Пенсионный советник

Японии Крым не помеха

В Токио завершил работу VI российско-японский инвестиционный форум

Рустем Фаляхов (Токио) 19.03.2014, 17:15
Глава «Роснефти» Игорь Сечин на российско-японском инвестфоруме в Токио Reuters
Глава «Роснефти» Игорь Сечин на российско-японском инвестфоруме в Токио

Российско-японский инвестфорум в Токио стартовал с объявления санкций правительства Синдзо Абэ, аналогичных тем, что ввели против Москвы США и ЕС. Тем не менее остановить экономическое сотрудничество соседних стран они вряд ли смогут, считают участники форума. Двусторонний товарооборот к 2020 году может увеличиться до $50 млрд.

В среду в Токио завершил свою работу VI российско-японский инвестиционный форум. Он планировался в качестве рекламы и витрины совместных усилий России и Японии по наращиванию товарооборота, росту взаимных инвестиций. И поводы для таких оценок действительно были: товарооборот между двумя странами вырос с $21 млрд в 2007 году до $34 млрд в 2013-м.

А прямых иностранных инвестиций с 2005 по 2012 год Россия привлекала даже больше, чем Япония, причем в несколько раз. Например, в 2012 году приток капиталовложений в РФ из-за рубежа составил $50,6 млрд, а в Страну восходящего солнца — всего $2,5 млрд.

Но атмосфера на форуме была нервная. За несколько часов до его открытия МИД Японии объявил, что Токио присоединяется к санкциям против России по итогам референдума в Крыму. Япония опубликовала список попадающих под визовые ограничения высокопоставленных российских и украинских чиновников и парламентариев. Список был один в один срисован с того, что накануне подписал президент США Барак Обама.

Министр иностранных дел Фумио Кисида призвал Россию отказаться от признания независимости Крыма и заявил, что Токио не приемлет «попытку силового изменения сложившегося статус-кво».

Такой поворот дела, похоже, предчувствовали некоторые российские коллеги Кисиды. Они могли оказаться в черном списке и решили в Токио не лететь, хотя фигурировали в качестве участников и соорганизаторов. Первым передумал заявленный в программе форума министр сельского хозяйства Николай Федоров. Он вылетел из Москвы на Дальний Восток, откуда должен был прибыть в японскую столицу. Но затерялся где-то среди сельхозугодий под Владивостоком.

Глава Минрегионразвития Игорь Слюняев, заявленный в качестве посланца России, который огласит приветствие, тоже до форума не добрался. В шаге от форума остался министр экономического развития Алексей Улюкаев. В Токио он прилетел еще за сутки до его начала, но через несколько часов отправился обратным рейсом в Москву. По срочным обстоятельствам, пояснили в пресс-службе ведомства.

Сколько человек приняло участие в форуме, осталось загадкой. Цифры все время назывались разные, но по ходу пьесы все время росли: 300 человек, 500, 800... Рост прекратился только после того, как модератор пленарного заседания, он же комментатор бюро Японской вещательной корпорации Ишио Ишикава, заявил со сцены, что из-за рекордного числа участников пришлось менять дислокацию форума.

Похоже, санкции со стороны официального Токио только подстегнули интерес к этому статусному мероприятию, которое считается ежегодным, но в прошлом году так и не состоялось, а в этом раздалось вширь.

«На бизнес введение санкций все равно не повлияет», — пояснил «Газете.Ru» в кулуарах чиновник департамента торговой политики по России, Центральной Азии и Кавказу Минэкономики Японии Ацуо Сэки.

А представитель бизнес-ассоциации Rotobo Кунио Окада сообщил, что речь может идти лишь о временной приостановке реализации некоторых проектов, которые и так пока не вышли в практическую плоскость. «Все же понимают, что экономические санкции не выгодны ни России, ни Японии, а политические заявления — это политические заявления», — пояснил г-н Кунио.

Тем не менее в выступлениях японских партнеров часто проскальзывало недоумение, не связанное с политикой: мы готовы инвестировать в Россию, говорили японцы, но нас не ждут. Неплохо освоились на просторах нашей страны преимущественно глобальные корпорации — автомобильные, производители электроники, медтехники. Но средний и тем более малый бизнес воспринимает Россию как terra incognita.

А старший советник Komatsu Ltd Масахиро Саканэ пожаловался на бюрократизм и медлительность в работе российского правительства. Когда компания строила завод под Ярославлем, на выделение земельного участка и согласование другой разрешительной документации ушло 3 года, количество папок с документами составило гору высотой 4 метра.

На эту критику ответил глава Татарстана Рустам Минниханов. Он пригласил Komatsu развивать бизнес в его республике и предложил на выбор две особые экономические зоны: «Алабуга» и «Иннополис». Японские инвесторы там уже работают и чувствуют себя неплохо, заверил Минниханов.

Глава «Роснефти» Игорь Сечин заявил, что готов пойти на обмен активами с японскими инвесторами, которые пожелают участвовать в разработке месторождений нефти и газа. Это снижает политические риски для бизнеса, добавил Сечин, не назвав, впрочем, о каких проектах идет речь. Зал удивленно выдохнул.

В пресс-службе компании «Газете.Ru» пояснили, что обмен активами — вполне реальная вещь, но назвать проекты также отказались. «Речь идет о возможном вхождении японских партнеров в ряд перспективных проектов. Переговоры идут. Это конфиденциальная информация», — сказали в «Роснефти».

Впрочем, можно догадаться, о привлечении к каким проектам идет речь. Только на шельфовых участках «Роснефти» перспективные ресурсы достигают 24,2 млрд тонн нефти и 23,8 трлн кубометров газа. Освоение этих участков требует порядка $400 млрд, говорил Сечин.

Кроме того, глава «Роснефти» взял на себя просветительскую миссию, сообщив потенциальным партнерам, что налоговое регулирование в России мягче, чем во многих других странах, рентабельность выше, а правительство фактически субсидирует бизнес, в том числе иностранный, за счет создания необходимой инфраструктуры.

А Юрий Лисин, первый вице-президент «Транснефти», пообещал японским компаниям госзаказов на $1 млрд: компания нуждается в модернизации оборудования. «Мы вообще-то сами производим насосы и другое оборудование, но нам необходимы высокоэффективные японские технологии», — обнадежил Лисин.

Инвестиционный директор Российского фонда прямых инвестиций Константин Рыжков успокоил японских, а в большей степени российских партнеров, что РФПИ готов сотрудничать «и в хорошие времена, и в плохие». Сечин и Минниханов могли прислать на форум своих замов или помощников. Но оказались дисциплинированнее.

Санкции, объявленные Японией, носят скорее неэкономический характер, уверен сопредседатель «Деловой России» Алексей Репик. «У меня никаких проблем с визами нет, у наших партнеров тоже. Заморозили визы, потом все равно разморозят», — уверен Репик. «Деловая Россия» впервые в этом году выступила соорганизатором инвестфорума в Токио.

Развитие российских территорий и в первую очередь Дальнего Востока с участием японских партнеров — задача непростая, «это поколенческий вызов», считает заместитель министра экономического развития РФ Алексей Лихачев.

По его мнению, сотрудничество с Японией даст толчок российской энергетической отрасли, медицине, высоким технологиям, сельскому хозяйству.

Представители корпораций FESCO, Marubeni Corporation и Объединенной зерновой компании договорились на форуме увеличить экспорт зерна из портов Дальневосточного региона в Японию, Южную Корею, Китай, на Тайвань и в другие страны Восточной Азии. В дальневосточном порту Зарубино планируется строительство зернового терминала.

Но наиболее перспективная сфера сотрудничества — это, безусловно, энергетика,

считает руководитель отдела исполнения брокерских поручений ИК АТОН Ярослав Подсеваткин. Япония импортирует порядка 95–99% энергоносителей, для нее тема энергетической безопасности, получения доступа к природным ресурсам, энергосберегающих разработок, особенно в условиях снижения объемов использования атомной энергии после событий на АЭС «Фукусима», является критической, считает Подсеваткин.

Тема санкций отодвинула на второй план другую проблему взаимоотношений России и Японии — «территориальный вопрос». Между Москвой и Токио с 1945 года отсутствует мирный договор. Япония считает, что Южные Курилы в составе островов Итуруп, Кунашир, Шикотан и группы Хабомаи площадью 5036 кв. км с прилегающей акваторией отошли России незаконно. Москва настаивает, что Южные Курилы являются территорией Российской Федерации — государства — правопреемника Советского Союза, к которому эти острова перешли по итогам Второй мировой войны.

На форуме эта тема даже не затрагивалась. Обошла ее стороной и Харуми Такахаси, губернатор префектуры Хоккайдо — самой северной части Японии. Губернатор, наоборот, педалировала тему того, что от Саппоро до Владивостока или до Южно-Сахалинска расстояние меньше, чем до столицы Японии.

Минэкономразвития России планирует к 2020 году увеличить товарооборот между двумя странами до $50 млрд.