Пенсионный советник

Подпишитесь на оповещения от Газета.Ru

Ручная конкуренция

29.06.2009, 11:24

Предъявляя претензии крупным торговым сетям, Путин не так уж не прав. Но его методы никуда не годятся

Неожиданно старая шутка «супермен заходит в супермаркет» обрела вполне реальные жизненные очертания. Владимир Путин продолжает учить нас азам ручного управления экономикой: то публично займется договором на поставку нефелинового концентрата на глиноземный комбинат, то теперь ценами на продукты в универсаме «Перекресток». С каждым разом подобные действия выглядят все смехотворнее, заставляя даже людей, далеких от экономики, задуматься:

до какой же степени не работоспособна выстроенная Путиным система экономического регулирования, если главе правительства приходится лично вмешиваться в каждый хозяйственный договор, в каждый ценник?

Путинский визит в супермаркет поднял волну абсолютно справедливого недовольства грубым и неумным вмешательством властей в регулирование хозяйственных отношений. Избавление от госрегулирования в розничной торговле стало в свое время важнейшим и наиболее очевидным шагом по пути рыночных преобразований – многие из нас, вне сомнения, помнят контраст между пустыми полками советских магазинов и шоком от товарного изобилия после начала реформ Гайдара. Вмешательство в свободу торговли – покушение на фундаментальные основы рыночной экономики в России. Не удивительно, что те, кто сохранил последние остатки либерального реализма в эпоху слепой государственнической эйфории, забили в набат.

Однако критика поборников свободы торговли в адрес действий властей несколько однобока и акцентирована в основном на вредности госвмешательства как такового. Между тем обличение опасных попыток властей запустить руку в регулирование торговлей не должно оттенять серьезных проблем в этой сфере.

Экспансия крупных торговых сетей в последние годы действительно способствовала картелизации сектора розничной торговли, ухудшению условий работы малых торговых предприятий, снижению уровня конкуренции. Согласованные действия крупных торговых сетей ударяют по интересам производителей, поддерживая искусственно заниженные закупочные цены и вводя плату за доступ товарных позиций в сетевые магазины.

Подавление интересов производителей закупщиками – не последняя причина низких темпов роста производства в сельском хозяйстве и зависимости России от продовольственного импорта.

Монопольно высокие цены мешают бороться с инфляцией – их снижение помогло бы бороться с ней мерами денежной политики.

Сетевые компании и их лоббисты отчаянно пытаются доказать, что экспансия ритейлеров – в интересах потребителей. Говорят о том, что крупные сети стимулируют развитие логистики и инновации, а подавление поставщиков низкими закупочными ценами и платой за место на полке стимулирует конкуренцию среди них.

Хорошая, однако, конкуренция, единственным результатом которой является увеличение розничной маржи ритейлеров. Например,

в 2008 году, по данным Росстата, рост цен на продовольственные товары составил 13,3%, тогда как рост цен производителей сельхозпродукции – всего 2,5%.

Ничего себе разрыв? Конечно, опережающее увеличение розничных цен можно объяснить ростом стоимости продовольственного импорта. Однако это объяснение – палка о двух концах: с таким же успехом высокую роль импорта в структуре потребления продовольствия можно объяснить барьерами для развития российских производителей, зажатых жестким регулированием закупочных цен со стороны ритейлеров.

Абсолютно аналогичная ситуация в сфере торговли нефтепродуктами, где в оптовом и розничном торговом звене также доминируют олигополисты. Год назад я уже писал о том, что это ведет к завышенным ценам («Инфляция – дочь монополизма»). За прошедший год у нас была отличная возможность понаблюдать за тем, как внутренний рынок нефтепродуктов отыгрывает снижение мировых цен на нефть, упавших за второе полугодие 2008-го примерно на 70%. В прежние годы нас убеждали, что внутрироссийские цены на бензин растут вслед за мировыми ценами на нефть, хотя никто не мог объяснить двукратную разницу между оптовыми и розничными ценами, из которой лишь более трети приходилось на топливный акциз. Однако мировые цены на нефть рухнули, а розничные цены на бензин в России, можно сказать, устояли: в мае 2009 года, по данным Росстата, розничная стоимость автобензина снизилась по сравнению с маем 2008-го всего на 18,8% (для сравнения: в зависимых от импорта нефти США – на 42%). Так что,

предъявляя претензии крупным торговым сетям, премьер не так уж не прав. Другое дело, что путинские методы никуда не годятся.

Единственным решением проблем он видит прямое ручное вмешательство, усиление регуляторных ограничений для частного бизнеса, возможность руками государства определить «справедливые» цены на товары. Это неверный путь. Он чреват коррупцией, искажениями, демотивацией инвестиций, дефицитом товаров.

Действовать против картелей и олигополистов в торговой сфере, будь то потребительские товары, нефтепродукты или другие сферы, необходимо иначе. Государство должно, во-первых, способствовать расшивке узких мест в части инфраструктуры рынка – например, не секрет, что уровень обеспеченности России торговыми площадями на одного жителя или автозаправочными станциями на один автомобиль кратно ниже, даже чем в Восточной Европе. Нужно строить больше торговых площадей, АЗС. Это недорого и под силу многим предпринимателям – важно лишь обеспечить недискриминационный доступ к выделению земельных участков под строительство этих инфраструктурных объектов. И здесь важно соблюдать второе правило: государство должно способствовать входу на рынок конкурентов действующих игроков, усиливая рыночное соперничество и не допуская очевидной монополизации и олигополизации рынков.

В 1998 году Борис Немцов, тогда вице-премьер российского правительства, подписал распоряжение о продаже права работы в стандарте сотовой связи GSM-900 «Вымпелкому» вопреки более ранним решениям правительства о закреплении монополии в области сотовой связи за МТС. В результате мы получили конкуренцию на сотовом рынке, резко повысившую качество услуг и снизившую цены. Страшно даже подумать, насколько медленнее и менее эффективно пошло бы развитие отрасли сотовой связи, получи тогда МТС обещанную монополию.

Монополии, очевидно, приносят российской экономике проблемы, сдерживая экономическое развитие, способствуя инфляции, ограничивая возможности потребителей. Государству придется каким-то образом бороться с этим.

Эффективная конкурентная политика должна быть значительно более тонкой, чем мы привыкли ее видеть. Ее не реализуешь принятием одного закона или простого решения, здесь потребуется долгая настройка эффективной системы регуляторов, от федерального до местного уровня, строго подчиненных закону, контролируемых обществом.

Это не та система, которую выстраивает Путин, превративший в последние годы конкурентную политику в один из привычных для него инструментов давления на бизнес. Но, если конкурентная политика случайно оказалась в руках Путина, это еще не значит, что этим инструментом не следует пользоваться в будущем.