения.

Третий сценарий состоит в том, что система разделения власти между Медведевым и Путиным заработает, покажет свою состоятельность и приведет к формированию внутриэлитного и общественного консенсуса по поводу того, что новую формулу правления в России следует зафиксировать в рамках конституционной реформы. При этом, однако, речь не будет идти о закреплении на века какого-то двоецарствия или переходе к парламентской республике, но о более полноценной институционализации условно «французской модели» баланса сил, полномочий и ответственности президентской и правительственной власти с опорой на парламент и систему политических партий. Такое развитие событий будет означать, что сформированная и укрепившаяся за период правления Путина элита готова к тому, чтобы, в том числе в целях долгосрочного сохранения своих позиций и стабильности, окончательно уйти от модели политически моноцентричной, суперпрезидентской республики. И больше никогда не сталкиваться с фундаментальной проблемой полноценной смены власти в нынешней системе – необходимостью передавать властную монополию в руки одного человека, независимо от того, какую фамилию он носит.

Если дело пойдет в сторону реализации второго и третьего сценария, гражданам, скорее всего, следует готовиться к досрочным парламентским или президентским выборам. Заодно будет решен и вопрос разведения во времени различных избирательных кампаний вместе с возможностью пересмотра срока полномочий главы государства.

На ближайшие годы и пока не выбран окончательный стратегический сценарий политического развития, будут действовать определенные правила двоецарствия.

До тех пор пока у Владимира Путина нет стопроцентной «дорожной карты» на ближайшие годы, не будет происходить кардинального и существенного перераспределения полномочий между президентом, правительством, законодательной властью. Если когда-то у Владимира Путина возникнет потребность или желание вернуться в Кремль, то президентская власть будет нужна ему во всей своей полноте, в «операционной версии» образца 2000–2008 годов, а вовсе не в каком-то урезанном виде.

Частичное перераспределение функций при этом, конечно, все равно произойдет. Но баланс сил между президентской властью и другими ветвями власти будет обеспечиваться ни в коем случае не за счет ослабления главы государства и законодательного урезания его прерогатив. Он может быть лишь несколько законсервирован и полуформально уравновешен усилившимся правительством и партийной дисциплиной законодателей.

Возникающий своеобразный паритет влияния между Путиным и Медведевым будет крайне важной конструкцией политической устойчивости перед лицом внутриэлитных игрищ.

Сформируется система «тандема вето»: Владимир Путин будет иметь возможность заблокировать любую инициативу президента, а Дмитрий Медведев как глава государства будет иметь в силу своих конституционных полномочий аналогичный блокирующий пакет в отношении действий правительства и парламента. При этом только оба лидера вместе в этой ситуации будут иметь контрольный пакет акций в политической системе. То есть в максимально возможной степени и по максимально возможному кругу полномочий президента и премьер-министра будет применяться принцип «двух ключей», обязательного согласия обоих по главным решениям и (или) их совместного осуществления.

Вести межгрупповую конкуренцию различные политико-экономические группы интересов смогут только в специально отведенных местах и не в ущерб «стабильности конфигурации». Такими выделенными площадками для балансировки интересов смогут стать, например, регионы. Поэтому региональным элитам, губернаторам и мэрам следует приготовиться.

Дополнительное правило будет здесь также заключаться в ритуале публичного взаимодействия двух лидеров — взаимном анонсировании и комментировании действий, что станет не только постоянным свидетельством товарищеского партнерства, но и эффективным инструментом политического управления. Любой представитель правящего класса будет из первых уст узнавать, как следует понимать те или иные действия и решения. А также никто никогда потом не сможет сказать что, мол, что-то не так понял.

Наконец, помимо разграничения функций в новой конфигурации будет выстроена и иная модель политической ответственности. Этот вопрос окажется наиважнейшим, поскольку стратегическая программа действий новых президента и премьера предполагает в ближайшие годы достаточно большое количество реформ, всякого рода новаций и, возможно, не всегда популярных решений. Тем более что внешняя экономическая конъюнктура может лишь усиливать опасности кризисных явлений в экономике и социальной сфере.

Дабы не подвергать угрозам устойчивость системы властного тандема, политическая ответственность не должна непосредственно распределяться исключительно внутри тандема президент-премьер, но будет в максимально возможной степени делегирована и внутри самого федерального правительства, и по вертикали.

В последнем случае нагрузку ответственности опять же получат губернаторы, а инструментами ее делегирования будут принятая система отчетности регионов по критериям эффективности власти и ожидаемый национальный план борьбы с коррупцией.

Что же касается внутренней жизни федерального правительства, то здесь должен быть сформирован коллективный технический председатель правительства из пула вице-премьеров.

Политический премьер Путин будет стратегически руководить работой своих заместителей, а они — отвечать перед ним за повседневную работу правительства в целом.

В случае же действительно форс-мажорного развития социально-экономической ситуации дело опять же может дойти до досрочных выборов как способа легитимировать «новый антикризисный курс» или же, напротив, политически затвердить результаты уже принятых жестких мер. В случае необходимости сохранения властного тандема такие досрочные выборы будут парламентскими, в ином же случае – президентскими.

Опираясь на сказанное, вполне можно пробовать обживаться в новой политической ситуации. И помните – неправильное использование новой конфигурации ведет к ее преждевременной порче, а незнание правил эксплуатации не освобождает от ответственности.

Поделиться:
Mail.ru
Gmail
Отправить письмо
Подписывайтесь на наш канал @gazeta.ru в Telegram
Подписаться
Новости и материалы
Все новости
Найдена ошибка?
Закрыть