Что изменилось
в Сирии за год

Инфографика
Виктория Волошина
о новых идеях сэкономить
на стариках

Серные войны монополистов

Конфликт двух монополистов дестабилизирует российский рынок серы

Илья Серов 23.11.2015, 14:17
Илья Серов

До конца 2015 года, как ожидается, Верховный суд рассмотрит жалобу «Газпром серы» на решение Арбитражного суда Московского округа, которое обязывает компанию продавать серу «ФосАгро» по формуле цены, поддержанной ФАС России. Если дело не будет пересмотрено, рынок ждут неизбежные потрясения из-за системных ошибок, содержащихся в подходе производителя удобрений и регулятора, полагают эксперты.

В августе 2015 года «Газпром сера» подала жалобу в Верховный суд РФ, которую суд принял к рассмотрению и истребовал дело из Арбитражного суда первой инстанции. Рассмотрение дела ожидается в конце ноября — начале декабря, сообщили «Газете.Ru» в компании.

Как пояснил «Газете.Ru» один из участвующих в процессе юристов, рассмотрение дела Верховным судом достаточно редкое явление, под него попадает не более 2% дел, в которых, как правило, усматривается недостаточно полное исследование судами нижестоящих инстанций всех аспектов дела. «Если решение суда будет негативное для подателя жалобы, то результат (отказ в удовлетворении жалобы) станет известен сразу. Если решение будет позитивное, то дело будет направлено с замечаниями в первую инстанцию на повторное рассмотрение», — пояснил он.

Иск с требованием изменить ценообразование и условия поставки жидкой серы к «Газпром сере» в сентябре 2014 года подали предприятия группы «ФосАгро». На стороне производителя минудобрений выступила также Федеральная антимонопольная служба. Они выиграли суды предыдущих инстанций: в частности, в июле этого года Арбитражный суд Московского округа отклонил кассационные жалобы «Газпром серы» и «Газпрома».

От текущего решения Верховного суда де-факто зависит судьба российского рынка серы.

В настоящий момент рынок представляет собой двустороннюю монополию. С одной стороны крупнейшими производителями серы (которая выпускается в трех товарных формах — жидкой, гранулированной и комовой) являются предприятия группы «Газпром» — «Газпром добыча Астрахань» и «Газпром добыча Оренбург», а созданная в 2008 году «Газпром сера» выступает как единый торговый оператор производимой ими продукции, но только в границах Российской Федерации. На долю астраханского и оренбургского комплексов приходится примерно 80% производства серы в стране. При этом, вопреки мнению «ФосАгро», которое считает серу «побочным продуктом производства газа», сера является одним из основных товарных продуктов данных производителей, для получения которого используется сложный технологический процесс.

Сера используется в основном для выпуска серной кислоты, которая идет преимущественно на производство минеральных удобрений (серу также применяют в целлюлозно-бумажной, резиновой и стекольной промышленности, в производстве красителей, полимеров, спичек и инсектицидов, а также в медицине и фармацевтике).

Крупнейшим потребителем жидкой серы в России является группа «ФосАгро» — один из ведущих мировых производителей фосфорсодержащих удобрений. В целом предприятия группы («Апатит» и «ФосАгро-Череповец») покупают около 80% производимой в России жидкой серы. Еще примерно 13% потребляет другой производитель минудобрений – «ЕвроХим».

В 2009–2010 годах между «Газпром серой», «Апатитом» и «ФосАгро-Череповец» были заключены договоры поставки, в которых были указаны составляющие цены на серу, при этом цена на серу определяется ежемесячно. Аналогичные договоры «Газпром сера» заключает со всеми своими покупателями с соблюдением принципа недискриминационных условий.

Но в 2013 году, несмотря на наличие действующих контрактов, «Газпром сера» получила от предприятий «ФосАгро» — «Апатита» и «ФосАгро-Череповец» предложения заключить договоры поставки жидкой серы на новых условиях, представив, в частности, собственную формулу, по которой стоит рассчитывать цену жидкой серы.

В компании эти предложения сочли ущемляющими интересы группы «Газпром» и других покупателей жидкой серы. К компромиссу стороны не пришли, и «ФосАгро» пожаловалась в ФАС.

ФАС, рассмотрев дело, пришла к выводу, что установления группой «Газпром» монопольно высокой цены на серу нет, как нет и признаков злоупотребления доминирующим положением. «Цена на серу, установленная «Газпром» с марта 2013 года для реализации на рынке Российской Федерации, является обоснованной и установлена исходя из рекомендаций ФАС России», — сообщило ведомство в письме президенту Российской ассоциации производителей удобрений Дмитрию Стержневу.

После этого «Газпром» изложил свой подход к ценообразованию в виде формулы цены на серу и направил ее в составе проекта сбытовой политики в ФАС России на рассмотрение. Но в апреле прошлого года антимонопольное ведомство изменило свою позицию, встав на сторону «ФосАгро». В адрес «Газпром серы» было направлено три предписания, в которых компанию обязывали ответить на вышеупомянутые оферты покупателей, а также было указано, что цену на серу жидкую для российского рынка надо определять по формуле, которая в точности повторяет предложение «ФосАгро». С чем связана радикальная смена точки зрения, в ФАС «Газете.Ru» пояснять не стали.

«Газпром сера» соглашаться на навязываемые ей условия не стала, поэтому и возникло судебное дело, в котором ФАС выступала третьей стороной. Этот факт, кстати, вызывает большие вопросы у экспертов.

Алексей Ульянов, антимонопольный эксперт «Деловой России», сопредседатель Национального союза защиты прав потребителей, отмечает, что участие ФАС в судебном разбирательстве в качестве третьей стороны по делу

«вообще выглядит как курьез, ведь третьей стороной в судебном споре может быть только тот, чьи интересы непосредственно затрагиваются судебным решением».

«Интересы федеральной службы или ее руководства не могут быть затронуты при коммерческом споре, — поясняет он. — При этом у ФАС есть механизм, который себя хорошо зарекомендовал, это отраслевые экспертные советы, на которых стороны могли бы прийти к компромиссу при посредничестве ФАС. Именно экспертным советом в данной ситуации и надо было ограничиваться».

Тем не менее дело прошло все инстанции и завершилось не в пользу «Газпром серы». Но судебные решения (если они останутся без изменения) создают весьма напряженную ситуацию в отрасли. Ключевых проблем в данном случае две. Во-первых, это навязанная ФАС и «ФосАгро» формула цены. Во-вторых, невозможность увеличить поставки жидкой серы из-за нарастающего дефицита железнодорожных цистерн для ее перевозки.

Вадим Новиков, старший научный сотрудник РАНХиГС, в беседе с «Газетой.Ru» пояснил, что в формуле цены, предложенной «ФосАгро»-ФАС, в качестве основного индикатора используется минимальная экспортная цена гранулированной серы, по которой «Газпром» поставляет ее на внешние рынки без учета транспортных расходов и издержек по грануляции (жидкая сера не экспортируется и реализуется исключительно в географических границах России). Это некорректно, уверен он: «Надо брать типичное значение для рынка в целом, а не минимальное для одного хозяйствующего субъекта».

Определяя формулу цены, ФАС не провела то исследование, которое требуют от него законодательство и собственные методики, отмечает Вадим Новиков. «Служба исследовала только часть сделок, из некоторой части сделок они взяли что-то наиболее подходящее для их целей, то есть сделки с минимальной ценой. Это сложно считать сбалансированным подходом», — резюмирует эксперт.

Группа «Газпром», в свою очередь, для расчета цен реализации серы на внутреннем рынке предлагает использовать котировки мировых цен на серу, публикуемые независимыми специализированными информационными агентствами (например, Argus FMB).

У подхода ФАС есть системный изъян, из-за которого в отдельные периоды исполнение контрактов на поставку жидкой серы ключевым потребителям станет невозможным.

Это будет происходить, например, если у «Газпрома» не будет поставок за рубеж. Нет экспорта — нет и внутренней цены, а значит, нет и поставок. Также при определенных условиях формула цены, поддержанная ФАС, дает нулевое значение цены. При этом п. 4. ч. 1. ст. 10 ФЗ «О защите конкуренции» требует от субъектов, занимающих доминирующее положение, производить товар только при условии возможности его рентабельного производства, то есть с учетом критерия покрытия необходимых расходов и прибыли.

Почему ФАС не увидела столь очевидных изъянов, неизвестно. Андрей Костин, руководитель информационно-аналитического центра «Рупек», отмечает, что позиция ФАС в этом споре противоречит не только антимонопольной практике службы в аналогичных случаях в химической отрасли, но и собственным методическим документам, а местами и прямо закону «О защите конкуренции».

В управлении контроля химической промышленности и агропромышленного комплекса ФАС России «Газете.Ru» пояснили, что «арбитражные суды проводили соответствующую проверку представленных ФАС России доказательств и не установили в действиях антимонопольного органа противоречий с действующим законодательством».

Алексей Ульянов в свою очередь отмечает, что, поскольку ситуация на рынке серы в России действительно напоминает двустороннюю монополию, невозможно определить равновесную (т.е. рыночную, «справедливую») цену, «цена в этом случае должна определяться в рамках диапазона между издержками продавца и покупателя». То есть определяться путем переговоров монополиста-продавца и монополиста-покупателя. «Поэтому вмешательство антимонопольного органа в коммерческий спор на стороне одного из монополистов вызывает вопросы», — говорит он.

При этом на рынке серы есть еще мелкие покупатели, берущие 8–10% объема, и если бы их дискриминировали, то ФАС должна была бы вмешаться для защиты слабой стороны. Но тут служба вмешивается на стороне сильного, подчеркивает Алексей Ульянов.

Эксперт также высказывает сомнение в верности подхода к ценообразованию, основанному на ценах внешних рынков.

«С экономической точки зрения цены в России могут и должны отличаться от цен на внешних рынках.

Привязываться к ним — это значит ставить себя в зависимость от внешних факторов, снижать экономическую активность и стимулы к экспорту», — полагает он.

По мнению специалистов «Газпрома», с экономической точки зрения подход к ценообразованию, основанному на ценах внешних рынков, в данном случае вполне допустим, так как для «Газпрома» мировой рынок серы по отношению к российскому является конкурентным. Вместе с этим привязка к ценам отдельных фактических экспортных сделок производителя неизбежно приведет к снижению экономической активности и отсутствию стимулов к экспорту.

Кроме вопросов к формуле цены есть большая проблема с перевозкой жидкой серы. Возможности «Газпром серы» здесь ограничены, поскольку по новым техрегламентам процедура по продлению срока службы подвижного состава может проводиться исключительно путем модернизации, при этом модернизированный подвижной состав подлежит обязательной сертификации. Но до настоящего времени не определен порядок и состав работ, необходимые для проведения процедуры продления срока службы. По этой причине в 2014 году выведено из эксплуатации 217 цистерн для перевозки расплавленной серы, в ближайшие пять лет парк цистерн «Газпромтранса» может сократиться более чем на 80%.

Аналогичная ситуация у других собственников цистерн на российском рынке. При этом участники рынка железнодорожных перевозок не располагают свободными цистернами, которые могли бы быть привлечены «Газпром серой» для перевозки жидкой серы своим покупателям.

В то же время суд обязал «Газпром серу» заключить с «ФосАгро-Череповец» и «Апатитом» договоры сроком действия до конца 2017 года с фиксированными ежегодными объемами поставок жидкой серы. С учетом того, что парк цистерн будет сокращаться, в этом случае, чтобы доставить сырье для «ФосАгро», придется ущемлять других потребителей жидкой серы. Это вряд ли можно считать фактором, обеспечивающим стабильность на рынке.

В «Газпром сере» «Газете.Ru» сообщили, что объемы жидкой серы, которые поставляются «ФосАгро», достаточны для производства того объема удобрений, который идет на российский рынок. Все объемы жидкой серы (как больше, чем по договору, так и меньше) поставляются в адрес «ФосАгро» по согласованным с ними ежемесячным заявкам. «Любой недостающий объем жидкой серы мы готовы заменить гранулированной серой в неограниченных количествах», — сообщили в компании.

Андрей Костин также полагает, что «ФосАгро» могла бы увеличить закупки гранулированной серы, поскольку плавильные агрегаты, например, в Череповце существенно недозагружены, а группа не выбирает у «Газпрома» весь свой лимит на гранулированную серу.

Это же подтверждают и в «Газпром сере»: «По факту 2015 года АО «ФосАгро-Череповец» не выберет по году около 34 тыс. т гранулированной серы, или 18% от договорных объемов».

«Будь стороны одинаково заинтересованы в поиске выхода (а есть ощущение, что это не так, ведь ситуация реально может дойти до остановки мощностей потребителей жидкой серы), они могли бы найти компромисс — например, инвестировать эквивалентные средства в упомянутые основные фонды и решить проблему дефицита поставок», — считает Костин. Он подчеркивает также, что вообще непонятно, ради чего «ФосАгро» так бьется за стоимость серы. «Сера в себестоимости бизнеса «ФосАгро» занимает 3–7% в зависимости от цены на удобрения, а из-за слабости рубля цена эта сейчас очень комфортна для агрохимиков (в 2014 году 70% продукции холдинга было экспортировано)», — говорит эксперт.

Алексей Ульянов считает, что со стороны ФАС давно наблюдается режим наибольшего благоприятствования по отношению к одному из участников рынка — группе «ФосАгро». Например, в конце 2012 года службой были выпущены рекомендации по ценообразованию на апатитовый концентрат (основной продукт «ФосАгро»), которые фактически привязали внутренние цены на апатит к ценам на фосфориты Марокко, выраженные в долларах, что привело к росту цен на удобрения внутри страны.

«Нынешние рекомендации по сере создают условия, чтобы компания, продающая свой продукт по максимально высоким ценам, получала сырье по максимально низким ценам.

В итоге «ФосАгро» стала неким центром прибыли в производственной цепочке. Такой подход не совсем верен и заставляет задуматься о его прозрачности», — резюмирует он.

Если Верховный суд отправит дело на пересмотр, то вполне вероятно, что арбитраж прислушается к доводам «Газпром серы» и «Газпрома» и будет найдено некое компромиссное решение, исключающее возникновение патовой ситуации на российском рынке серы и учитывающее интересы одновременно всех участников рынка — и производителей, и монопольного продавца, и монопольного потребителя, и более мелких потребителей жидкой серы, а также государства, заинтересованного в стабильной работе промышленных предприятий.