Пенсионный советник

Газ попал под санкции

Санкции Запада ударили по «Газпрому»

Алексей Топалов 23.09.2014, 17:54
ИТАР-ТАСС

Ограничения по поставкам оборудования бьют по «Газпрому», несмотря на то что монополия официально не попала под санкции. Однако газовая отрасль защищена от санкций в гораздо большей степени, чем нефтяная. Так, французская Total из-за санкций заморозила уже сотрудничество с «ЛУКойлом», а собственного оборудования в России не хватает.

Несмотря на то что «Газпром» формально не включен в санкционные списки Запада, в действительности санкции затронули и газовую отрасль. Об этом заявил зампред правления «Газпрома» Александр Медведев по итогам конференции «Нефть и газ Сахалина — 2014», которая состоялась во вторник.

«Коды некоторых промышленных позиций одинаковы для нефти и газа, и, несмотря на громогласные заявления, де-факто мы сталкиваемся с тем, что некоторые поставщики пытаются подводить определенные товарные позиции под санкционные списки», — пояснил Медведев.

Ранее США и ЕС ввели ограничение на поставки нефтегазового оборудования, но коснулись они только нефтяных компаний. Особо подчеркивалось, что «Газпром» под санкции не попадает.

Медведев отметил, что, в частности, проект строительства завода по производству сжиженного природного газа «Владивосток СПГ» разработан по американской технологии (технология C3MR американской компании Air Products & Chemicals). «Но она не единственная, и в случае ухудшения ситуации компания будет искать альтернативы», — подчеркнул зампред правления «Газпрома».

«У «Газпрома» доля импортного оборудования и услуг составляет всего 10%, — подчеркнул Медведев. — Чем в более сложное положение нас попытаются поставить, тем быстрее мы найдем способ заместить недостающие 10%». Он также сослался на исторический опыт, который, по словам Медведева, показывает, что ни одного успешного опыта применения санкций нет.

«Европа все больше и больше уподобляется героине «Ревизора» Николая Гоголя — унтер-офицерской вдове, которая сама себя высекла», — отметил Медведев. При этом, по его словам, эта «вдова» может так «вдовой» и остаться, «не выйдя замуж».

Глава Фонда национальной энергетической безопасности Константин Симонов полагает, что влияние санкций Запада на газовую отрасль может быть использовано Россией в качестве аргумента в переговорах с Европой. «Речь вряд ли будет идти о каком-то серьезном давлении со стороны Москвы, однако Россия может сослаться на санкции, например, в ответ на упреки в снижении поставок», — считает глава ФНЭБ.

В последнее время страны Европы (в первую очередь Словакия) все чаще заявляют о снижении объемов поставок российского газа. Из-за этого, в частности, сокращаются реверсные поставки на Украину. «Газпром» в ответ утверждает, что действует в рамках контрактов. В пятницу Россия, Евросоюз и Украина должны провести трехстороннюю встречу, посвященную газовым вопросам.

На той же Сахалинской конференции замглавы Минэнерго Кирилл Молодцов заявил, что российские компании смогут заменить иностранное нефтегазовое оборудование на отечественное в ближайшие три-четыре года — в рамках программы импортозамещения. Кстати, до перехода в Минэнерго Молодцов работал в «Штокман Девелопмент АГ» — компании, реализующей проект разработки Штокмановского газоконденсатного месторождения «Газпрома».

По словам Молодцова, основная масса технологий «так или иначе имеет российские аналоги». В частности, 80% оборудования, используемого при разработке трудноизвлекаемых запасов, сейчас — российское (санкции касаются как раз технологий для освоения шельфовых, арктических и трудноизвлекаемых ресурсов).

Что касается трудноизвлекаемых запасов, то как раз во вторник стало известно, что французская Total приостанавливает из-за санкций совместный с «ЛУКойлом» проект по добыче так называемой сланцевой нефти в Западной Сибири. Об этом сообщает Financial Times со ссылкой на главу французской компании Кристофа де Маржери. Он подчеркнул, что проект еще не запущен, так что на Total его заморозка не отразится. Ранее глава российского представительства Total Жак де Буассезон говорил о необходимости продолжения сотрудничества с Россией.

«Нам не нравятся санкции. Несправедливо наказывать бизнес. Я бы предпочел, чтобы политические проблемы решались политическими мерами. Мир не сможет обойтись без российской энергии», — говорил де Буассезон.

«ЛУКойл» ситуацию пока не комментирует. СП крупнейшей в России частной нефтяной компании и Total должно было добывать сланцевую нефть на Баженовской свите (Галяновский, Восточно-Ковенский и Ташинский лицензионные участки в Западной Сибири, а также участок Ляминский-3). Контрольный пакет (51%) в СП должен был получить «ЛУКойл». Начальные инвестиции были запланированы на уровне $150 млн.

Западносибирская Баженовская свита — самое крупное месторождение сланцевой нефти в России (данные Управления энергетической информации США). Запасы оцениваются в 1,24 трлн баррелей (около 170 млрд т). Помимо «ЛУКойла» на Баженовской свите работают «Роснефть» (в партнерстве с ExxonMobil), «Газпром нефть» (СП с Shell) и «Сургутнефтегаз».

Константин Симонов отмечает, что российская нефтянка гораздо более уязвима для санкций Запада, чем газовая отрасль. «Газовики пока могут продолжать разрабатывать традиционные континентальные ресурсы, например, недавно было введено в эксплуатацию Бованенковское месторождение, которое на пике может давать 120 млрд кубометров в год, — рассказывает эксперт. — А вот перед нефтяниками уже остро стоит вопрос начала освоения трудноизвлекаемых и шельфовых ресурсов, так как традиционные запасы во многом истощены».

Ведущий эксперт Союза нефтегазопромышленников России Рустам Танкаев указывает, что следует различать технологии для добычи трудноизвлекаемой нефти и технику для этой добычи.

«Технологии практически полностью были разработаны еще в Советском Союзе, они есть, — говорит эксперт. — А вот агрегатов нет. Предприятия по их производству были почти полностью уничтожены в 90-е годы. В частности, почти 100% агрегатов для гидроразрыва пласта (гидроразрыв применяется при добыче углеводородов из сланцевых пород. — «Газета.Ru») производятся в США».

Кроме того, по словам Танкаева, Россия испытывает острую нехватку в специалистах по производству такой техники. «И скоро их совсем не останется, — предупреждает эксперт. — Необходимо обучать новых специалистов, и делать это нужно на зарубежных площадках. А заключать договора об обучении в условиях санкций с Россией никто не будет».