Екатерина Шульман
о новой роли
российского парламента

Нефть в обмен на электричество

Россия построит в Иране семь электростанций в обмен на поставки нефти

Алексей Топалов 09.09.2014, 18:15
AP Photo/Vahid Salemi

Россия готовится обменивать иранскую нефть не только на товары, но и на энергогенерирующие мощности. Часть нефтяных поставок может быть оплачена за счет строительства в Иране семи тепло- и гидроэлектростанций. Ранее США угрожали, что, если нефтяная сделка с Ираном будет заключена, против России будут введены санкции. Но сейчас в отношении РФ принято столько ограничительных мер, что, по мнению политологов, на этот раз США от санкций воздержатся.

Россия может обменять иранскую нефть на электростанции. Об этом во вторник сообщает ИТАР-ТАСС со ссылкой на два источника, близких к переговорам, которые ведутся в Тегеране. В частности, обсуждается возможность оплаты первых поставок нефти за счет проектов строительства в Иране семи электростанций. Этим займется ОАО «Технопромэкспорт» (дочерняя компания «Ростехнологий»), станции должны быть построены до 2017 года. О строительстве семи гидро- и теплоэлектростанций российская компания вела переговоры с иранской стороной в июне — июле. Общая мощность предприятий должна составить 5650 МВт, стоимость проектов — $12,2 млрд.

По словам одного из источников, стоимость первого этапа обсуждаемого контракта «нефть в обмен на электростанции» может составить $5 млрд. Объемы и логистику поставок нефти источник не раскрыл.

Во вторник глава российского Минэнерго Александр Новак в ходе встречи с министром энергетики Ирана Хамидом Читчяном подтвердил, что «Технопромэкспорт» планирует участвовать в электроэнергетических проектах на иранской территории. Аналогичные планы имеет и «Интер РАО Экспорт». Однако о возможности обмена электростанций на нефть речи не шло.

В Минэнерго этот вопрос не комментируют, «Технопромэкспорт» на запрос о комментарии не ответил.

Старший научный сотрудник Института востоковедения РАН профессор Владимир Сажин отмечает, что вариант обмена генерирующих мощностей на нефть с точки зрения Ирана выглядит вполне логичным. «Иран нуждается в крупных объемах электроэнергии, а Россия является одним из мировых лидеров в производстве мощностей, — напоминает Сажин. — Кроме того, у России есть опыт строительства энергообъектов в Иране еще со времен СССР».

Источники ИТАР-ТАСС подчеркивают, что соглашение «нефть в обмен на электростанции» может быть интегрировано в общее соглашение «нефть в обмен на товары», которое Россия и Иран уже давно обсуждают.

Помимо строительства станций речь идет об организации металлургических производств, сборке автомобилей и сельхозтехники, наращивании поставок удобрений, а также овощей и фруктов.

Ранее сообщалось, что Иран по ряду позиций уже сформировал перечень своих потребностей. Акцент был сделан на поставки насосного и компрессорного оборудования, газовых турбин, металлопроката, труб, оборудования для электростанций, пшеницы, бобовых и масленичных культур, мяса, древесины и изделий из нее, оборудования и машин для кожевенной и текстильной промышленности.

Кстати, во вторник глава Объединенной зерновой компании Андрей Гормах сообщил, что Россия и Иран прорабатывают возможность сделки по обмену зерна на нефть. По словам Гормаха, ОЗК могла бы поставлять 1–2 млн т зерна в год, при том что общий объем рынка Ирана — 5–7 млн т.

Впервые о поставках в Россию иранской нефти заговорили еще в январе текущего года. Тогда агентство Reuters сообщало, что Иран будет поставлять 500 тыс. баррелей (порядка 68,5 тыс. т) нефти в сутки на общую сумму $20 млрд.

Исходя из средней цены барреля в $110 (такова она была на тот момент), Россия может получить от Ирана около 25 млн т.

Ирану необходимо наращивать экспорт нефти, ограниченный санкциями Запада. До введения нефтяных санкций в 2012 году Иран производил около 4,2 млн баррелей нефти в сутки, порядка 2,5 млн баррелей направлялось на экспорт. После введения санкций экспортные объемы снизились примерно до 1 млн баррелей в сутки. При этом доля доходов от продажи нефти в госбюджете Ирана весьма высока. Как ранее заявлял глава Высшего ревизионного суда Ирана Амин Хосейн Рахими, в прошлом финансовом году она составила 41% от общих поступлений в бюджет.

России же иранская нефть может понадобиться для реэкспорта, так как внутренние потребности РФ обеспечивает собственной добычей. В прошлом году было добыто 523,3 млн т нефти, из которых 236,6 млн т ушло на экспорт. Однако поставки за рубеж понемногу снижаются (так, в 2012 году они составили 239,9 млн т), что вызвано растущим потреблением внутри страны, которое в свою очередь объясняется модернизацией российских нефтеперерабатывающих предприятий.

По словам гендиректора аналитической компании Small Letters Виталия Крюкова, иранская нефть может быть перенаправлена в Азию (в первую очередь в Китай).

«Однако трейдинговая маржа невысока, и большой прибыли на перепродаже иранской нефти не получишь, — отмечает эксперт. — Основной целью здесь скорее является оттягивание нефтяных потоков, чтобы они не пошли в ЕС».

По словам Крюкова, не допуская крупные объемы иранской нефти на европейские рынки, Россия, с одной стороны, ограничивает выбор европейцев и не дает им снизить закупки российской нефти, а с другой — стремится хотя бы частично обезопасить себя от санкций со стороны ЕС по отношению к российским нефтяным компаниям.

При этом аналитики полагают, что Россия нацелена в будущем сделать то же самое и в газовой сфере.«Сейчас Россия демонстрирует готовность инвестировать в иранскую нефтегазовую отрасль, — комментирует Крюков.

— В будущем это может позволить перенаправлять потоки не только нефти, но и газа из Ирана, с тем чтобы они не попали в Европу и европейцы таким образом не снизили зависимость от российских поставок энергоносителей».

Санкции в данном случае — палка о двух концах. Дело в том, что Соединенные Штаты уже в январе заявляли, что, если Россия договорится с Ираном о поставках нефти, это станет нарушением договоренности о санкциях, ограничивающих покупку иранской нефти.

Американский минфин еще весной предупредил, что заключение нефтяного соглашения с Ираном может стать основанием для введения американских санкций уже в отношении России, точнее «любой организации или лица, причастных к такой договоренности». В августе замглавы американского министерства Дэвид Коэн снова озвучил эту угрозу.

Однако Россия ранее заявляла, что признает только резолюции Совета Безопасности ООН, которые запрещают продавать Ирану тяжелое вооружение. Российские власти неоднократно отмечали, что сделка «нефть в обмен на товары» резолюциям Совбеза ООН не противоречит.

Первый вице-президент Центра политических технологий Алексей Макаркин полагает, что, если санкции со стороны США и последуют, они будут локальными, не влияющими на российскую экономику в целом.

«Сейчас спираль санкций против России уже так раскручена, что Штаты, вероятнее всего, воздержатся от новых мер, — считает политолог. — Тем более что сейчас наметился хоть какой-то прогресс в ситуации на востоке Украины, и Европа всерьез обсуждает смягчение уже действующих санкций. В этой ситуации США, если захотят ввести новые ограничения, могут не получить поддержки своих союзников».

При этом Макаркин не исключает, что санкции могут быть введены точечно, против компаний или финансовых институтов, которые примут участие в схеме «нефть в обмен на товары». Политолог напомнил, что похожая ситуация сложилась совсем недавно с Азия-банком (бывший Химэксимбанк), в отношении которого Америка 29 августа ввела санкции. Минфин США полагает, что Азия-банк контролируется гражданами Ирана и в середине текущего года способствовал переводу $13 млн представителям иранского правительства. Правда, здесь есть некоторое отличие: санкции в отношении банка были введены в рамках мер против компаний, якобы причастных к иранской ядерной программе.