Пенсионный советник

Подпишитесь на оповещения от Газета.Ru

Поп-чиновник

25.01.2008, 16:55

Удивительно, но факт: пока шел скандал с Британским советом, наш главный эколог Олег Митволь молчал. Он не обнаружил ни вшей в волосах британских дипломатов, ни политического зловония, которое распространяет вокруг себя вышеупомянутый совет.

Теперь выясняется, что у Олега Митволя были дела поважней Британского совета. Он изучал по интернету деятельность своего будущего начальника Кириллова. Компьютерная грамотность г-на Митволя чуть не привела к катастрофическим результатам: он подал было в отставку, и страна чуть не лишилась самого яркого представителя нашего отечественного поп-чиновничества.

Как заявил в многочисленных интервью сам г-н Митволь, он обнаружил на сайте «Гринписа» очень подробную информацию о Кириллове: «Будучи главой Выборгского района, Владимир Владимирович отрезал от государственного леса 159 гектаров под частную застройку». Лично же Митволь ничего против Кириллова не имеет и место его занимать не собирался.

В этом позвольте усомниться. Например, я, как штатный сотрудник «Новой газеты», выглядела бы странно, если бы сообщила, что у меня нет личных претензий к главреду Дмитрию Муратову, но в интернете я прочла, что он агент Моссада.

К тому же компьютерная грамотность г-на Митволя несколько однобока. Если бы он посидел в интернете подольше, он бы, например, узнал, что в России существует город Березняки, а в центре этого города – яма, образовавшаяся на месте закрытого калийного рудника. Яма растет, в нее сползает железная дорога, и это экологическая катастрофа беспрецедентных масштабов. Еще г-н Митволь обнаружил бы в том же интернете, что совладельцем (или близким товарищем владельца) «Уралкалия», по милости которого и появилась яма, считается его непосредственный начальник Юрий Трутнев.

Странным образом экологическое шоу г-на Митволя не посетило Березняки. 159 га его возмутили. Геенна от «Уралкалия» — нет.

Есть музыка – и есть поп-музыка. Есть чиновники – и есть поп-чиновники.

Звезда г-на Митволя впервые взошла во время скандала с «Новыми известиями», когда оказалось, что 75% акций газеты, считавшейся всеми газетой Березовского, были записаны на Митволя. Борис Абрамович тогда оказался в положении цеховика, который записал машину и дачу не на себя, а на молодую жену, и вот жена ушла от старого плешивого еврея к лысеющему дзюдоисту. И машину с дачей прихватила с собой.

Тогда, в 2001 году, Митволь поехал к Березовскому объясняться. Беседа протекала в таких тонах, что г-на Митволя выставили за ворота «Шато-де-ля-Гаруп», не вызвав даже такси. Пришлось идти пешком.

Митволь не забыл пешей прогулки и в 2006-м вдруг поделился с публикой сногсшибательными подробностями тогдашнего разговора. Оказалось, Борис Абрамович признался Митволю, что готовит государственный переворот. Более того, БАБ назвал имя чиновника, которого он хочет посадить на место Путина! «Он до сих пор работает в системе государственной власти», — сообщил Митволь про чиновника, о котором Березовский его спрашивал: «Вот этот человек мог бы быть президентом?»

Это был решительно новый политический ход. Видали мы все — и холуев, которые прислуживают Березовскому, и холуев, которые сдают выпавшего из фавора хозяина, но вот чтобы выставляли на торги опцион на донос с отточием на месте имени – такого гибрида ВЧК с рыночными инструментами в России еще не было.

Не уверена, что подобное рвение укрепило репутацию Митволя в глазах его покровителей. В конце концов, если фабрикант зеленого горошка столько вспоминает о своих беседах с Борисом Абрамовичем, то что он вспомнит в Гааге о своих беседах с Игорем Ивановичем, причем вне зависимости, была беседа или нет?

Храбрые люди, кто садится с Митволем за один столик в ресторане, — мало ли потом что об этих встречах Митволь заявит?

Г-на Митволя можно считать самым ярким представителем басманной экологии, как г-н Каримов – самый яркий представитель басманного следствия. Но яркость – еще не значит эффективность.

Попытки г-на Митволя снести крошечный дачный поселок «Екатерининские Валы», на месте которого банкир Веремеенко планировал строить яхт-клуб, встретились с ожесточенным сопротивлением несчастных дачников. Когда Митволь попытался остановить строительство на Киевской площади, хозяева проекта, Год Нисанов и Зарах Илиев, попросту не пустили его на стройку.

А бывший дальневосточный полпред Камиль Исхаков переплюнул и дачников, и Года Нисанова. Когда в декабре 2005-го в результате катастрофы в Китае большое бензольное пятно вылилось в реку Сунгари и угрожало Хабаровску, Митволь тут же прилетел в Хабаровск и заявил, что бензол подойдет к городу через три-четыре дня. Как рассказывают, Камиль Исхаков, человек резкий и на язык не воздержанный, услышав заявление Митволя, на совещании отреагировал примерно так: «……… ………… ………… ………… ……… , …………, и что б я больше его не видел». Митволь дематериализовался из Хабаровска, а Исхаков занялся работой. Впрочем, наступили холода, пятно вмерзло в лед и к весне счастливым образом рассосалось само.

Вышеописанные происшествия как нельзя лучше подтверждают низкую политическую капитализацию нашей самой шумной экологической боеголовки. Это, знаете, как с презервативом: эта штука куда-то может попасть, только если ее на что-то надели.

Так вот, в тех случаях, когда г-н Митволь был надет на интересы Кремля, твердость орудия была просто устрашающая. Экологический конец Кремля без промаха попал по даче Касьянова, по даче сенатора-киллера Изместьева и, конечно, по «Сахалину-2».

Многие удивятся, почему в случае «Сахалина-2» целесообразнее было употребить Митволя, нежели прокуратуру: ведь договоры об СП с иностранцами действительно составлялись у нас с запредельными нарушениями. Но тут все просто. Дело в том, что, когда подписывались и «Сахалин-1», и «Сахалин-2», главой «Сахалинморнефтегаза» был г-н Богданчиков, и если бы прокуратура начала копаться, кто это так удачно продал так много родины за так мало денег, то ответ был бы не утешительный для вертикали. Словом, «Сахалин» был тот случай, когда экологический болт было забить проще, чем басманный.

И вот, понимаете, такой финт ушами: есть чиновник, в активе которого и дача Касьянова, и «Сахалин-2», и его начальник уходит, и, казалось бы, если этот чиновник важен и нужен, надо назначить его начальником. А начальником назначают Кириллова, и это совершенно правильное решение Кремля. Если вы любите лизать сапоги, это еще не повод назначить вас директором обувной фабрики.

Но я не о поведении Кремля. Я о поведении Митволя.

Есть единственная форма критики начальства, которая позволена офицеру. Это дуэль.

Есть единственная форма критики начальства, которая позволена чиновнику. Это отставка.

Я, к примеру, не помню, чтобы ожесточенный критик Кремля Андрей Илларионов до отставки позволял себе хоть что-нибудь в том роде, что позволяет себе Митволь. Более того: если вы сейчас прочтете выступления Илларионова, то вы заметите, что это выступления принципиального критика режима, а не жучка, который рассказывает, где, кто и когда в Кремле ему чего сказал и что он вычитал в интернете на сайте «Гринписа».

История чиновника Митволя возможна только в путинской России. Чиновник, когда не его назначили главным по охране природы, называет своего нового начальника вором и остается при нем служить.

Это и называется поп-чиновничество.