Пенсионный советник

Подпишитесь на оповещения от Газета.Ru

Телегенез

13.10.2009, 20:05

Павел Лобков триумфально вернулся на НТВ. Отныне по его новому проекту «Гены против нас» просто обязаны учиться документальщики. Жанр классического научно-популярного фильма виртуозно обогащен детективным сюжетом. Великолепный текст, занимательность (но и основательность) авторского исследования, отточенный монтаж, фирменная лобковская ирония — вот лишь некоторые приметы подлинности, отличающие штучного мастера от армии халтурщиков, оккупировавших ТВ.

Впрочем, я сейчас не столько о Лобкове, сколько об одном важном для предмета нашего разговора аспекте фильма. Автор, отталкиваясь от рассекреченной молекулы ДНК, пытается понять, отвечает ли человек за свои поступки или во всем виноваты гены. Личный генный материал решились предоставить съемочной группе не абы кто, а Маша Гессен, Оксана Федорова, Михаил Боярский. Хорошо бы этот опыт распространить на всех людей в кадре – от ведущих, режиссеров, редакторов до медиаперсон с ньюсмейкерами. Быть может, в таком случае еще на ранней стадии заболевания можно будет предотвратить ту эпидемию неадекватности, которую буквально излучает голубой экран.

Начать следует с новостийщиков. Им, конечно, тяжело. Понятие об иерархии новостей уничтожено. Авторы информационных блоков в своей созидательной деятельности руководствуются блистательной формулой Жванецкого: ой, вы приказали то, что мы хотели. Главная творческая задача – угадать, что в данный момент может раздражить начальство. Иногда столь патологическая осторожность выглядит совсем уж неприлично. Смерть Япончика прошла по первому телевизионному разряду, как и подобает государственному мужу. Некий источник из МВД не без гордости обещал: на его похороны съедутся криминальные авторитеты со всего мира. Другие источники из того же места благодушно, словно они не имеют никакого отношения к данному процессу, рассуждали о краеугольном: начнется новая гангстерская война или не начнется. Такое ощущение, что и здесь не обходится без Кремля. А вот день памяти Анны Политковской все каналы (кроме РЕН ТВ и пятого, питерского) традиционно не заметили. Столь причудливая оптика особенно удивляла на фоне общедоступного канала «Евроньюс». Он бесперебойно выдавал в эфир сюжеты, свидетельствующие о почитании Анны во всем остальном мире.

Не помешал бы генный паспорт и звездам типа Ксении Собчак и Дмитрия Диброва. В программе «Временно доступен» девушка достигла недосягаемых высот. Она чистила себя под Достоевским и Тарантино, нахваливала Путина, читала стихи Гумилева, цитировала Томаса Гоббса, Марка Твена, Жана Бодрийяра. Дибров, всегда готовый перебодрийярить кого угодно, восторженно называл Ксению аристократкой духа. Аристократка благосклонно согласилась с определением и подтвердила его актуальность. Ведь теперь в тренде не гламур, а «духовка». В качестве духовного лидера нации К. С. негодует по поводу лохов, которые не понимают ее тонкой постмодернистской игры с собственным образом. Оказывается, «Блондинка в шоколаде», мастурбирующая в душе, — высокое искусство перевоплощения, а в жизни она такая, как у Диброва, – томная, изысканная, интеллектуальная. Одна беда – подвержена частичной амнезии. Собчак так привыкла вешать лапшу на уши зрителям по поводу своей многогранности, что забыла об одном телепроекте, где ее сложная натура предстала в первозданном виде. Имею в виду программу «Розыгрыш» с участием не «образа», а непосредственно самой Ксении (таково условие игры). Тут она у незнакомого темнокожего господина принимала в подарок дорогой бриллиант и отменно ботала по фене, будто воспитывалась не в Смольном, а на колымской зоне: «Сиськи не покажу, все остальное – пожалуйста… Да вы знаете, кто я? Да вам за меня яйца оторвут». Одним словом, К. С., рассуждающая о симулякре, сама классический симулякр. Примерно такой же, как война в Персидском заливе (строго по Бодрийяру).

Если Собчак уже много лет любовно пестует внутри себя бинарную оппозицию, то имидж Познера – аристократа, либерала, профессионала — неизменен, как победы «Единой России». Он, имидж, уже давно не зависит от результатов труда его носителя. Программа «Времена» была предсказуема и уныла, словно параграфы ведомственной инструкции. Ее совершенно справедливо закрыли. Следующий авторский проект, «Познер», оказался еще более тусклым. Гость и хозяин, как правило, глубоко не интересны друг другу, что особенно заметно на крупных планах, возведенных в прием (не самый удачный). Зато Владимиру Владимировичу все более интересен он сам. История о том, как из его речи на вручении ТЭФИ вырезали благодарность Михаилу Горбачеву и Александру Яковлеву за возможность работать на ТВ, годится разве что для фельетона. Невинная фраза, наверняка убранная при верстке из экономии эфирного времени, стала таким же символом сопротивления, как и шашлычная «Антисоветская» у Подрабинека. Но вот беда — за все годы работы на ТВ Познер не произнес ни единого слова, которое оказалось бы достойным цензуры. Тем не менее в беседе с Гариком Сукачевым он вновь вернулся к этой теме, уже две недели как отгремевшей. В своей знаменитой «прощалке» В. П. долго и непонятно толковал обрыдший сюжет, зато финал получился вполне определенным. «Обрезание», по его мысли, — это инициатива снизу тех, кто не любит гласность и перестройку. Но если бы «сверху дали понять, что такая инициатива не приветствуется, было бы неплохо». Сей тезис попахивает демократией в особо крупных размерах. Пикантность ситуации в том, что сама программа с Сукачевым снижает градус свободомыслия Познера. Гарик пространно признается в любви к Горбачеву, и никто ничего не вырезал…

А вот если бы на ТВ при устройстве на работу требовали генный паспорт, дела бы, вероятно, пошли получше. Начало уже положено. Оксана Федорова первой не испугалась в проекте Лобкова обнародовать результаты генного исследования. Вся страна узнала, что у главной красавицы страны проблемы с желудком. Очередь за остальными.