Пенсионный советник

США против КНР: Трамп поставит Китай на место

США объявили Китаю торговую войну и готовятся ввести санкции

Си Цзиньпин и Дональд Трамп, 6 апреля 2017 года Alex Brandon/AP
Си Цзиньпин и Дональд Трамп, 6 апреля 2017 года

Президент Дональд Трамп готов подергать китайского дракона за усы. Под предлогом кражи интеллектуальной собственности США де-факто объявили торговую войну Китаю. Чем это может обернуться для США, Евросоюза, Японии, выясняла «Газета.Ru». Россия, возможно, сможет заработать на этом конфликте.

На прошлой неделе президент США Дональд Трамп дал старт торговой войне с Китаем. Еще во время президентской гонки Трамп называл Китай «валютным манипулятором», обещал ввести «недюжинные меры» против КНР: увеличить на 45% пошлины на импорт всех китайских товаров, вернуть промышленное производство из азиатских стран на родину, создать тысячи новых рабочих мест и снова сделать Америку великой.

Реклама

Повод, чтобы потеснить китайского дракона, подвернулся убедительный. Трамп поручил своему представителю Роберту Лайтхайзеру выяснить, следует ли проводить расследование против Китая о нарушении прав при трансфере технологий. Якобы за счет воровства интеллектуальной собственности китайцы экономят миллиарды долларов и благодаря этому совершили технологический прорыв.

«Мы защитим авторские права, патенты, ноу-хау и другую интеллектуальную собственность, столь важную для нашей безопасности и нашего процветания», — сказал Трамп.

Американский Закон о торговле от 1974 года позволяет США, вопреки, кстати, нормам ВТО, вводить защитные меры на пути импортируемых товаров в одностороннем порядке. Лайтхайзер взял под козырек и объявил о начале расследования. Министерство коммерции Китая пригрозило симметричным ответом.

«Газета.Ru» изучила с помощью экспертов Всероссийской академии внешней торговли (ВАВТ) Минэкономразвития и РАНХиГС, какие санкции США ранее вводили против Китая, чем это закончилось. И главное: этот торговый «баттл» двух гигантов не выйдет ли боком для России?

В ответе за репрессии к студентам

США ввели торгово-экономические санкции против Китая после событий на площади Тяньаньмэнь в июне 1989 года. Тогда оппозиция, среди которой было много студентов, вышла с лозунгами «Дадао гуаньдао!» («Долой продажных чинуш!»). Противники режима были недовольны ходом экономических реформ, падением доходов, коррупцией и отсутствием политических свобод. Власти Китая ввели войска и танками подавили выступления оппозиции. В ответ США, а также Евросоюз и Япония ввели экономические санкции против Пекина.

Разногласий по поводу необходимости санкционного давления между тогдашним президентом Джорджем Бушем-старшим и конгрессом не было. Конгресс настоял на их ужесточении, добавив ряд мер и условий к первоначальному варианту санкционного списка.

Механизм тогдашних санкций мало чем отличается от сегодняшних, применяемых к России. Это запрет на экспорт вооружений в Китай и замораживание сотрудничества в области ядерной энергетики (в том числе запрет на экспорт ядерных и аэрокосмических технологий), а также ужесточение контроля за экспортом продукции двойного (военно-гражданского) назначения.

За расправу над оппозицией на площади США специальным пунктом решили отметить наказание полиции КНР. Насолить решили даже в мелочах. Бизнесу запретили экспортировать не только оборудование, но и «обмундирование для полиции КНР».

По мнению экспертов ВАВТ, наиболее серьезных ограничений со стороны США было два. Во-первых, это контроль за экспортом высоких технологий. Вторая жесткая мера, негативно сказавшаяся на китайской экономике, — ограничения на экспортные кредиты. США голосовали против выдачи средств Китаю по линии институтов развития — Всемирного банка и Азиатского банка развития.

Под соусом борьбы с терроризмом

Напомним, что Китай, как социалистическая страна с плановой экономикой, и без всяких санкций формально попадал под действие американского закона Джексона–Вэника, ограничивающего применение режима наибольшего благоприятствования в торговле с нерыночными странами. Однако США ежегодно (с 1979 года) предоставляли вейвер (отказ от требования) в отношении Китая.

Даже после событий на площади Тяньаньмэнь США продолжали ежегодное предоставление вейвера, распространяя тем самым на китайскую экономику режим наибольшего благоприятствования.

Иными словами, санкции были очень выборочными. А к концу 1991 года и вовсе ослабли, многие формулировки подверглись пересмотру или отмене: запрет на дипломатический диалог был де-факто прекращен. Торговля высокотехнологичной продукцией тоже восстанавливалась: уже в ноябре 1990 года президент США одобрил продажу высокоскоростных компьютеров для космических спутников, была осуществлена продажа четырех коммерческих лайнеров Boeing.

Оправдание усохшим санкциям подыскали такое — «с целью борьбы против терроризма». К 1993 году санкции США против Китая сошли на нет. Хотя в полном объеме взаимоотношения двух держав восстановились только к концу 90-х.

Если сравнивать санкции США против Китая и действующие сейчас санкции против России, то нынешний механизм явно жестче.

К тому же санкции против Китая едва просуществовали три года. Санкциям против России уже три с лишним года (с 17 марта 2014 года, были введены на следующий день после референдума в Крыму), и смягчать их США, Канада, Евросоюз, Япония и Австралия не намерены.

СССР выиграл от санкций США

В конце 80-х, как и в наши дни, в санкционной войне против Китая поучаствовали проверенные партнеры США — Евросоюз и Япония. Впрочем, эксперты считают, что европейские страны вводили санкции без энтузиазма.

«Евросоюз ограничился введением против Китая формальных санкций, среди которых наиболее серьезным был запрет на экспорт вооружения в Китай и контроль за вывозом продукции двойного назначения», — сообщают эксперты ВАВТ, уточняя, что данные санкции до сих пор применяются ЕС против КНР.

А Япония открыто заявляла о нежелании вводить санкции против Китая. И даже настояла на исключении формулировки «совместные санкции» в декларации G7. Но под давлением США Япония приостановила политический диалог с китайскими товарищами и заморозила выдачу ранее оговоренного кредита в $5,2 млрд.

Между тем товарооборот Японии с Китаем в то время превышал американо-китайский товарооборот в 2 раза. (Торговым партнером номер один для Китая был Гонконг.) Если бы Япония решила полноценно участвовать в санкциях, Пекину пришлось бы совсем нелегко.

В конце 1989 года практически все санкционные ограничения со стороны Японии были сняты.

От санкций США, ЕС и Японии в выигрыше оказался СССР. Благодаря падению экспорта высокотехнологичного вооружения из США и ЕС в Китай, СССР, а затем и Россия нарастили свое присутствие на китайском рынке военной продукции.

Сегодня на санкциях против России тоже зарабатывают сопредельные или просто дружественные государства. Белоруссия торгует с нами суверенными хамоном и папайей.

Китай поставил на добрососедство

Позиция Китая в отношении введенных санкций — пересмотр концепции отношений с глобальными центрами силы, в которой главный акцент делался на отношениях Пекин — Вашингтон, в пользу более сбалансированной «многовекторной доктрины», отмечают эксперты ВАВТ. Пекин стал уделять больше внимания развитию добрососедских отношений с сопредельными государствами.

За два с небольшим года КНР установила дипотношения с 23 государствами мира. «Одновременно в фокусе внимания Китая оставалось поддержание диалога с США», — добавляют эксперты ВАВТ.

Российские власти поначалу заявляли, что в ответ на санкции сделают разворот на восток, но теперь концепция изменилась: дружим со всеми, кто не поддержал санкции. Или кто готов от них отказаться.

Итоги санкционного давления на Китай в 80–90-х годах впечатляют: резкое падение показателей роста ВВП – с 11% в 1988 до 4% в 1989 году и инфляции (в результате внутренних реформ, но под воздействием внешних санкций) — с 18% в 1989 году до 3% в 1990 году.

При этом китайский экспорт товаров и услуг продолжал последовательно расти в 1988–1990 годах. Импорт испытал падение только в 1990 году, продолжив рост в 1991 году.

Эффект бумеранга

Потери американской экономики от введения экономических санкций против Китая эксперты ВАВТ оценили выборочно. Во-первых, доля США в общем импорте Китая снизилась с 20% в 1980 году до менее 10% в 2000 году.

Во-вторых, санкции отчасти способствовали возникновению торгового дефицита в торговле с Китаем — $83,8 млрд, по данным американской статистики, и $29,8 млрд, по данным китайской статистики.

В-третьих, последствия санкций были оценены с точки зрения потерь американских потребителей китайской продукции. В 2000 году импорт США из Китая составлял от $52 млрд (по данным китайской статистики) до $100 млрд (по данным американской статистики). В связи с тем что по отношению к Китаю перестал применяться режим наибольшего благоприятствования, потребителям в США приходилось заплатить более высокую цену за товары, импортируемые из Китая. Предположительно, потери американских потребителей от введения санкций могли составить от $2 млрд до $4,24 млрд.

Наконец, был посчитан эффект санкций на количество рабочих мест в США. Согласно исследованию департамента торговли США, каждый $1 млрд товаров, экспортируемых в 1992 году, способствовал предоставлению 15,5 тыс. рабочих мест американским гражданам. Напрямую через компании, занимающиеся экспортом продукции. Косвенно — через производственные цепочки.

В итоге потери рабочих мест в США были оценены в диапазоне от 461 тыс. до 1,3 млн. Оценки основаны на предположении о том, что дефицит торгового баланса в этот период мог быть устранен за счет увеличения американского экспорта в Китай путем отмены экспортных ограничений.

Негативные последствия для третьих стран, участвовавших в санкциях против Китая, также посчитаны. Заметнее всего санкции повлияли на изменение долей основных торговых партнеров Китая в китайском импорте. Доля Японии снизилась с 36% в 1985 году до менее 20% в 2000 году. Китайский импорт из Европейского союза оставался стабильным в течение этого периода — на уровне около 15%.

Произошло существенное сокращение доли Гонконга в импорте Китая — с более 25% в начале 1990-х годов до менее 5% в 2000 году. Это является показателем того, что санкции США способствовали снижению роли Гонконга в качестве реэкспортера американской продукции в Китай.

В целом доля четырех основных торговых партнеров Китая — Японии, США, ЕС и Гонконга — снизилась из-за санкций с более 70% в 1980 году до менее 50% в 2003 году. Вместе с тем существенно увеличилась доля таких стран, как Южная Корея, Малайзия, Сингапур и Австралия.

Как учили в протестантской школе

Всего в период с 1970 по 1989 год США ввели 25 новых блоков санкций против различных стран, в период с 1990 по 1999 год — 38 блоков санкций, а в период с 2000 по 2013 год инициировали около 12 блоков санкций. США — рекордсмен по количеству таких ограничений.

Миссионерство в крови у американцев, отмечает Виктор Мизин, профессор МГИМО.

«США считают себя сияющим храмом на холме, призванным нести людям мир и справедливость. Это образец протестантской этики. Так американцев учат в воскресной школе», — говорит Мизин, добавляя, что американский и русский народы похожи в своем стремлении воспитывать других.

Не факт, что США, подергав китайского дракона за усы, добьются своего. Желаемого эффекта от санкций не будет и в отношении России. «США вводили очень жесткие санкции против Ирана, Кубы и других стран, к смене политического режима это не привело. Так же будет невозможно это и в отношении России и Северной Кореи», — прогнозирует Мизин.

Но сейчас санкции США против России напрямую влияют на экономические связи России и Китая. «Китайские власти и китайский бизнес если и развивают теперь, после введения антироссийских санкций, торгово-экономическое сотрудничество с Россией, то с оглядкой на Вашингтон и Брюссель», — говорит Дмитрий Саприка, доцент Института бизнеса и делового администрирования РАНХиГС.

Все дело в масштабе экономик США и России. Торговый оборот между Китаем и Россией порядка $60 млрд. А оборот Китая с США и основными торговыми партнерами — ЕС и Японией — $1,3 трлн.

Кроме того, Россия для Китая всего лишь один из небольших рынков сбыта, объем инвестиций китайцев в экономику России — 2% от всех инвестиций в другие страны.

И наконец, Россия не является для Китая источником получения новых технологий, в которых так нуждается китайский бизнес. «Если добавить к этому геополитическую неопределенность в связи с конфликтом на Украине и присоединением Крыма, то понятно, почему официальный Пекин и китайский бизнес не горят желанием наращивать экономическое партнерство с Россией», — отмечает Саприка.

Впрочем, если взаимоотношения Пекина и Вашингтона совсем зайдут в тупик, например, из-за ракетно-ядерной программы Северной Кореи или на почве защиты интеллектуальной собственности.

И если Евросоюз снова поддержит американских партнеров, хотя бы формально, как в 1989 году, тогда Китай наконец будет вынужден повернуться лицом к скромному российскому рынку, а также к Белоруссии и Казахстану и у нас, вместе с евразийскими партнерами, появится шанс заработать на противостоянии двух экономических гигантов.