Пенсионный советник

Подпишитесь на оповещения от Газета.Ru

Национализация антифашизма

21.02.2006, 11:18

В городе Москве на Поклонной горе вчера был национализирован благодаря монопольному положению «Единой России» на политическом рынке важный политический актив. Он называется антифашизм. Подписанный с большим пафосом Антифашистский пакт стал еще одним имитационным институтом суверенной демократии — таким же, как и Общественная палата.

Технология строительства этих институтов прозрачна, как «таинственная кривая ленинской прямой» (И.Э. Бабель): вместо гражданского общества, прорастающего снизу, предлагается его, прости господи, субститут, создаваемый сверху, под названием Общественная палата;

вместо соблюдения действующего законодательства в сфере противодействия фашизму, экстремизму, разжиганию межнациональной розни формируется Антифашистский пакт.

При этом подписывать его, с одной стороны, нелепо, потому что окажешься втянутым в чужую пиар-игру и встанешь в один ряд с подписантом и известным «антифашистом» лепеновского типа Жириновским. А с другой стороны, не подписать тоже нельзя, потому что тебя же потом еще и фашистом обзовут, да и само содержание пакта вполне приемлемо для цивилизованного человека и партийного руководителя.

Собственно, выступавшие на церемонии деятели партийных искусств строго в таком ключе и вели разговор. Не подписавшие пакт, говорил Жириновский, «изобличают себя перед избирателями». Решающие вопрос, подписывать или не подписывать коллективную бумагу, проходят «экзамен на политическую зрелость», утверждал единоросс Володин. В наиболее деликатной ситуации оказались представители СПС, которых в рамках пиар-артподготовки подписания пакта во всех СМИ в заказных материалах перемешивали с дерьмом и только что в пособничестве немецким оккупантам не обвиняли. Под колесо кампании попал и один из немногих успешных губернаторов Олег Чиркунов, который якобы «сел за один стол с фашистами», и антифашистский концерт, где произошла драка с нацистами, самими же либералами, по мнению обвинителей, и инспирированная. По этому поводу с гневными филиппиками на либералов обрушивались Андрей Исаев из «Единой России» и Иван Демидов из «Молодой гвардии», явным образом назначенный «споуксменом» по теме разоблачения либеральной оппозиции и их связей с ксенофобами, фашистами и прочими разжигателями межнациональной розни.

После всего этого подписание пакта Союзом правых сил казалось уже исключительно жестом формальной политкорректности. «Яблоко» поступило жестче, отказавшись участвовать в чествовании «Единой России» в связи с ее назначением главной антифашистской силой современности. Сергей Иваненко сказал, что для борьбы с «силой грозною» вполне достаточно Конституции и действующего законодательства. И это естественным образом вошло в противоречие с позицией Валерия Тишкова, представлявшего на церемонии Общественную палату, а в миру — замечательного ученого-демографа. С его точки зрения, «государство не в состоянии в одиночку» побороть фашизм и ксенофобию, и потому ему потребовалась помощь партий.

Но здесь есть очевидное логическое противоречие: если бы государство выполняло свои прямые функции по пресечению ксенофобских и фашистских проявлений, тогда бы и не возникло необходимости городить огород с Антифашистским пактом.

Да, собственно, не в содержательных же вопросах дело. «Единая Россия», с помпой подписав бумажку вместе с партиями, которые едва ли могут ей составить конкуренцию на федеральном уровне, заявила о своей монополии на антифашизм. И он тем самым из четкой системы ценностей и убеждений превратился в очередной «национальный проект». Скоро, того и гляди, начнут поступать отчеты о побежденных единороссами в неравной схватке фашистах, в том числе из партий, подписавших Антифашистский пакт. И, судя по бойкому течению антилиберальной компании, обнаружены они будут специально натасканными на СПС «молодогвардейцами» именно в рядах либеральной партии.

Вполне очевидно, что собственно антифашистская активность на подписании пакта и закончится. Потому что с представлениями типа «60 лет назад наш народ получил прививку от фашизма» невозможно даже определить объект борьбы. В головах россиян по поводу фашизма существует невероятная каша, вполне объяснимая сначала недооценкой властями ксенофобской угрозы, а затем ее сознательным подогревом. В результате большинство опрошенных перед подписанием пакта ВЦИОМом респондентов (15%) считают главными представителями фашистов в России нацболов, которые в последнее время как раз трансформировались в левацкое движение, абсолютно типичное для политической молодежной субкультуры. Существенно реже к фашистам причисляют собственно фашистов, то есть сторонников хрестоматийного лозунга «Россия для русских», — всего 8% опрошенных. И что это за антифашизм такой получается, где его главными объектами становятся либеральные партии и молодые пассионарные леваки?

Есть такой термин в уголовном праве — ошибка в объекте.

Единороссы и «молодогвардейцы» ошибаются в объекте, только эта ошибка не случайная, а вполне сознательная и специально сконструированная.

На антифашистском поле, по крайней мере в той его части, которая не национализирована руководящей и направляющей силой суверенной демократии, «Единой Россией», есть чем заняться. Россия уже совсем другая страна, очень не похожая даже на ту, которая была десять лет назад. Это страна мигрантов, страна иностранной рабочей силы, страна жесткого, внахлест, пересечения культур, которое быстро превращается в их столкновение.

В такой России можно будет мирно и по-соседски жить только в том случае, если в ее гражданах станут воспитывать терпимость к «инородцам», их укладу и религии, если отношения с мигрантами будут строиться на основе нерепрессивного миграционного и трудового законодательства, если рядовой россиянин будет готов чувствовать себя еще и немного гражданином мира, а не «патриотом», заточенным в «меловом круге» уваровской триады «православие — самодержавие — народность» и окруженным «кольцом врагов». Отсюда начинается единственно возможная борьба с фашизмом, так не похожая на реактивное и случайное купирование его последствий. Да и то исключительно в тех редких ситуациях, когда оперативник, прокурор и судья сами не являются убежденными ксенофобами и патриотами (в плохом смысле слова).

Если этого не произойдет, фашизм из политтехнологического фантома превратится в реальную проблему, которую не решить уже никакими Антифашистскими пактами.