Пенсионный советник

Подпишитесь на оповещения от Газета.Ru

Монополия на нравственность

20.11.2007, 09:55

Русская православная церковь заменяет постсоветскому человеку ЦК, РОНО, местком и партком. Плодотворная дебютная идея, высказанная патриархом Алексием на встрече президента с иерархами, — создать Общественный совет по вопросам нравственности «с регулирующими функциями» – завершает дотоле неполную картину клерикализации российского государства и общества. Будем считать, что

формирование министерства по делам нравственности или, если угодно, госкорпорации «Роснравственность» закончено.

Души малолетних уже под надзором православного официоза: курс «Основы православной культуры» совершает триумфальное шествие по России. Если судить по выступлению президента на той же встрече в понедельник, богословские науки вполне официально юношей питают: скоро будет происходить аккредитация образовательных программ религиозных образовательных учреждений на соответствие государственному образовательному стандарту.

Многомиллионный отряд православных – это, наряду с армией, флотом и служащими государственных монополий, огромный резервуар правильно голосующих представителей электората.

Православные христиане, надеется Владимир Путин, «проявят свою активную гражданскую позицию». Надо ли уточнять, в чем она состоит в тот непростой для Родины час, когда снова понадобился нерушимый блок партии власти и беспартийных?

Наконец, начальство РПЦ выступает в роли коллективного Суслова Михал Андреича (СМА), формируя основы государственной идеологии, способствуя, в частности, правильной трактовке истории и, как положено агитпропу, разъясняя высокий смысл понятия «1612».

Всероссийский партком, взяв под контроль ум, национализировав душу и регулируя нравственность тела, вошел в роль ума, чести и совести нашей эпохи.

Это уже не православие, потому что вера – интимное, не показное и уж тем более не государственное дело. (Хотя митрополит Кирилл и утверждает, что «Церковь не может вести проповедь в потаенном углу».) Это даже не политическое православие, борющееся за то, чтобы быть представленным в публичном пространстве. Это – государственное православие.

Основы государственной идеологии, возвещаемые иерархами, по сути, заменяют и Конституцию. Потому что главный сегодняшний тезис РПЦ, во всяком случае в изложении патриарха Алексия и митрополита Кирилла – это отрицание универсального смысла прав человека. Эти самые права, в том виде, в каком они пришли с тлетворного Запада, пропагандируют и навязывают грех, что русская душа, стыдливая и безгрешная, принять не может. Результат широкого распространения прав человека – падение нравственности. А раз у нас теперь будет ее, нравственности, регулятор (то есть, если следовать основам правоведения, правоустанавливающий орган), то

РПЦ возьмет на себя функции законодателя и высшего судии в вопросах морали. Прямо как раньше партком.

Это и в самом деле очень напоминает «функционал» государственной монополии (естественной или противоестественной). Только в данном случае речь идет о монополии на души заблудшей паствы. Тем более, как недавно выразился мастер политического афоризма митрополит Кирилл, «законы, на которых строится церковная жизнь, становятся ориентирами для всякой человеческой деятельности».

Монополия – понятие, скорее, экономическое. Как следует, например, из материалов последнего Всемирного русского национального собора (ВРНС), РПЦ готова вмешиваться и в экономическую жизнь: одной из животрепещущих тем Собора было… использование средств Стабилизационного фонда. Кажется, именно сегодня, когда пиар-кампания за разбазаривание Резервного фонда и Фонда национального благосостояния обрела небывалый предвыборный размах, у того же митрополита Кирилла есть шанс, наконец, получить ответ на заданный им вопрос: «Почему сегодня средства Стабилизационного фонда находятся за рубежом?».

Цитирование можно продолжать. Взять хотя бы выступления того же Кирилла. «Радует, что в последнее время в нашем обществе появились многие серьезные попытки осмыслить самобытность России через призму ее духовно-исторической традиции. К их числу можно отнести идеи суверенной демократии, реального суверенитета, русского проекта, переосмысление понятия империи». И после этого мы будем отрицать, что государство сливается с Церковью? Или вот еще: «Главная задача — противодействие и предотвращение ассимиляции тех людей, которые в силу открытости России живут по всему миру». Да это просто новая расовая теория! Полагаю, что все вышеперечисленные «ценности» и будет навязывать потерявшему ориентиры и замороченному правами человека российскому гражданину Совет по вопросам нравственности.

«Единую Россию» – народу, бабки – «Ростехнологии», души – «Роснравственности».

И наступит на Руси порядок. Примерно соответствующий уровню феодального развития любимого нашей властью 1612 года.