Пенсионный советник

БРИКС нужны новые кирпичи

Странам БРИКС необходимы новые источники роста

Петр Орехин 07.07.2015, 22:50
bricsglobal.ru

Страны БРИКС подходят к саммиту в Уфе не в лучшей экономической форме. Нужны новые идеи для роста, но пока масштаб совместных проектов невелик и не сможет вытащить Россию из рецессии или замедлить падение темпов роста в Китае.

Глава российской Торгово-промышленной палаты, председатель российской части Делового совета БРИКС Сергей Катырин накануне саммита в Уфе на вопрос журналистов, может ли Греция присоединиться к БРИКС, ответил, что может, когда станет «быстрорастущей экономикой». Это заявление выглядит как насмешка не только над Грецией, которая пять из шести последних лет пребывала в рецессии, но и над членами БРИКС.

Россия и Бразилия находятся в рецессии, ЮАР топчется на месте, китайская экономика замедляется, и лишь Индия демонстрирует высокие показатели экономического роста. Такова текущая реальность в БРИКС, бывшей несколько лет назад локомотивом мировой экономики.

По прогнозам аналитиков, клуб ждут непростые времена. В опубликованном недавно прогнозе рейтингового агентства Fitch (Global Economic Outlook) сообщается, что ВВП Китая в этом году впервые за много лет вырастет менее чем на 7% (6,8%), а в 2017-м рост замедлится до 6%. Российская экономика сократится на 3% в текущем году, бразильская — на 1,5%. Через два года рост будет минимальным — около 1,5%.

Только Индия демонстрирует хорошие темпы. В этом году рост составит 7,8%, а в 2017-м — 8,1%. В ЮАР в 2015-2017 годах прогнозируется слабый рост в районе 2%.

Аналитики Всемирного банка отмечают, что страны с развивающимися рынками и экономиками перестают двигать мировую экономику вверх.

«Мы во Всемирном банке только что включили табло «пристегните ремни», — отметил в среду главный экономист организации Каушик Басу. — Мы советуем странам, особенно развивающимся экономикам, пристегнуть свои ремни безопасности».

У всех стран свои проблемы: у России — санкции и падение цен на нефть, у Бразилии — необходимость проводить дорогостоящие международные спортивные соревнования (чемпионат мира по футболу в 2014 году и Олимпиада в 2016-м). Что касается Китая, то он переходит от стадии бурного роста на 9–10% в год в фазу «новой нормальности», которая подразумевает более устойчивый и сбалансированный рост. Но переход к «новой нормальности» ведет к сокращению производственной активности и снижению спроса на сырье и энергоносители, а также постепенному сжиманию пузырей на фондовом рынке и в секторе недвижимости. Издержки такого перехода будут достаточно велики и для самого Китая, и для остального мира, в том числе и для России как поставщика ресурсов.

Замедление экономик БРИКС и других развивающихся стран в первом квартале этого года впервые с 2009 года привело к сокращению объемов мировой торговли.

Помимо своих проблем, развивающиеся экономики находятся под давлением мировых рынков капитала, которые, в свою очередь, ждут решения американского Федрезерва о повышении ставок. Курс доллара с начала года растет, национальные валюты девальвируются.

«Развивающиеся страны сталкиваются с двумя факторами. Во-первых, ожидаемое повышение ключевых процентных ставок США, наряду с ростом кредитной экспансии со стороны других крупных центральных банков, способствовало росту доллара, что существенно снизило потоки капитала в развивающиеся страны. Многие валюты развивающихся стран ослабли по отношению к доллару, особенно валюты стран со слабыми перспективами роста или повышенной экономической уязвимостью», — отмечают аналитики Всемирного банка в июньском докладе «Глобальные экономические перспективы».

По мнению аналитиков Oxford Economics, трудности БРИКС и других emerging markets могут спровоцировать новый мировой кризис, поскольку сейчас только на этот клуб приходится более одной пятой мирового ВВП.

Международный валютный фонд говорит о необходимости срочных реформ в странах с развивающимися рынками. «Эти страны могут добиться роста производительности, смягчая ограничения на торговлю и инвестиции, устраняя узкие места в инфраструктуре (Индия, Южная Африка) и улучшая деловой климат (Индонезия и Россия). В других странах (Бразилия, Индия и Южная Африка) реформы образования и рынков труда и продукции могут помочь повысить участие в рабочей силе и производительность», — отмечается в обзоре «Перспективы развития мировой экономики».

БРИКС пытается искать новые источники роста. Обсуждаются многочисленные совместные инвестиционные проекты, создание зон свободной торговли, взаимная интеграция Евразийского экономического союза и экономического пояса «Шелковый путь», на подходе создание Банка развития БРИКС.

Тема банка будет активно обсуждаться в Уфе. Его капитал составит $100 млрд, штаб-квартира будет располагаться в Китае, а первым главой станет индиец Кундапур Ваман Каматх. Банк развития станет вторым международным финансовым институтом, который создается странами с развивающимися экономиками. Еще один — это Азиатский банк инфраструктурных инвестиций с капиталом в $50 млрд (Китаю принадлежит 26,06%, Индии — 7,5%, России — 5,92%).

«Они (АНИИ и БР БРИКС) являются частью одного большого проекта по диверсификации источников финансирования», на которые страны идут из-за невозможности реформировать МВФ, считает представитель программы экономической дипломатии Института международных отношений ЮАР Кристофер Вуд (цитата по ТАСС).

Безусловно, создание новых банков — момент позитивный. Россия, если бы они уже работали, могла бы, например, получить в них финансирование для своих инвестпроектов в условиях, когда западные рынки капитала фактически закрыты из-за санкций.

Но не стоит рассчитывать на то, что эти институты быстро что-то изменят. Масштаб их предполагаемой деятельности невелик. Размер только одной российской экономики, даже с учетом девальвации рубля, составляет $1,3 трлн, а объем инвестиций в основной капитал — свыше $250 млрд в год. Дополнительные $10 млрд в год помогут, но не спасут, и без изменения экономической политики для России в ближайшие годы стагнация и рецессия станут «новой нормальностью».