Слушать новости
Телеграм: @gazetaru

Оптимизм на руинах здравого смысла

Фото: CI
Веселая ирония, обуявшая деловое сообщество России летом 2004 года, свидетельствует, что усилия неулыбающихся людей сменить вектор развития страны смешны.

Основным парадоксом происходящего летом 2004 года в нашей стране стоит считать ту сложную смесь оптимизма и фатализма, которую российское деловое сообщество испытывает по поводу собственного будущего. И вряд ли оно обманывается. Именно сейчас, когда угрозы основным принципам экономического устройства России звучат столь недвусмысленно, стоит отчетливо осознать и их нереализуемость, и нелепость попыток компромисса с угрожающими. Для этого достаточно посмотреть на их фотографии.

На беспристрастный взгляд рядового менеджера из Великобритании, Германии, США, Израиля их коллеги из России — люди глубоко ненормальные, поскольку пребывают в состоянии непрерывной радостной истерики, заставляющей их не видеть очевидного.

Хорошо, пусть они не смотрят телевизор, где теперь и на четвертом канале, как ранее и на предыдущих трех, сквозь потоки казенного оптимизма все-таки можно рассмотреть откровенную панику по поводу инициативы мэра Москвы Юрия Лужкова о внедрении концепции «духовной безопасности», чуть ли не напрямую импортированной из романа Войновича «Москва 2042». Можно не слышать в собственном автомобиле отцов Звездониев, проповедующих красоты этой самой духовной безопасности в перерывах между песнями группы «Звери» на радио «Тройка». Можно предпочитать газетам, в которых ежедневно рассказывается о подготовке российским государством национализации крупнейшей нефтекомпании, журналы, в которых повествуется о покупке сыном банкира Александра Смоленского (того самого, который пять лет назад обещал вкладчикам банка «СБС-Агро» «от дохлого осла уши» и обещание сдержал) скромного завода спортивных автомобилей в Великобритании. Хорошо, можно не читать и этих журналов, а читать в баре Real McCoy лихой и циничный Exile, печатный орган обаятельных хулиганствующих экспатов в Москве. В конце концов, лето, и хочется холодного пива, а не горячих новостей. Но как эти русские ухитряются не видеть очевидного?

С марта 2004 года, когда в еще не вырубленном под что-то монолитно-элитное сиреневом саду в Измайлове зацвели фиолетовые и белые крестики, страна очевидным образом пошла вразнос.

В августе 2004 года этот разнос дошел до такого градуса, что и говорить об относительно приемлемом выходе из ситуации невозможно. На осень--зиму 2004 года практически любой российский бизнесмен предсказывает начало острого кризиса в экономике и политике. Предсказывает со смехом, иронией и непонятным весельем. Над кем смеемся?

Разумеется, можно списать оптимизм делового сообщества, призывающего отцов Звездониев освящать новые элитные автозаправки, построенные на свои кровные, на тот же цинизм и глупость. Что нам ЮКОС? Ведь АЗС, точку по продаже сотовых телефонов или новый ресторан, скорее всего, все же не национализируют. Но всякий предприниматель, видящий, из каких моделей автомобилей состоит автопарк ведущих силовых и не очень силовых министерств и ведомств России, так или иначе осознает, что платить за новые релизы BMW придется именно им. Но АЗС, супермаркеты, боулинги и рестораны тем не менее строятся, причем не только в Москве — теперь уже и по всей России.

Разумеется, можно предположить, что немногим предпринимателям в России угрожает продолжающийся, несмотря ни на что, банковский кризис, всего лишь перешедший из острой фазы в вялотекущую. Однако его официальная причина — борьба правительства России с «отмыванием денег», а если без дураков, с основополагающим для мелкого и среднего бизнеса нелегальным оборотом наличности — касается почти всего без исключения делового сообщества. Этот нелегальный оборот сейчас — основа бытового благополучия не только российского чиновничества, но и подавляющего большинства покупателей московских бутиков. Но о банковском кризисе и борьбе с отмыванием рассказывают в основном анекдоты, а не трагические истории из жизни бывших богатых людей.

Можно было бы списать парадоксальный оптимизм на продолжающийся экономический рост, который позволяет на время забыть о безрадостных перспективах наступающего корпоративного государства — с его конференциями в «Марриотт-отеле» испуганных топ-менеджеров по поводу социальной ответственности бизнеса, с губернатором Санкт-Петербурга Матвиенко, на пару с тюменским коллегой вымогающей $25 млн на реконструкцию города из компании ТНК-ВР, и унылыми митингами «Единой России». Что беспокоиться? На наш век экономического роста хватит, а там хоть и ВВП не удваивайся.

Тем не менее о том, что деятельность Генпрокуратуры и Счетной палаты в ближайшее время неизбежно приведет, несмотря на все ожидаемые усилия Госкомстата, к прекращению этого роста, не говорит только ленивый. Да, говорит в частных беседах — на публике все провозглашают дело ЮКОСа частным случаем. Но держат в голове и дело Вексельберга, и дело Шефлера, и дело «Аэрофлота», и еще сотню других уголовных дел в отношении крупного и среднего бизнеса. И потешаются над умилительно честным выражением лица генпрокурора Владимира Устинова, обещающего умилительно доверчивому лицу президента Владимира Путина «недопущение кампании по преследованию бизнеса». Добро бы это был смех сквозь слезы — нет. Это чистая ирония.

Может быть, предпринимательское сообщество рассчитывает на то, что, несмотря на предпринятый главой государства поиск резидентов Запада, мешающих дружбе российских и украинских хозяйствующих субъектов, все же президент президентом, а команда «либеральных экономистов-реформаторов» в правительстве и около него тем не менее не даст пропасть главному делу? Действительно, практически на каждый выверт силового блока в российской власти Герман Греф, Алексей Кудрин и иже с ними стараются отвечать новым витком либеральных нововведений, пусть и неуклюже-лукавых, и тонущих во внутренних противоречиях. В конце концов, подоходный налог в России действительно равен 13%. Но после того как Герман Греф на очередной вопрос журналиста о деле ЮКОСа отвечает словами карамзинской бедной Лизы: «Не мучайте меня», хочется отчего-то засмеяться. Не испугаться, а именно засмеяться. Бог с ними, с реформами, не будем мучить!

Оптимизм безо всяких на то оснований, пляска на тонущем корабле, afterparty на руинах здравого смысла?

Однако есть и другой взгляд на то, что происходит в деловой сфере России. Дело в том, что более всего перемен к худшему боится сама власть. Разумеется, Генпрокуратура последнее время попортила нервы всему предпринимательскому сообществу. Однако верит ли кто-нибудь в то, что российская власть в нынешнем ее персональном составе способна иметь план репрессий против крупного бизнеса, который будет последовательно исполняться хотя бы неделю? Подавляющее большинство наездов на крупный бизнес в России, за исключением главного — атаки на ЮКОС, пока закончилось спектаклем. Причем объединенная трагикомическая труппа Сергея Степашина (Трус), Юрия Чайки (Балбес) и Владимира Устинова (Бывалый), как знает вся Москва, недорого берет за частные выступления. Можно ли верить в то, что они способны на серьезную игру?

Разумеется, угроза формирования «корпоративного государства» серьезна. Однако закончились ли попытки создания конкурентных преимуществ «особо равноудаленным» от власти бизнесменам их крупным прорывом? Успехи торгового комплекса «Три кита» связаны в первую очередь с работой сотен менеджеров частной компании, а не семейными обстоятельствами замглавы Внешэкономбанка Юрия Заостровцева. А любой властный «мегапроект» очень быстро превращается в удалое казнокрадство без материальных последствий. Если во времена РАО «Высокоскоростные магистрали» воровали тяжко, со страхом, с оправданиями в пыльных кабинетах, то нынешнее воровство происходит под веселые шуточки и с пикниками под открытым небом. На вопрос о том, что последует за возможной реализацией проекта топливной мегакомпании «Госнефть», невозможно ответить без улыбки. Да, разумеется, праздник казнокрадства. Потому что если за «Госнефтью» нет чьего-то частного интереса, как она сможет работать?

Разве кто-то в России-2004 верит в то, что найдется хотя бы десять менеджеров в окрестностях Садового кольца, способных всерьез заниматься геополитическими проблемами страны? У всех на устах определение Виктора Пелевина — «геополитика есть конфликт правого и левого полушарий».

И, наконец, можно ли всерьез думать о госкапитализме, о «Госнефти», о социальной ответственности бизнеса, глядя на публикуемые замученными давлением власти газетами фотопортреты заместителя руководителя администрации президента, председателя совета директоров НК «Роснефть» Игоря Ивановича Сечина анфас?

Разумеется, угрозы частному бизнесу в России серьезны, и, скорее всего, кризис осенью 2004 года неизбежен, равно как и уничтожение ЮКОСа, и рост популярности националистической и социалистической риторики. Собственно, с этими угрозами и борется предпринимательское сообщество, открывая новые АЗС, бутики, рестораны, а то и предприятия по сборке кондиционеров, банковские отделения и новые сети мобильной связи. Но разве люди со знаменитых фотографий могут представить себе, как много сил для этого дает вот этот смех над ними, над их неуклюжими словесами, над их мегапроектами и сверхидеями? Веселая ирония, обуявшая деловое сообщество России летом 2004 года, свидетельствует, что усилия неулыбающихся людей сменить вектор развития страны, заданный историей последних пятнадцати лет, смешны.

Автор — обозреватель ИД «Коммерсантъ»; специально для «Газета.ru-Комментарии»