Пенсионный советник

Защита есть, а счастья нет

Так как за меньшую свободу среди прочего приходится расплачиваться меньшим счастьем

Уилл Уилкинсон 17.05.2007, 12:51

Французы социально защищены гораздо сильнее многих европейцев и американцев, но при этом намного меньше их довольны жизнью.

Французы отдали предпочтение правоцентристскому кандидату Никола Саркози. На чаше весов этих выборов лежало будущее счастья французов. Серьезно.

В сравнении с развитыми экономиками США и других стран, переживающими здоровый рост, французская с медленными темпами роста и высокой безработицей для многих выглядит довольно убого. Отсутствие экономической привлекательности французы и их сторонники зачастую оправдывают тем, что это плата за хваленый «уровень жизни» во Франции. Однако, как показывает исследование, опубликованное на прошлой неделе Deutsche Bank, французы далеки от того, чтобы чувствовать себя на седьмом небе от счастья.

Причина такого отношения, в основном, кроется в отсутствии экономического динамизма.

На протяжении последних десятилетий социологи исследовали уровень счастья в различных государствах, используя опросники, в которых просто спрашивалось, насколько люди были довольны своей жизнью. Хотя есть основания относиться к соцопросам о счастье с определенной долей скептицизма (что я утверждаю в своем недавнем исследовании, опубликованном в институте Катона), тем не менее, полезно узнать, что люди думают о жизни, и в общих очертаниях понять, что влияет на уровень удовлетворенности ею. По таким показателям счастье французов от них ускользает.

В своей новой работе «Переменная счастья в капитализме» Стефан Бергхейм (Stefan Bergheim) из Центра Исследований Deutsche Bank выделяет определенную зависимость между средним уровнем счастья и экономической политикой в странах — членах Организации экономического сотрудничества и развития. Исследователь выделяет капиталистические страны с большим и меньшим уровнем удовлетворенности населения. В то время как передовые рыночные капиталистические страны, среди которых США, Австралия, Великобритания, а также скандинавские Дания и Швеция, находятся в начале списка наиболее счастливых, экономически склеротичные государства «старой Европы», к которым относят Бельгию, Австрию, Германию и Францию, удостоились статуса «менее счастливых». Более того, Франция притаилась в самом конце списка «менее счастливых», немногим опережая относительно «несчастливых» итальянцев.

Почему так мрачно?

Эти данные показывают, что в среднем высокие доходы, низкий уровень безработицы, значительная экономическая свобода и относительно открытый рынок рабочей силы способствуют росту уровню счастья, в то время как щедрые выплаты по социальным пособиям, низкий уровень неравенства и разбухшее государство либо вообще не имеют положительных результатов, либо дают таковые в малом количестве.

Сферы, где французам удалось достичь относительного успеха, а именно размер государства и низкий уровень неравенства, обычно не делают людей более счастливыми, тогда как сферы, где французы потерпели крах, а это безработица и экономическая свобода, действительно влияют на уровень счастья.

Исследование за исследованием подтверждает удручающую картину безработицы.

Из года в год она составляет 10%, доля безработного населения во Франции в два раза выше, чем в большинстве капиталистических стран, относящихся к категории счастливых.

И правительственные пособия не способны вернуть утраченное ощущение благосостояния. В недавнем исследовании голландский социолог Пиет Оуинил (Piet Ouweneel) обнаружил, что

безработные в странах с более щедрыми выплатами по безработице не являются в среднем более счастливыми, чем безработные в странах, где государство поприжимистее.

Люди хотят зарабатывать на жизнь сами. Это одна из причин, почему люди склонны говорить, что они счастливы в странах с относительно низким уровнем социальной поддержки, в том числе защиты от безработицы (то есть сводом законов, которые делают найм и увольнение работников слишком дорогой процедурой для работодателей). Как утверждает Бергхейм, у стран на верхних строчках рейтинга ОЭСР по уровню защиты от безработицы наблюдается более высокий уровень безработицы и коррупции и более низкий уровень счастья. Страны ОЭСР, имеющие наименьший уровень защиты от безработицы, — США, Великобритания, Канада, Новая Зеландия и Ирландия — завидным образом отличаются высоким уровнем счастья в среднем, тогда как «менее счастливая» Франция находится в начале списка стран, выделяющихся обременительным уровнем законодательства, защищающего от безработицы.

К сожалению, эти защитные меры, так же устремленные в неверном направлении, как и правый глаз Жана-Поля Сартра, стали казаться неотъемлемой частью национальной идентичности французов.

В прошлом году, когда был внесен законопроект, облегчавший французским компаниям процедуру увольнения работников моложе 26 лет в течение первых двух лет работы, молодежь вышла на улицу с массовыми протестами, в результате чего президент Ширак не дал ход новому закону.

В опубликованной в прошлом году в журнале Нью-Йорк Таймс статье, где представлен замечательный очерк о кандидате в президенты от социалистической партии Сеголен Руаяль, писатель Джеймс Трауб отметил, что Руаяль была поражена, обнаружив, что каждый год Трауб должен был подписывать новый контракт о найме с Таймс. «И каждый год Вас могли уволить?» — изумленно спрашивала она. «Очевидно, что Руаяль считала экономические риски», — писал Трауб, — «чем-то вроде социально-экономического проклятия, нежели ценой, которую необходимо платить за свободу».

Это плохой признак. Так как за меньшую свободу, среди прочего, приходится расплачиваться меньшим счастьем.

Как обращает внимание Бергхейм, имеется сильная зависимость между экономической свободой и средним уровнем удовлетворенностью жизнью. Все страны, которые оказались среди наиболее счастливых, считаются «свободными» или «практически свободными» в соответствии с рейтингом экономической свободы 2007 года Фонда «Наследие» (Heritage Foundation) и газеты Wall Street Journal, в то время как Франция, немного опередившая Ямайку и Панаму и оказавшаяся на 45 месте, признается просто свободной и просто умеренно счастливой.

Соперник Руаяль Никола Саркози далеко не Милтон Фридман, но, по крайней мере, у него хватило здравого смысла признать во время своего визита в Лондон в начале прошлого года, что миллионы предприимчивых французских граждан покинули Францию ради более свободных стран, таких как Англия и США, так как «Франция утратила вкус к риску и успеху».

Автор — политический обозреватель «Института Катона»

Статья предоставлена ресурсом CATO.ru. CATO.ru, информационно-образовательный ресурс о теории, практике и истории либерализма, создан некоммерческой исследовательской организацией «Институт Катона».