Доллар дает плюс на минус


С начала года рубль по отношению к доллару упал более чем на 10%, но аналитики не исключают укрепления национальной валюты

Николай Петров 21.03.2014, 15:31
Getty Images

Среди положительных эффектов девальвации — своевременное пополнение бюджета, увеличение доходов экспортеров и внешнеторгового баланса и главное — экономический рост. Но для населения есть и негатив: зарубежные товары подорожают. Правда, до паники в банках и обменных пунктах пока далеко. В последние годы рубль был переоценен, констатируют эксперты.

В конце февраля – начале марта курс российской валюты пересек отметку в 36 руб. за доллар. После этого он продолжил тренд на снижение, сохраняя серьезную волатильность, связанную прежде всего с внешнеполитическими факторами. Установлены и исторические рекорды. Диапазон колебаний — 36–36,5 руб. за доллар. С начала года рубль подешевел примерно на 11% к доллару и 12% — к евро. Ситуация незначительно изменилась за последние пару дней.

По традиции россияне склонны к нервозности — спрос на валюту увеличивается. Возможность ограничения валютных операций не рассматривается, убеждал во вторник министр экономического развития Алексей Улюкаев. «Мне кажется, во всех сценариях валютный контроль не будет являться той мерой, которая будет эффективно работать», — поддерживал его замглавы Минфина Алексей Моисеев.

Реальный сектор

Падение рубля оказывает на экономику как положительные, так и отрицательные эффекты. В выигрыше — отечественные производители. «Все экспортеры, особенно экспортеры сырья, получают на эти 10–15% (ослабления рубля. — «Газета.Ru») некий дополнительный доход, так как их затраты номинированы в рублях», — отмечает президент банка «Траст» Николай Фетисов.

Причем валютные риски для обремененных долгами российских компаний невелики. По данным ЦБ на 1 января, внешний долг компаний небанковского сектора — около $438 млрд, напоминает директор группы «Корпоративные рейтинги» Standard & Poor's Александр Грязнов. Информации по валютной структуре этого долга пока нет, но вряд ли она сильно изменилась с середины прошлого года. А это 75% — в валюте. «Но несмотря на такую большую долю, реальная подверженность рейтингованных российских компаний валютному риску, по нашему мнению, не столь велика. Дело в том, что значительная часть внешнего долга приходится на экспортно-ориентированные компании сырьевого сектора, которые только выиграют от ослабления курса рубля», — подчеркивает Грязнов.

В зоне риска находятся те, кто получает доход в рублях, а долги и капзатраты имеет в валюте. Как правило, это транспорт, телекоммуникации, торговля. «Но крупнейшие российские заемщики этих секторов, такие как РЖД, «Мегафон» или Х5, за последние несколько лет существенно увеличили долю рублевых обязательств... Таким образом, мы полагаем, что умеренная девальвация рубля вряд ли окажет существенное негативное влияние на финансовые показатели большинства рейтингуемых российских компаний», — делают прогноз в Standard & Poor's.

В плюсе оказываются не только экспортеры. «Рубль работает на нас, так как у нас больше отечественных компонентов, чем у других», — сказал во вторник глава «АвтоВАЗа» Бу Андерссон (цитата по Reuters). О таком же эффекте говорят и другие производители. «В основном у нас рублевая себестоимость — на 85%, поэтому наша продукция становится более конкурентоспособной на внутреннем и на внешнем рынках», — радуется президент «Нового содружества» (объединяет 20 предприятий), одним из ключевых активов которого является «Ростсельмаш», Константин Бабкин. Именно по этой причине компания увеличила план на этот год на 7%. В выигрыше будут прежде всего легкая и пищевая промышленность и, возможно, отрасль стройматериалов, рассуждает управляющий по стратегическому анализу Промсвязьбанка Сергей Наркевич.

Для граждан же ослабление курса оборачивается снижением покупательской способности. «С другой стороны (рубль. — «Газета.Ru»), работает против нас, потому что покупательская уверенность ниже», — сетует Бу Андерссон. Для российской экономики это рождает надежду на оживление местного производителя. «Население, которое привыкло потреблять западные товары, будет меньше потреблять, поэтому можно ожидать сокращения статей импорта, что для платежного баланса страны неплохо, и локальные производители получают некоторый плюс», — поясняет Фетисов.

А зарубежные производители к снижению спроса на импорт уже готовятся. В начале недели Ford Sollers признал: ослабление рубля оказывает давление на бизнес. По этой же причине финская Stockmann может пересмотреть стратегические направления для всей компании, заявил гендиректор Ханну Пенттиля. Для стран ЕС снижение экспорта в Россию вообще чувствительная тема. Для ЕС Россия — третий по объему товарооборота партнер. И один из самых дорогих экспортных товаров в Европу — это газ, напоминает Moody's в обзоре от начала марте. По данным Евростата, на Россию приходится 7% экспорта и 12% импорта.

Рубли — в бюджет

Производители и экспортеры — не единственные, кто оказался в выигрыше. Ослабление рубля благоприятно для казны, выплачивающей деньги в том числе бюджетникам. «По оценкам, удешевление национальной валюты на 1 рубль приносит федеральному бюджету порядка 180 млрд руб. дополнительных доходов. Федеральный бюджет на 2014 год составлялся исходя из прогноза среднего курса рубля на уровне 33,4 руб. за доллар – тогда как в настоящий момент национальная валюта примерно на 3 руб. слабее», — рассказывает экономист «Ренессанс капитала» по России и СНГ Олег Кузьмин.

Уже в январе произошло увеличение сальдо торгового баланса, добавляет заведующий отделом международных рынков капитала ИМЭМО РАН, председатель совета директоров ИК «Еврофинансы» Яков Миркин. В январе 2014 года положительное сальдо выросло на 10,1% по сравнению с аналогичным периодом прошлого года, до $20,7 млрд.

Но главное — слабеющий рубль может помочь поддержать угасающий экономический рост — то, чего безуспешно добиваются российские власти. В прошлом году рост ВВП составил 1,3%. «В сложившейся ситуации с жесткой денежно-кредитной политикой, ограничительной бюджетной политикой и сдерживающими внешними условиями единственным параметром экономической политики, способным оказать поддержку росту, является более слабый рубль», — резюмирует Кузьмин.

Но у этого процесса есть и оборотная сторона — рост процентных ставок. «Еще одно последствие — это быстрое падение валютных резервов России. Грубо говоря, это «растрачивание» валютных резервов: курс падает, резервы растрачиваются и выводятся потом населением в наличную валюту, а банками — в безналичную», — полагает Миркин. По его словам, банки наращивают чистые валютные активы. «Они увеличились более чем в два раза по сравнению с началом 2013 года. Это индикатор «долларизации» и «евроизации» экономики: если банки уходят в иностранную валюту, это значит, что это же делают все остальные», — полагает Миркин.

В течение прошедших нескольких месяцев население демонстрирует повышенный интерес к валютным вкладам в банках. Многие кредитные организации отмечают увеличение доли валютных депозитов в своих портфелях, однако часть банков фиксирует заметное повышение спроса на депозиты в долларах и евро, а часть – умеренный и незначительный рост.

Курс на укрепление

Причем банкиры не склонны говорить об ажиотаже и призывают граждан не паниковать: поспешив в такой ситуации, можно сыграть себе во вред. Тем более что в среду на фоне заявления Владимира Путина по Крыму курсы доллара и евро несколько снизились. Поэтому консервативным гражданам, не имеющим миллионных накоплений, рекомендуют избегать резких решений. «С нашей точки зрения, до конца года есть возможность укрепления курса рубля. В условиях, когда, на мой взгляд, рубль недооценен, есть основания для осторожности в том, чтобы агрессивно инвестировать и стараться защититься. Впрочем, вероятность ослабления рубля тоже есть», — говорит главный экономист Deutsche Bank в России Ярослав Лисоволик. Стандартная рекомендация — диверсифицировать накопления и держать их в рублях, долларах и евро. «Имеет смысл больше держать долларов, чем евро. Но я бы существенно не менял долю рубля в сбережениях», — отмечает Лисоволик.

Защищаться от сильного падения рубля лучше было до ослабления национальной валюты, указывает гендиректор «Капиталъ Управление активами» Андрей Гриценко. Но некоторые россияне, имеющие значительные сбережения, поддались ажиотажу. «В «Трасте» доля валютных вкладов в общем портфеле в этом году увеличилась незначительно. Пока мы не видим активной переориентации клиентов с рублевых на валютные депозиты. Бывают ситуации, когда вкладчики, в основном это VIP-клиенты, могут «уйти» из депозитов, чтобы купить недвижимость и получать доход от сдачи в аренду. Явление не массовое, но за последние месяцы число таких клиентов несколько выросло», — подтверждает Фетисов. По его словам, для тех, у кого сохраняются опасения, есть мультивалютные депозиты с возможностью быстрого перевода рублей в доллары без потери доходности.

«На длительную перспективу, возможно, мы увидим укрепление рубля. Имеет смысл по трети сбережений держать в рублях, долларах и евро. Это для консервативных граждан, в том числе не доверяющих банкам, — держать валютные депозиты или наличные. Для агрессивных можно попробовать валютные бонды», — соглашается Гриценко. По его мнению, на короткий горизонт планирования спешно переводить рубли в другие инструменты не стоит.

Само по себе ослабление рубля не сильно влияет на устойчивость российской банковской системы. По оценкам Fitch Rating, в случае падения рубля на 20% капитал первого уровня (показатель устойчивости) банков снизится всего на 10–50 базисных пунктов. Для значительного ухудшения ситуации (минус 40–200 базисных пунктов), по оценкам агентства, нужно 20-процентное обесценивание рубля вкупе с 20-процентным падением фондового рынка и 5-процентным — стоимости бондов.

«Сейчас чистые иностранные активы банковского сектора положительные, международная инвестиционная позиция банковского сектора примерно сбалансирована», — успокаивает Кузьмин.

К тому же от валютной паники клиентов некоторые банки выигрывают. «Банки на ослаблении курса рубля заработали. У них была возможность получать дешевые деньги от клиентов и ЦБ и вкладывать их в фондовый рынок», — отмечает Гриценко.

«Мы не торгуем рубль-доллар, поэтому в целом на колебании курса не потеряли и не заработали. Например, кредиты мы выдаем в рублях. Те доллары, которые банк получает в депозитах населения, конвертируются в рубли. То есть позиция сбалансирована», — объясняет Фетисов.

Приток денег от клиентов пока есть. «Мы видим повышение доли депозитов в иностранной валюте. Соответственно, ставки по валютным вкладам сейчас небольшие. Вероятно, на фоне роста инфляционного давления и процентных ставок ЦБ мы увидим увеличение процентов по кредитам», — делает прогноз Лисоволик.

В любом случае, судить обо всех эффектах произошедшего ослабления рубля пока рано. В правительстве же говорят, что ослабление рубля может подстегнуть инфляцию во втором квартале, но во втором полугодии ситуация должна стабилизироваться. По итогам года Минфин ожидает инфляцию на уровне 5–6%, если не произойдет глобальных изменений, говорил в четверг глава ведомства Антон Силуанов. По его словам, конъюнктурными доходами будут замещать дорогие внешние и внутренние заимствования, помогать предприятиям в случае ухудшения ситуации, но расходы бюджета сокращать не планируется.