Пенсионный советник

Подпишитесь на оповещения от Газета.Ru

Тоталитарная воля

29.06.2012, 16:56

Юлия Латынина о том, стоит ли уважать выбор народа

6 ноября 1932 года на выборах в рейхстаг в Германии победили нацисты. 4 сентября 1970 года на выборах в Чили победил марксист Сальвадор Альенде. 17 июня 2012 на выборах в Египте победил исламист Мохаммед Мурси.

Случившееся делает очевидным, что энтузиазм а-ля газета Guardian по поводу эры свободы на арабском Ближнем Востоке, свергающем кровавых диктаторов, несколько преувеличен. Если подавляющее большинство египтян одобрили (согласно опросам общественного мнения) теракт против башен-близнецов, то странно думать, что через несколько лет это же самое большинство вышло на улицу с требованием свободы.

На свободных выборах в нищих странах свобода побеждает далеко не всегда. На выборах в Германии побеждает Гитлер, на выборах в Чили – Альенде, на выборах в Палестине — ХАМАС. В промежутке на выборах в бесчисленном количестве африканских и латиноамериканских стран побеждали людоеды и экс-террористы — от Франсуа Дювалье до президента Уругвая, бывшего члена «Тупамарос» Хосе Альберто Мухики.

Существующий леволиберальный дискурс «всеобщее избирательное право – это замечательно, а кто ставит это под сомнение – тот фашист» находится в разительном противоречии с элементарным здравым смыслом и историческим опытом.

С чего я должна уважать выбор народа, если он выбирает Гитлера, Мурси или Мухику? С чего я должна уважать выбор палестинского народа, если он выбирает ХАМАС? И как именно я должна уважать этот выбор? ХАМАС хочет, чтобы Израиль был сметен с лица земли, — я должна уважать трогательные мечты восьмилетних девочек, которые пишут в спонсируемых ООН журналах о том, как они мечтают стать шахидками и поговорить с Гитлером, гласом божьим?

Современный леволиберальный дискурс очень почитает революцию и революционеров. Мы все воспитаны на Star Wars: борцы за свободу свергают кровавого императора. Проблема с революциями заключается в том, что ничто в мире не бывает верно само по себе, но все – смотря по обстоятельствам (copyright Никколо Макиавелли).

Почтение к революциям выработалось в Европе и США потому, что там революции в основном приводили к положительным результатам. Но в целом в истории человечества народные восстания, приводящие к прогрессу, скорее исключение, чем правило. На каждую удачную североамериканскую революцию приходится какая-нибудь гаитянская, на двести лет погружающая нацию в пучину беспримерного вырождения.

Иранская революция 1978 года, когда народ сверг шаха-западника и потребовал возврата к средневековому фундаментализму, – это вовсе не исключение и не аберрация. То же самое произошло в Испании в 1808 году, когда гордая испанская чернь восстала против французов, которые отменили инквизицию и вообще затевали, сволочи, реформы, и потребовала себе обратно Фердинада VII, который даже по испанским королевским меркам был исключительной мразью.

Сейчас, чтобы разрешить проблему с революциями и гражданскими войнами, приводящими к власти таких замечательных деятелей, как Ленин или Мао, или с выборами, приводящими к власти Чавесов и Мурси, поступают так.

Сначала «Би-би-си» с восторгом рассказывает, что где-то там народ сделал свой выбор и победитель выборов является «реалистом», «умеренным», клянется «соблюдать свободы народа» и пр. и пр. Потом следует пауза в несколько лет — и нам начинают рассказывать, как этот кровавый тиран, неизвестно откуда взявшийся, душит свободу и промывает мозги.

А что? Выбирали кого-то другого? Интересно, если бы в 1952-м в СССР были настоящие выборы, вы думаете, победил бы кто-то, кроме Сталина?

И вообще если всеобщее избирательное право – непременно условие прогресса, то вы не могли бы объяснить, почему народы, которые вот уже тысячи лет живут при этом всеобщем избирательном праве и никогда не имели никаких фараонов, императоров и диктаторов (я имею в виду австралийских аборигенов и прочую первобытную демократию), так плохо живут?

Что же касается Ближнего Востока, то на нем (исключительно и полностью в результате народного волеизъявления) к власти приходит третий после нацистского и коммунистического вид тоталитаризма — тоталитаризм религиозный. И надеяться, что Мохаммед Мурси не будет внедрять поголовный шариат, – это примерно то же, что надеяться, что Альенде не будет строить социализм. С чего это он не будет, если он это обещал, его поэтому избрали и группа влияния, на которую он опирается, собирается это делать?
Разумеется, египетские военные могут свергнуть Мурси, как Пиночет свергнул Альенде. В течение двух-трех лет это, собственно, и произойдет. Либо Мурси сожрет военных, послав их, скажем, в мясорубку против Израиля, создав альтернативные вооруженные формирования или просто посадив, как турецкие исламисты пересажали своих.

Либо военные сожрут Мурси, причем к этому времени они уже будут восприниматься и западным, и местным общественным мнением не как прислужники бывшего тирана, а как единственная в стране прозападная вооруженная сила, способная противостоять насилию исламистов.

Что же касается меня, то я лично желаю всему арабскому народу можно скорее приступить к строительству царства Аллаха на земле, потому что чем быстрее приступят – тем быстрее и кончат. Это как с коммунизмом: пока не построишь, не разуверишься.